Прикончить Саратов: вопреки обещаниям Путина и решению Высшего арбитражного суда, чиновники пытаются отменить итоги приватизации Крытого рынка, делая небезопасной любую предпринимательскую деятельность в регионе

Прикончить Саратов: вопреки обещаниям Путина и решению Высшего арбитражного суда, чиновники пытаются отменить итоги приватизации Крытого рынка, делая небезопасной любую предпринимательскую деятельность в регионе
Крытый рынок / © ИА «Версия-Саратов»

В Саратове запущен процесс пересмотра итогов приватизации 90-х годов. Похоже, что заявления руководства страны, судебные решения и здравый смысл для этого не преграда. Составляются «расстрельные экономические списки». Под удар, весьма избирательно, попадают местные предприниматели. И плевать на последствия, к которым такие действия в результате приведут. Один из объектов новоявленной экспроприации — Крытый рынок, приватизированный ещё в 1995–1997 годах. Это не просто атака на бизнесменов — добросовестных приобретателей имущества. Это похоже на банальный большевистский грабёж, вступающий в явное противоречие с заявленным руководством страны курсом.

 

Высший Арбитражный суд: это покушение на стабильность

С ноября 2020 года в Арбитражном суде Саратовской области рассматривается заявление Территориального управления Росимущества о возврате земельного участка под зданием Крытого рынка в собственность РФ. Речь идёт об объекте с кадастровым номером 64:48:060209:8, площадью 10 072 квадратных метра, расположенном в Саратове под торговым зданием на улице Чапаева, 59.

Спорная земля много лет принадлежала двум организациям — ЗАО «Крытый рынок» (421/1000 доли) и ОАО «Торговый дом «Центральный» (579/1000 доли). Эти компании в 90-х годах прошлого века приватизировали здание рынка вместе с участком под ним.

В мае 2021 года представители управления в суде заявили о том, что намерены забрать у владельцев не только землю, но и постройку на ней. Истец попытался внести соответствующие уточнения в своё заявление. Но 20 мая суд отказал в удовлетворении такого ходатайства, предложив подать отдельный иск об изъятии рынка. И едва ли чиновники, уже объявив о своих планах, откажутся от них.

В 2010 году местное управление Росимущества уже пыталось через суд вернуть здание в собственность государства, обосновывая это тем, что оно является памятником истории и культуры. При этом, о том, что постройка является памятником, изначально знали все. И в 90-е, когда рынок приватизировали, и позднее, когда в соответствии с действующим законодательством все собственники здания были обременены государством соответствующими «охранными обязательствами».

Судебный процесс тогда затянулся на несколько лет. Первая инстанция отказала в удовлетворении требования Росимущества, а апелляция и кассация встали на сторону властей. Однако чиновники в итоге проиграли процесс.

В марте 2012 года председатель Высшего Арбитражного суда РФ Антон Иванов поставил точку в споре, заявив, что отменить приватизацию нельзя. Более того, властям пришлось заплатить собственникам около 1 миллиона рублей компенсации.

Помимо Иванова дело тогда рассматривала коллегия из 12 членов президиума Высшего Арбитражного суда. Передовые юристы страны изучили этот вопрос досконально, в чём можно легко убедиться и сейчас. Вступившее в законную силу решение ВАС России размещено в открытом доступе на официальном сайте арбитража. Вот лишь некоторые цитаты из него (с полным текстом можно ознакомиться по ссылке).

«При рассмотрении виндикационного иска (об истребовании имущества из собственности, — прим. авт.) обеспечивается возможность установления добросовестности приобретения имущества и его надлежащего собственника, соединение права и фактического владения, а также защита владельца правилами об исковой давности, что гарантирует всем участникам спора защиту их прав, интересов, а также стабильность гражданского оборота».

«Удовлетворение судами апелляционной и кассационной инстанций заявленных требований при указанных обстоятельствах нарушает принцип правовой определенности и не обеспечивает конституционного права на равную защиту всех форм собственности».

Иными словами, десять лет назад было пресечено покушение на стабильность, определённость и конституционные права граждан. На долгие годы всё затихло. Похоже, чиновников вполне устраивало то, что одно из красивейших строений Саратова, памятник истории и культуры, содержат и охраняют частные собственники.

Теперь же власти по какой-то причине решили снова наступить на старые грабли, которыми однажды уже больно получили по носу с миллионным ущербом для бюджета. Но есть один нюанс. Если ранее они безрезультатно пытались отобрать собственность у компаний, которые непосредственно участвовали в приватизации Крытого рынка, то теперь нацелились на добросовестных приобретателей помещений в историческом здании.

 

С кем воюем?

Дело в том, что один из собственников здания Крытого рынка — ОАО «Торговый дом «Центральный» — с декабря 2017 года находится в процедуре банкротства по иску ПАО Банк «ФК Открытие». Сумма требований превышает 220 миллионов рублей. Ещё одним кредитором должника является банк «Саратов» (более 70 миллионов рублей).

Кредитные организации давали огромные суммы торговому дому не просто так, а под залог имущества — помещений рынка и земли под ним. Конечно, крупные банки не могли выдать деньги, не удостоверившись в том, что они смогут, в случае чего, вернуть их, через продажу заложенной недвижимости. Так и случилось.

В 2020 году конкурсный управляющий ТД «Центральный» — Елена Аверьянова — объявила о проведении торгов по продаже части Крытого рынка для расчёта с кредиторами. За 118,8 миллиона рублей желающим предложили приобрести часть помещений в здании, а также большую долю в земельном участке под рынком.

Покупатель нашёлся не с первого раза — торги пришлось проводить повторно. В итоге по назначенной стоимости имущество приобрела саратовская фирма «Илга», занимающаяся арендой и управлением недвижимостью. Произошло это 4 августа 2020 года.

Стоит отметить, что торги были объявлены в ходе судебного процесса, в рамках дела о банкротстве одного из собственников Крытого рынка. За этими процедурами имели возможность наблюдать все — надзорные и контролирующие органы, чиновники всех уровней власти, те же представители Росимущества.

Ни у кого тогда не возникло ни единого вопроса. Не было и претензий по поводу стартовавшей продажи залогового имущества компании-банкрота. Никто даже не думал накладывать обеспечительные меры на проведение каких-либо операций с памятником истории и культуры. Право собственности ООО «Илга» на помещения и землю Крытого рынка было в законном порядке зарегистрировано в Росреестре. А конкурсный управляющий получил крупную сумму для расчёта с кредиторами.

И вот, как только всё было официально, по закону оформлено, а полученные от продажи здания и земельного участка деньги с расчётного счёта предприятия-банкрота ушли кредиторам, в Арбитражный суд поступило заявление ТУ Росимущества по Саратовской области об изъятии земли под рынком. Иск зарегистрирован 26 ноября 2020 года.

«Это было похоже на какую-то спланированную акцию, — поделился впечатлением от происходящего представитель фирмы-приобретателя. — Государственные органы завершают все регистрационные действия, и тут же в суд поступает иск Росимущества! Это что — совпадение такое? Более десяти лет после решения Высшего арбитражного суда, и более двадцати пяти лет после приватизации, они наблюдали за тем, как здание находится в частной собственности, а чиновники правительства контролировали исполнение собственником здания охранных обязательств по объекту культурного наследия. Потом наблюдали за тем, как конкурсный управляющий пытается продать имущество. Потом зарегистрировали право добросовестного приобретателя на это имущество. И тут вдруг решили вернуть землю. Или может это сговор лиц такой был? Если так, то участвовал ли в таком сговоре конкурсный управляющий, продававший имущество на официальных торгах?»

Собеседник отметил, что саратовские предприниматели никогда бы не стали вкладывать огромные средства в расширение бизнеса, если бы не были уверены в том, что сделка абсолютно законна. А уверенность в этом придавало вступившее в силу решение Высшего Арбитражного суда о том, что приватизация Крытого рынка не может быть отменена.

«Сейчас представители всех этих органов, которые наблюдали за происходящим и выжидали завершения регистрации права собственности, кивают друг на друга. Мол, это не мы, это всё — они. Указывая друг на друга. Ну, или палец вверх поднимают. Якобы — оттуда команда. Откуда оттуда? Непонятно», — подчеркнул представитель компании.

Между тем, наблюдатели полагают, что нападки на законных собственников Крытого рынка со стороны властей могут привести к необратимым последствиям. И сделать небезопасной любую предпринимательскую и инвестиционную деятельность в регионе.

Речь уже не идёт о внешних инвесторах. Если даже внутренний инвестор — тот самый средний класс, который так старались взрастить чиновники на протяжении многих лет — не может быть уверен в завтрашнем дне. Совсем.

То есть, он вкладывает деньги в развитие, а на выходе получает иск с требованием всё отдать государству. Какой уж тут инвестиционный климат? Это больше похоже на существование в условиях военного времени. Только вот с кем воюем? Вопрос.

 

Этот город в огне

Особенно парадоксально саратовская история выглядит на фоне неоднократных заявлений руководства страны о том, что итоги приватизации в России никто пересматривать не намерен. Например, в том же 2012 году, когда ВАС РФ отказал Росимуществу в претензиях на здание Крытого рынка, газета «Ведомости» опубликовала авторскую статью премьер-министра России Владимира Путина, в том числе, по этой теме.

Федеральный сайт «ЕР» тогда подготовил отдельные выдержки, озаглавив публикацию так: «Путин: Пересмотра итогов приватизации 90-х не будет».

«По мнению Путина, „отъем собственности сейчас, как предлагают некоторые, привел бы просто к остановке экономики, параличу предприятий и всплеску безработицы“. Кроме того, отмечает премьер, „многие нынешние собственники этих активов формально являются добросовестными приобретателями“», — говорится в публикации.

И с этим трудно поспорить. В случае с пересмотром итогов приватизации 90-х годов, начавшемся в Саратове в последние годы, все опасения Владимира Путина могут воплотиться в отдельно взятом областном центре.

Изъятие земельного участка рядом с гостиницей «Словакия» на саратовской набережной. Отъём земель бывшего «Саратовского авиационного завода». Попытка изъятия из частной собственности здания кинотеатра «Победа» в центре города…

Всё это — совершенно разные истории со своими нюансами. Но кое-что их объединяет. Как и в случае с Крытым рынком, «работа» словно идёт по неким «расстрельным экономическим спискам». Спискам тех, на кого в следующий раз будет «натравлено» Территориальное управление Росимущества.

Само управление, которое является федеральной структурой и, по идее, должно подчиняться напрямую руководству из Москвы, со стороны выглядит безвольной марионеткой. Кто может дёргать за ниточки, составлять и утверждать списки, настаивать на внимании к определённым собственникам и бизнесменам? Нам ещё предстоит до конца выяснить.

Пока же остаётся констатировать, что от подобных действий, прежде всего, страдают добросовестные приобретатели недвижимости. Далее, по цепочке, люди, которые работают в организациях, подвергнутых нападкам. Страдает инвестиционный имидж Саратова и региона в целом. Страдает город, который, кажется, кто-то намеренно пытается прикончить всеми возможными способами.

Удивительно, но у всевозможных органов — властных, контролирующих, надзорных и прочих — совершенно не возникает вопросов к самим себе. И к своим предшественникам. В этом плане ответственность нулевая.

Правда замечательно? Наказывают того, кто добросовестно приобрёл и официально зарегистрировал. А те, кто десятки лет назад ставил свои подписи под документами, разрешающими приватизацию, совсем не при делах. Как не при делах и те, кто должен был все эти годы следить за сохранностью федерального имущества. Как и те, кто выдавал охранные обязательства новым собственникам. Как и те, кто регистрировал сделки по переходу имущественных прав. Список этих лиц можно продолжать, и люди эти известны поименно.

Так, может быть, компетентным органам стоит начать искать не крайних, а виноватых? Ради интереса и сохранения законности на отдельно взятой территории полюбопытствовать: а кто же это сделал? А заодно проверить, как так получается, что государственные органы позволяют проводить торги по продаже залоговой недвижимости, а потом пытаются эту недвижимость у покупателя отобрать, причиняя ему ущерб в сумме более ста миллионов?

Ведь приватизированных памятников у нас ещё очень много. В том числе снесённых, на землях которых построены новые здания. Простор для мысли и действий составителей «расстрельных списков» широк.

Это что, диктатура пролетариата и экспроприация в отдельно взятом субъекте Российской Федерации?

Продолжение следует.