«При наших законах я никому не буду рекомендовать списание долгов»: жители региона рассказали о тонкостях процедуры банкротства, которую многие считают «схемой аферистов»

9 сентября 2020, 13:57
«При наших законах я никому не буду рекомендовать списание долгов»: жители региона рассказали о тонкостях процедуры банкротства, которую многие считают «схемой аферистов»
© ИА «Версия-Саратов»

Сельчанин Николай практически всю жизнь проработал в школе физруком. Потом, как завещал экс-председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев, учитель пошёл в бизнес. Теперь он обладатель «звания» — дважды банкрот (физрук, не Медведев). А вот молодая парикмахерша из Саратова по имени Марина, тоже оказавшаяся на финансовом дне, о банкротстве может только мечтать. Пока она скрывается от коллекторов и надеется, что те не перейдут черту в выбивании долгов.

ИА «Версия-Саратов» продолжает серию публикаций о жителях региона, решивших себя обанкротить. Часто таких людей называют «аферистами», полагая, что они намеренно набирают кредиты, заранее решив их не отдавать. Возможно, при помощи такой схемы действительно кто-то пытается обогатиться. Но, как показывает практика, для людей, которые оказались в безвыходной ситуации, банкротство — это довольно болезненная и сложная процедура.

 

Николай (имя изменено по просьбе собеседника) живёт в одном из сёл Хвалынского района Саратовской области:

— Большую часть жизни я проработал учителем. А потом в фермеры подался. На свою голову. В начале двухтысячных я работал на элеваторе в совхозе, а потом его преобразовали в крестьянско-фермерское хозяйство. Выкупили земли. Как раз на базе элеватора создали КФХ.

Тогда было такое время, когда землю и имущество совхозов и колхозов можно было почти за бесценок купить. Так вот, новые хозяева приобрели туда два трактора-«Белоруса» в лизинг и ещё кое какую-технику — плуги, борону. А потом, в 2010-м, видимо, надоело им это. И они КФХ переписали на меня, а сами всё бросили.

Кроме меня в КФХ в тот момент работало ещё три человека. Вот их я и нанял. Собственно, все доходы от сельскохозяйственной деятельности у меня ушли на погашение кредитов за технику и выплату заработной платы этим работникам. Даже сам я зарплату фактически не получал.

На меня повесили два трактора, купленных в лизинг и новый комбайн «Полесье». Я решил, что выкарабкаюсь. Взял у собственников — бывшего своего начальства — землю в аренду на два года. Решил, что этого времени мне вполне хватит, чтобы встать на ноги.

Два года я урожай собирал и выплачивал в банк проценты. Суммарно я отдал три миллиона рублей. А в 2010 году засуха была страшная, как итог — неурожай. В 2011 году — то же самое. Цена на пшеницу слабая по всей России, даже покупателя сложно было найти. А кредиты платить чем-то надо было!

Очень надеялся на возмещение от минсельхоза за покупку новой техники. Я с юристами пообщался, вместе мы собрали все необходимые бумаги. По ним мне полагалось частичное возмещение стоимости комбайна — полтора миллиона рублей.

Но мне попросту нечем было выплачивать кредиты за остальную технику. Мой план был такой — получить возмещение от ведомства за комбайн, выкупить его. Тогда бы за следующие два лета я бы постарался, из кожи вон вылез, но справился бы. Со всеми смог бы рассчитаться.

И вот, в 2013 году я подал все документы на возмещение за покупку комбайна в министерство. На деле оказалось, что там очень хитрая схема. В управлении сельского хозяйства есть контора, которая принимает и рассматривает заявления. Не знаю, как так вышло, но она якобы никому не подчиняется. Министр пишет мне ответы, что возмещение будет, а эта контора говорит, что не подчиняется министру напрямую. В конце концов, мне отказали в возмещении за комбайн.

Осенью 2014 года я решил всё бросить и обанкротиться. Сначала я обанкротился как глава КФХ. Но в банках сидят очень хитрые люди, которые маленькой строчкой пишут, что в случае банкротства предприятия руководитель отвечает уже как физическое лицо. То есть я проходил эту процедуру дважды, а заняло это у меня в сумме шесть лет. Представьте: четыре года банкротился как глава КФХ, два — уже как физлицо. Только сейчас наконец-то всё завершилось. Всё это время я тратил свои деньги и нервы.

Суды по банкротству очень затягиваются. И не только в моём случае, это обычная практика. Бумаг из суда у меня накопилось две толстенные папки. Собрались суд проводить, у судьи пальчик заболел, и всё: «Отложить заседание на месяц». Через месяц собрались, два слова сказали и опять: «Отложить».

В середине осени 2018 года признали банкротом моё фермерское хозяйство. Пойти на банкротство физического лица я всё равно был бы вынужден. Потому что закончилось бы то банкротство, а комбайн всё ещё остаётся за мной. Мне 2,5 миллиона его стоимости с пенсии, что ли, вычитать?!

Наконец-то процедура списания долгов закончилась. Вот, праздную… Признали банкротом меня давным-давно, но реализация имущества затянулась на два года. Я лишился 84 гектаров земли, двух плугов и комбайна, за который я, к слову, выплатил уже больше половины. Сейчас, наконец, суд постановил — я никому ничего не должен.

Сколько я отдал за банкротство (юристам — прим. ред.) — лучше не спрашивайте. Больше полумиллиона за банкротство КФХ точно, потом ещё около 400 тысяч, как физическое лицо. Моё предприятие, к слову, в итоге мне помогло — деньги на банкротство я получил, сдав последний урожай. Нанял адвоката и управляющего.

Мои чувства по поводу «успешного» окончания процедуры? Хорошо, что хоть сам живой. Серьёзно! При наших законах я никому не буду рекомендовать списание долгов. А если кто-то всё-таки очень хочет, лучше пусть сначала послушает мои рекомендации. Надо заранее решить вопрос со своим имуществом. Хотя, может, это сейчас уже не секрет. Я занимался признанием себя финансово несостоятельным, когда только закон о банкротстве вышел. Теперь-то, наверно, люди научены чужим опытом…

 

Марина, 26 лет, работает парикмахером:

— Началось всё с того, что я решила приобрести квартиру в ипотеку. Для этого взяла кредиты в нескольких крупных банках страны — «Сбербанке», «Альфа-банке» и ВТБ. Эти деньги мне нужны были для выплаты первоначального капитала. Это достаточно крупная сумма — 600 000 рублей. Понятно, что простому парикмахеру трудно найти такие деньги. Так что я набрала кредитов именно на эту сумму и исправно и своевременно гасила все платежи по ним вплоть до весны этого года.

Проблемы у меня начались весной, в конце марта. Парикмахерские, как и большинство других организаций в сфере услуг, оказались закрыты из-за карантина. Так что, когда объявили о начале «нерабочих дней», я осталась без заработка. Разумеется, и платить по кредитам мне оказалось нечем, так что я решила взять микрозайм.

Я понимала, конечно, чем это грозит, но тогда всерьёз не восприняла карантин и все эти ограничительные мероприятия. Не думала, что на несколько месяцев встряну с работой. В общем, прикинула и решила, что смогу погасить и долги перед МФО (микрофинансовые организации — прим. авт.), даже с учётом их процентов.

Кстати, когда микрозаймовые организации говорят в рекламе о «деньгах за 10 минут», они нисколько не преувеличивают. Составление заявки на получение выплаты занимает больше времени, чем получение самого займа. Указываешь свои личные данные, прикрепляешь фото паспорта и данные карты, дожидаешься подтверждения. На всё это как раз и уходит около 10 минут. Деньги на карту действительно приходят почти мгновенно.

Тогда я оформила займ на WebMoney. Весной, в итоге, я дважды обращалась к этой МФО, и «одолжила» у них суммарно 50 000 рублей. Первый займ мне предоставили под 13% в месяц — это чуть ли не самый низкий процент для микрокредитов. Второй — только под 18% в месяц, поскольку я ещё не расплатилась с предыдущим займом. Некоторые организации предоставляют деньги вообще под 50% в месяц.

Выбора у меня не было, а я была уверена, что рассчитаюсь со всеми своими долгами, если вскоре снова выйду на работу. Но карантин затягивался, парикмахерские по-прежнему были закрыты, так что мои финансовые проблемы только накапливались. Платить было нечем, а долги были.

Микрофинансовые организации, разумеется, пунктуальны не только при предоставлении займов. Буквально на следующий день после первой же просрочки первой же выплаты начинают поступать угрозы от коллекторов. Ну, то есть, взял ты микрозайм на месяц, 30 дней, и вот на 31 день тебе уже звонят и угрожают.

Вообще коллекторы от банков и от МФО будто с разных планет. Первые работают крайне тактично и даже звонят не чаще двух раз в неделю, как того и требует закон. Вторые действуют по логике: «Нечем платить тебе? Тогда заплатят твои родственники».

Как я выяснила позже, коллекторские организации напрямую никак не связаны с МФО. Ни о какой этике со стороны коллекторов говорить не приходится. Они обзванивали всех моих родственников, угрожали им. Были от коллекторов обещания «приехать-поговорить» и всё такое. Нашли даже моего бывшего мужа, пытались ему «предъявлять», но он иронично отвечал на их вопросы, троллил, так что они быстро забросили идею связываться с ним.

Несколько раз были очень неприятные ситуации. Например, однажды коллектор создал аккаунт во «Вконтакте», где на стене выкладывал фотографии должников и распространял их личные данные. Например, номер телефона и адрес прописки. Была там и моя фотография. В итоге всё вылилось в рассылку этого поста всем моим друзьям в социальной сети. Я даже хотела обратиться с заявлением в полицию, в связи с публикацией моих личных данных. Впрочем, всего через несколько часов этот пользователь удалил страницу.

Ещё один раз мне решили напомнить о моём долге, написав мне напрямую во «ВКонтакте». К сообщению была прикреплена картинка с крысой (да, с животным) и подписью вроде «Все должны знать, что здесь живёт крыса, должна денег, может обманывать людей». Само сообщение содержало обещание коллекторов расклеить эти стикеры в подъезде по адресу моей прописки. Адрес, по которому я проживала фактически, им, видимо, был неизвестен. Но с чем-то более жёстким, вроде битья стёкол и так далее, я не сталкивалась. Насколько знаю, сейчас они уже так не работают, эти времена прошли года четыре назад, когда был принят Федеральный закон, регулирующий деятельность коллекторов.

Ещё один неприятный сюрприз для должников МФО — это внезапные списания денег с карты. Когда при оформлении микрокредита вы указываете данные своей кредитки, это нужно далеко не только для скорейшего начисления денег вам на счёт. Если вы не выплатили займ вовремя, с этой же карты у вас начнут понемногу выводить сумму долга.

В один прекрасный день мне пришло сообщение от популярного онлайн-магазина о регистрации на их сайте. Следом за ним, в течении двух-трёх минут приходили аналогичные SMS от банков, онлайн-магазинов, сервисов такси, доставки еды и так далее. И одно сообщение от неизвестного номера, немного разъясняющее ситуацию: «Тебе ***, можешь выкидывать симку». Я поняла, что это мои «друзья»-коллекторы, что и подтвердил мне быстрый поиск в интернете. Кстати, все эти сервисы знают о такой проблеме и даже предлагают пути решения. Можно написать в поддержку и легко добиться удаления аккаунта или получить бонусы и промокоды от сервиса.

Мне пришлось пользоваться приложениями, блокирующими пользователей вне записной книги телефона. Это решает проблему — какое-то время после блокировки звонков не было вообще. Но потом они возобновились. Правда, сама я их не вижу и не слышу, просто через несколько часов приходят уведомления, что я пропустила несколько вызовов.

Пообщавшись с близкими, я приняла решение оформить банкротство. Фактически, это единственный способ для меня избавиться от долгов. Я постаралась ознакомиться со всеми нюансами этой процедуры и её последствиями.

Естественно, далеко не всегда процедура несостоятельности заканчивается благоприятно для должника. Суд может признать банкротство преднамеренным. Тогда на гражданина будут действовать все негативные последствия банкротства без списания долгов. А ещё это будет квалифицировано судом как административное правонарушение, за которое полагается штраф. Если же общая сумма задолженности будет выше 2,25 миллиона рублей, то наказанием может стать и лишение свободы. Но в моём случае такой исход суда маловероятен, потому что вплоть до весны этого года я своевременно выплачивала деньги по своим обязательствам перед банками.

Можно сказать, что о защите от негативного влияния оформления банкротства я позаботилась заранее. Например, квартиру, ради которой и начиналась вся эта эпопея, оформил на себя мой родственник. Я живу сейчас именно в ней, но изъять её по закону нельзя. Остальные ограничения, вроде запрета на повторное банкротство в течение последующих пяти лет, отказ банков на выдачу новых кредитов меня как-то не слишком пугает.

Схема с банкротством, если максимально упростить, работает примерно так. Проходит суд, судебные приставы проверяют имущество, изъяв которое можно погасить долги гражданина. Если имущества нет — значит, и возвращать долг нечем, человека признают банкротом со списанием всех долгов.

Как ни странно, достаточно сложно найти юриста. В основном, все юридические организации предлагают свою помощь по одним и тем же условиям. Банкротство при долге менее 500 тысяч рублей не рассматривается. Логика простая — само оформление процедуры банкротства будет стоить вам не менее 300 тысяч рублей, так что самому клиенту вряд ли будет выгодно идти на это. Как обещают конторы, вся процедура банкротства займёт около 3-4 месяцев. Конечно, все компании уверяют, что вернут деньги в случае неудачи. Но на деле всё несколько сложнее, как я поняла из сообщений на форумах. Предоплату, в основном, требуют в объёме 70% от суммы.

Находятся юристы-частники, обещающие провести процедуру банкротства должника всего за 50 тысяч рублей. Но я знаю, что около 40 тысяч уходит только на оформление документов в суд. Остальная сумма попадает к самому юристу, как плата за его работу. Никто же в здравом уме не станет тратить три месяца своей жизни ради выручки в 10 000 рублей.

Если честно, пока что в Саратове нет юридической фирмы, которой я бы доверила это дело. Ну и требуемой для банкротства суммы денег у меня тоже пока ещё нет. Долго считала для себя оформление банкротства единственным выходом, но в итоге поняла, что быстро получить 300 тысяч рублей на процедуру я смогу, только взяв новый кредит. В общем, затея теряет всяческий смысл. Так что продолжаю жить, как и раньше — скрываюсь, живу не по месту прописки, блокирую номера не из телефонной книги и так далее.