«Посылали матом, однажды женщина вытолкала из подъезда»: саратовцы рассказали, как они переписывали население во время пандемии и как на них реагировали жители

«Посылали матом, однажды женщина вытолкала из подъезда»: саратовцы рассказали, как они переписывали население во время пандемии и как на них реагировали жители
Фото предоставлено переписчиком

В воскресенье, 14 ноября, в Саратовской области, как и во всей России, завершилась перепись населения. На протяжении месяца горожане отвечали на вопросы о жилищных условиях, о составе семей, об уровне образования, о национальности. В этом году перепись впервые можно было пройти на портале Госуслуги. Но, несмотря на это, по домам жителей региона во время пандемии ходили более четырех тысяч переписчиков. В комментариях в соцсетях многие горожане высказывались, что отреагировали на их появление крайне отрицательно. Мы поговорили с саратовцами, которые работали во время переписи. Они рассказали нам, почему люди были так негативно к ним настроены и на какие вопросы отвечали наименее охотно. Фамилии собеседников, по их просьбе, мы не указали.

 

Андрей, 18 лет, студент: «Как я понял, многие не доверяют окружающим людям и государству»

— Я первокурсник. Работать переписчиком пошел, чтобы подзаработать немного денег и открыть что-то новое. Устроился достаточно легко, на работу переписчиками нас приглашали в университете. Там же и организовали собрание, где мы передали нужные документы представителям Саратовстата. Позже мы заключали контракты вместе с нашим полевым котроллером.

Моя работа заключалась в обходе 280-400 жилых помещений выделенного участка и в опросе проживающих в них людей. Все данные нужно было вносить в специальный планшет. О результатах переписи мы ежедневно отчитывались перед полевым контроллером. На счетных участках работали в основном студенты, на моем было 6 переписчиков 18-22 лет. Перед работой нам выдали специальные голубые жилеты с символикой, удостоверения-бейджики, портфели для планшетов, шарфы с символикой переписи. После окончания переписи нам разрешили оставить часть вещей себе.

Мне приходилось работать каждый день, с утра и до вечера, чтобы охватить как можно больше населения. Обычно работа занимала 4-6 часов в день. Выполнить на все 100%  план было практически невозможно, так как многие люди наотрез отказывались участвовать в переписи, либо в какие-то помещения невозможно было достучаться. Но мне всё равно удалось выполнить план почти на 90%. Зарплату обещали 18 тысяч рублей, но с налоговыми и другими вычетами она должна составить 16 тысяч. Объем зарплаты зависел от объема выполненной работы и наличия, либо отсутствия штрафов. На данный момент зарплата еще не пришла.

ПЦР-тест я сдавал вместе с другими переписчиками один раз в 1-й Советской больнице. Насколько я знаю, тесты вообще мы могли делать постоянно. Всё было бесплатно.

Во время обхода домов чувствовался негатив от жителей. Какие-то люди считали меня мошенником и прекращали разговор, какие-то ради шутки и нежелания участвовать в переписи, посылали меня. Некоторые говорили, что перепись не нужна, кто-то просто не хотел участвовать, кто-то боялся заразиться ковидом. Однажды женщина насильно вытолкала меня из подъезда, посчитав мошенником, несмотря на то, что я предъявил ей удостоверение и другие опознавательные знаки. Но в основном всё проходило хорошо и многие люди охотно участвовали.

Вопросов в опроснике было около тридцати. В основном люди отвечали на большинство вопросов, некоторые отвечали лишь на те, без которых опрос не может быть завершен. Я заметил, что саратовцев больше всего раздражал вопрос про жилищные условия, и о том, находились ли они 1 октября этого года дома. Этот вопрос был нужен для того, чтобы понять, проводит ли человек большую часть времени именно в этом помещении или он отсутствовал по какой-то причине, ее тоже нужно было учесть.

Обычно я не уговаривал людей участвовать в переписи. Если мне сразу говорили, что точно не хотят участвовать, я оставлял их в покое.

В принципе к каждым выпадам я относился нормально и сильно не переживал по этому поводу. Как я понял, многие не доверяют окружающим людям и государству, видят в этой переписи особый отрицательный контекст, либо настолько устали, что им не нужно лишнее беспокойство.

Однажды я не мог достучаться в одну квартиру два раза. На третий раз дверь мне открыла пенсионерка лет 65-70. Она была так рада, что я к ней пришел и она поучаствовала в переписи, что стала настаивать, чтобы я остался у нее дома, поел немного. Но нам во время работы нельзя было принимать приглашения в гости, поэтому я пришел к женщине уже позже. Так я познакомился с её семьей. Пенсионерка рассказала, что у нее в гостях бывает внучка и дочь, но живут они в другом месте, а сына или внука у нее никогда не было. Они с мужем настолько радушно меня приняли, что мы хорошо поладили и подружились. Теперь, когда я встречаю супруга женщины на улице, он постоянно приглашает меня зайти к ним в гости.

 

Екатерина, 37 лет, специалист по закупкам: «Просто через нас ругали власть»

— Мне предложили работу переписчиком знакомые, и я подумала: «Почему бы и нет». Деньги лишними не бывают. У меня был план обойти 403 помещения, и чтобы было как можно меньше отметок «Не застал дома». Помог в этом году портал «Госуслуги», многие прошли перепись там, и мне не пришлось ходить по этим домам. Но все же была проблема, что многих невозможно было застать дома. Конечно, можно было бы поставить отметку, что никого дома нет, это было на нашей совести. Но с первого раза я обычно так не делала, если знала, что квартира жилая. Работала я не каждый день, в среднем — по 2-2,5 часа в день, плюс еще на оформление данных в планшете тратила час-полтора.

 

1

 

ПЦР-тест на ковид я и другие переписчики на моем участке сдавали три раза. Нас собирали в больнице каждую неделю. Перед работой нас еще спрашивали, кто прививался, а кто нет. Но я вакцинировалась, поэтому допускали ли к работе не привитых, не знаю.

От того, сколько человек я застала дома во время переписи, а сколько нет, зарплата моя вообще не зависела. Она была фиксированной — около 15 тысяч рублей. Деньги я еще не получила. Еще нам говорили, что, если переписчика отстранят от работы из-за того, что тот заразится коронавирусом, зарплату ему будут выплачивать пропорционально отработанному времени. Плюс обещали выплатить компенсацию. Сумму нам не озвучивали.

Страшно было пойти к людям первый раз. Мне нужно было обойти общежитие. Я пошла еще и в выходной день. Там был темный коридор и меня напугали две полупьяные женщины. Я выбежала и сказала, что больше никуда не пойду. Мне помогла сестра, она тоже переписчиком была, мы с ней вдвоем ходили. А потом я привыкла, страха наткнуться на неадекватных мужчин, например, не было. Из всех 400 помещений только один молодой человек попросил у меня документы.

Хорошо ко мне как к переписчику отнеслась молодежь. Мне и чай предлагали, по выходным даже крепкое налить пытались. Ну и бабушки совсем старенькие готовы были не отпускать, им хотелось пообщаться.

Негатива было много от людей в возрасте 60 лет. Перед нами и двери закрывали, и орали: «Что вы сюда пришли, зачем вы это спрашиваете?». Один мужчина мне нахамил. Вроде сначала он согласился ответить на вопросы, но потом разозлился и спрашивал: «Зачем вы это спрашиваете, куда вы потом эти данные будете передавать?» Было неприятно. Хотя вопросов там в анкете таких не было, отвечая на которые я могу, например, кредит на другого человека взять. Мне даже дату рождения не хотели говорить.

Думаю, у людей такая резкая реакция была не на нас, а на власть. Мы выглядели для них как ее представители. Сейчас со всех сторон идут слухи про чипирование, о том, что везде данные передаются. Скорее всего из-за этого люди и злились. Просто через нас ругали власть.

 

Антон, 18 лет, студент: «Я думал, что могу заразиться сам, но, вроде бы, пронесло»

— Я ушел из школы после 9 класса. Сейчас учусь на третьем курсе техникума. Главной мотивацией идти работать переписчиком для меня был банальный заработок. Сложно найти работу студенту, чтобы она была со свободным графиком. Устроился на работу довольно просто, узнал о переписи через маму моей девушки, решили, что пойдем. Пришли в Саратовстат, там подали заявление и нас взяли.

Мне надо было пройти 236 квартир за месяц, в общей сложности я работал в районе 15 часов. Зарплата была фиксированная, точно не помню, но вроде бы должны заплатить 16 200 рублей с учётом всех вычитаемых процентов. Но деньги мне ещё не выплатили, обещали в течение 10-ти рабочих дней после подписи о сдаче экипировки.

Привитый я или нет, меня никто не спрашивал. ПЦР-тест я не сдавал, один раз мне только предложили бесплатно пройти тест на антитела, где-то в середине переписи. Вопросы жители на тему вакцинации тоже не задавали. Было, наверное, квартир 5-6, в которых были люди на карантине, болевшие ковидом. Я думал, конечно, о том, что могу заразиться сам, но я делал все, чтобы этого не произошло, и, вроде бы, пронесло. Все переписчики ходили по домам в средствах защиты.

Самую негативную реакцию у жителей вызывали вопросы об образовании и годе рождения первого ребенка. Один раз женщина разозлилась и сказала, что дальше проходить перепись не будет, мол, зачем вам такая информация.

Чаще всего бабушки и дедушки меня как переписчика встречали с улыбкой и с ней же провожали. Но были те, кто напрямую слал подальше и матом, другие говорили, что дверь не откроют, кому-то не нравился перечень вопросов. Я людей в какой-то мере понимаю. Сейчас все обозленные. Ковид, а мы по квартирам ходим, людей опрашиваем. Проводить перепись во время пандемии, конечно, не лучшая идея, но в этой работе, как я говорил девушке, главное через себя негатив не пропускать, чтобы вообще руки не опускались. Так что обидно мне на слова людей не было.