«Права кур соблюдены»: жители Энгельса рассказали о подпольной птицефабрике среди жилых домов и о том, что власти упорно не хотят ничего замечать

6 августа 2020, 17:38
«Права кур соблюдены»: жители Энгельса рассказали о подпольной птицефабрике среди жилых домов и о том, что власти упорно не хотят ничего замечать
© ИА «Версия-Саратов»

В редакцию ИА «Версия-Саратов» обратилась многодетная семья из Энгельса. Люди отчаялись просить помощи у местной власти и государственных служб, и не знают, как справиться с проблемой самостоятельно. Дело в том, что их ближайшие соседи разводят дома кур, индюков и другую птицу. В промышленных масштабах. Со всеми вытекающими (в буквальном смысле) и сопутствующими эффектами для окружающей среды и людей.

 

Воздух — чистый аммиак

Гюнаш Азимова с мужем и тремя маленькими детьми проживают в частном секторе города Энгельса на Невском тупике. Семья поселилась здесь 12 лет назад. По словам Гюнаш, никто не предполагал, что жизнь здесь со временем станет невыносимой.

«Мы знали, что соседи занимаются птицей — торгуют ею на рынке, — рассказывает Гюнаш. — Но это не создавало проблем и не вызывало опасений. Их двор был открыт, и мы видели, что птицы немного. Ну, куры и куры. Досаждали только рои мух. Хотя по сравнению с тем, что мы имеем сейчас, мухи — меньшее зло».

Гюнаш Азимова, а также еще несколько человек из соседствующих с частной птицефермой домов, рассказывают, что задыхаются от зловоний, тонут в нечистотах и страдают от нашествия крыс.

Тамара Пастухова соседствует с птичником задними дворами. Её главной проблемой кроме неприятного запаха и крыс стали потоки птичьего помета, которые регулярно стекают в её огород.

 

IMG_8229

Тамара Пастухова

 

«Я ничего не могу вырастить в своем дворе, потому что его затапливает этой жижей, — говорит Тамара Васильевна. — Птичий навоз же ядовитый, он убивает землю. Каждый год убивает все, что я сажаю в огороде. Разве это нормально?».

«Про страшную вонь и говорить нечего, — возмущается еще одна соседка Елена Алексеевна. — Сами же чувствуете сейчас. И это они еще недавно чистили у себя там. И ветра нет. Обычно все гораздо хуже. Ароматы непередаваемые. Дышать просто невозможно. Чистый аммиак. Аллергический ринит и воспаленные красные глаза — вот с этим теперь приходится жить». 

Соседский птичник привлек внимание крыс и мышей. По словам местных жителей, грызуны проникают в их дворы и дома.

 

 

«И хотя они их периодически травят и крысы приползают к нам умирать — это создает только новые проблемы. Я просто боюсь, что мои маленькие дети где-нибудь наткнутся на этот крысиный яд, — говорит Гюнаш Азимова. — Кошки, которых мы заводим с крысами бороться, дольше 2 лет не держатся. Дохнут. Скорее всего, все от тех же ядов. Да мы и сами уже отравлялись их химикатами. Соседи проводили какую-то обработку у себя, а у меня и двух моих старших детей в тот же день появились симптомы отравления — рвота, тошнота. Можно было бы подумать, что совпадение, если бы и у их работника не обнаружились те же симптомы. Он тут недалеко живет. Его жена даже обещала быть свидетелем, если что. Но мы не стали никуда обращаться. Дома препаратами отпаивались». 

 

«Права кур соблюдены»

Тамара Пастухова и Гюнаш Азимова говорят, что на протяжении всех 12 лет пишут письма в самые разные инстанции. Хотят разобраться, насколько законно содержать «промышленный птичник» в черте города и можно ли найти управу на соседей. Женщин поддерживают около десятка дворов по Невской улице и Невскому тупику и около 20 человек (судя по подписям в коллективных обращениях, — прим. авт.).

«Ирина (хозяйка птичника, — прим. авт.) и ее семья устроили в своем личном подворье целую птицеферму, — рассказывает Тамара Пастухова. — Но сами ничего не выращивают. Это посредники-перекупщики. Они закупают живую домашнюю птицу на птицефабриках и перепродают ее. Сбывают как сами на рынке, так и другим розничным продавцам. К ним сюда постоянно приезжают машины выгружают и загружают птицу в клетках. Куры, индюки и т. д. так прямо в клетках содержатся в подворье несколько дней. Перед выходными — днями торговли на рынке — часть птицы забирают другие машины».

 

IMG_8232

 

Так называемая птицеферма, судя по всему, является промежуточным звеном в поставке птицы с фабрики, где ее выращивают, до конечных потребителей — физических лиц. Так как фабрики не продают птицу физлицам напрямую, реализация происходит через сеть перекупщиков.

При этом как говорят недовольные жители, они не видят ничего предосудительного в этом бизнесе как таковом. Почему нет? Люди придумали себе такой вид заработка, и он дает свои плоды. Вопрос у них только один: «Зачем заниматься этим в черте города и в прямом смысле слова портить жизнь другим людям?».

«Мы писали и в Управление Ветеринарии, Роспотребнадзор, Россельхознадзор, в администрацию Энгельсского района, в районную прокуратуру, обращались к участковому и даже в Водоканал. Результата никакого нет, — говорит Гюнаш Азимова. — Нам приходят в ответ лишь отписки. И соседка-фермер, чувствуя свою безнаказанность, продолжает вести свое подворье».

В Роспотребнадзоре людям ответили, что территории частных домовладений не являются объектами государственного надзора. Россельхознадзору, по словам жителей домов по Невскому тупику, не хватило для проведения проверки какого-то договора с ЛПХ. Остальные ведомства, по мнению наших собеседников, подошли к проверкам формально.

«Если коротко, то нам говорят, что права кур соблюдены, а вы, мол, как хотите, — сетует Тамара Пастухова. — Но как раз после наших жалоб в ведомства, соседи начали обрабатывать свой птичий двор от вредителей. Видимо, проверки какие-то все-таки были». 

Поводом обратиться в Водоканал стало то, что хозяева птичника сбрасывали навоз с подворья в канализационный люк. И были замечены.

«Они просто тележками вывозят весь этот птичий навоз и спускают в канализацию, — говорят наши собеседники. — У нас есть видео, мы все это на телефоны снимаем. Мы предполагаем, что был сделан врез в центральную канализацию. Вопрос, законно ли? Водоканал на наше обращение ничего не ответил. Хотя проверка была. Кто знает, может быть, уже договорились с проверяющими как-то?».

 

IMG_8240

 

По словам Тамары Пастуховой, все инстанции, куда направлялись обращения, ссылаются на 112-ФЗ — О личном подсобном хозяйстве. «Но ведь этот закон говорит об ЛПХ за городской чертой, находящихся в сельской местности. А мы в городе Энгельс живем. В черте города такими вещами заниматься нельзя! Это недопустимо! Мы сами уже вынуждены были начать изучать законы, знаем, о чем говорим», — заявляет Тамара Васильевна.

 

В законах пишут…

На самом деле прямого запрета на содержание в своих жилищах и на своих участках птицы, кроликов и других домашних животных в российском законодательстве нет. А согласно 112-ФЗ, действительно, можно построить курятник, крольчатник, козлятник на приусадебном участке в границах населенного пункта.

И все-таки есть нюансы.

По словам юристов, вопрос упирается в категории земельных участков и виды разрешенного использования (ВРИ). То есть, организовать и зарегистрировать ЛПХ можно при соответствующем ВРИ.

Участки под ЛПХ могут входить в состав земли населенного пункта или иметь сельхозназначение. На таких участках разрешается выращивать сельхозпродукцию и домашний скот. Обычно такие земельные участки располагаются в сельской местности. Поэтому у жителей сел и деревень нет проблем с соседями из-за кур, гусей, свиней и прочей живности.

Однако в частных секторах городов земельные участки чаще всего относятся к категории ИЖС (под индивидуальное жилое строительство). А закон, по словам юристов, не разрешает «осуществление хозяйственной деятельности, связанной с разведением домашних пород птиц на участках ИЖС». 

При подобного рода нарушениях рекомендуется обращаться в Государственный земельный контроль при Управлении Росреестра. С требованием привлечь к ответственности владельца участка за нарушение вида разрешенного использования.

Кстати, что касается спорной «птицефермы» на Невском тупике, то согласно публичной кадастровой карте, видом разрешенного использования участка по тому же адресу значится как раз «индивидуальная жилая застройка».

Жаловаться в Роспотребнадзор, в территориальный центр гигиены и эпидемиологии, юристы советуют на нарушение санитарных норм.

«Можно провести на платной основе экспертизу, которая установит факт наличия в атмосфере дурнопахнущих веществ или отравляющих веществ в огороде из-за стоков и по причине деятельности вашего соседа. Это будет дополнительным доводом для суда, что ваши права действительно нарушаются, и суд, с наибольшей вероятностью примет вашу сторону», — говорят они.

 

Бросить все и бежать?

Но наши собеседники уже слабо верят в силу закона. По их словам, все проверки, которые проводились по их коллективным жалобам, не принесли никакого результата: «Возможно, эта птицеферма каким-то образом узаконила свою деятельность. Если раньше соседи просили нас никуда не жаловаться и обещали вывезти свое хозяйство за город, то теперь насмехаются и говорят, что можем жаловаться куда хотим. Уже не боятся».

 

IMG_8253

 

Гюнаш Азимова была готова все бросить и увезти детей подальше от птичника: «Я предлагала мужу продать дом и уехать, потому что у меня уже сдают нервы, и я боюсь за детей. Но он не хочет. Говорит, дом с нуля построил и вообще почему, из-за неправильного поведения соседей, мы должны бросать все и бежать?»

Соседи фермеров, тем не менее, уверены, что контрольно-надзорным органам еще есть что проверять. Вопрос стоков опять же остается открытым.

 

«Нас тут нет!»

Поговорить с самими владельцами птицефермы, на которых жалуются соседи, нам не удалось. Всего 12 лет назад, по словам местных жителей, этот двор был открытым. Понять, что там происходит, можно было всего лишь заглянув через забор. Теперь это неприступная крепость.

Со стороны улицы хозяйство отгорожено металлическими воротами и каменной стеной забора. Со стороны соседнего двора — стенами высоких сараев.

«Сараи, кстати, вплотную упираются в наш участок. Это ведь тоже нарушение. Все осадки в дождь и снег с крыш их построек стекают в наш двор. Но у нас никто не спрашивал, не возражаем ли мы против такого строительства», — говорит Гюнаш Азимова.

К журналистам никто из хозяйства не вышел. Женщина, в которой соседи опознали хозяйку «птицефермы», через запертую калитку заявила журналистам, что никакого птичника в ее дворе нет и разговаривать с нами ей некогда.

Правда, в то же самое время мы, кажется, спугнули пару их клиентов. К хозяйству дважды приезжали грузовые машины. В первой люди при виде журналистов, прокричали что-то вроде «Не впутывайте нас и разбирайтесь сами!». А потом сделали вид, что ошиблись адресом. Вторая, не обращая на нас внимания, спокойно загрузила клетки с курами и укатила восвояси.