Проблемы женского рода

Проблемы женского рода
Статуя горгоны Медузы с отрубленной головой Персея / © instagram.com/lucianogarbati/

Глобальные процессы в стране и мире отодвинули на второй-третий план вещи, о которых тарахтели модные журналы, каналы и сайты до пандемии. Есть сейчас заботы и поважней, но может так случится, что когда коронавирус будет побежден и непременно российской вакциной, мы очнёмся немного в другой языковой реальности, где многие слова будут ввергать нас в недоумение и детский смех. Речь идет о так называемых «феминитивах», которые проползают на медийные поля, как маленькие своеобразные ковиды.

«Феминитивы» — это слова мужского рода, в основном названия профессий и социальных определений, к которым приделали женское окончание, потому что сейчас в русском языке у таких слов нет «женской пары». И это очень печалило разного рода активисток, преимущественно женского же рода. Ну, типа феминисток и им сочувствующих.

И они стали с помощью ножниц и клея лепить из «мужских» слов — «женские». И пусть бы себе баловались в своих кружках и переписках, но потом смотришь определенные телеканалы, а там сидит в кадре оригинальная женщина и титр к ней «редакторка». Ещё вчера она была «редактор» и не испытывала дискомфорт и унижение по гендерной части, а потом вдруг стала! И отныне никакого «редактор», только «редакторка».

Я, правда, вначале думал, ошибка в написании, но нет. Потом в титрах появилась «авторка». А после «блогерка». Затем «режиссёрка». Забавно звучит. 

Как по мне — так всё в порядке же было. Я вот только что поразмыслил и прикинул слова, которые первыми мне пришли в голову, и там всё сошлось: есть слово мужского рода и его женский производный аналог. Ой, простите — женская производная пара!

Например, «дурак-дура», «болван-болванка», «идиот-идиотка», «кретин-кретинка», «урод-уродка», «подлец-падла», «сучок-сучка». Здорово-то как, а?! Можно продолжить: «олигофрен-олигофренка», «имбецил-имбецилка», «долбо…- ну ладно, достаточно. Не понимаю, чем так недовольны женщины, права их не поражены. Мало? Да, оказывается мало. Женщины хотят, чтобы в русском языке было как можно больше феминитивов не только для семейной жизни, как показано выше, а просто — для гражданской.

Интересно так получается, если начать фантазировать о феминитивах, взяв за отправные направления «докторку» и «редакторку» — ось «X» и ось «Y». Сколько всего можно вписать в площадь, ими заданную. Например, у нас сейчас губернатор Валерий Радаев, поэтому он зовётся и подписывается консервативно, патриархально — «Губернатор». А вот сменит его какая-нибудь… а кто у нас из женщин там есть-то?

Хорошо, вот сменит его бесконечно активная и искренняя, как первая комсомолка, Юлия Литневская, депутат (-ка) областной думы, и как она будет называться? «Губернаторка»! А если сменит Михал Саныча Исаева на его посту? То станет называться «мэрка». А если Владимира страшно сказать Путина, то будет «президентка». Очень забавно звучит!

А если вообщё всё офеминитивить? Как бы говорили девушки при встрече друг с другом: «Сегодня я ездила на автобуске в магазинку, купила там скрабку, шампуньку, кондиционерку, а сейчас иду в салонку, делать маникюрку. Но перед этим давай зайдём в Макдональдку и съедим там по биг-маку». Шутка, конечно! А разве все эти «редакторки», «авторки» и какие-нибудь «докторки» — не шутка? Ведь шутейно воспринимается, по-дурацки, как в песочнице или старшей группе детского садика, где девочки играют в куклы.   

Тем более что наша жизнь — русскоязычного населения — погружена в слова и понятия глобального характера и женского же рода. Нельзя в России женщинам чувствовать себя обделенными и ущемленными с грамматической точки зрения. Сейчас сами убедитесь. 

Вначале локальные примеры. Как называется образование в 100 000 километров квадратных, на котором мы имеем слёзную радость бытовать? «Саратовская область» — женского рода. Конечно, тут же кто-то может съехидничать и заметит, что еще более локально мы бытуем в чашеобразном углублении между холмами и рекой под названием Саратов, а он мужского рода. Верно, но мы парируем его тем, что нас часто путают с Самарой, а она — женского рода, так что замечание признается утратившим силу.

Кстати, как называется река, которая считается одним из главных символов не только Саратовской области, а вообще? «Волга-мать» — женского рода оба слова. Сопливые Большой Иргиз и Большой Караман плетутся, держась за мамкину юбку. 

Дальше. Как называется обширная территория в 17 миллионов квадратных километров, на которой мы проживаем? Страна «Россия» — оба слова женского рода. Не Парагвай, не Уругвай и не Гондурас же, нет! Хотя… Ладно, не будем об этом.

Как называется государство, которое управляет обширной территорией под названием Россия? «Российская Федерация» — оба слова женского рода.

Какое исконно-посконное и душу щемящее название у территории под названием Россия, которая управляется государством под названием Российская Федерация? «Русь-матушка» — женского рода оба слова. Какое собирательное название у всех этих трёх слов с патриотической оттенком? «Родина» — женского рода.

Как именуется столица нашей Родины? «Москва» — женского рода. А ведь был же Петроград столицей до революции? Большевики уважили женщин, получается.

Кстати, и слово «столица» тоже женского рода.

Какова топонимика главного места столицы нашей Родины Москвы, а значит, и главного места всей России? «Красная площадь» — женского рода.

Да, вы скажете, что главный комплекс зданий называется «Кремль» — и он мужского. Но я отвечу вам, что Кремль состоит из башен, а они женского, а главная башня — именуется «Спасская» — прилагательное женского рода. Два один в пользу женского. Я не буду даже брать названия остальных башен, а то в целом будет 20:1 в пользу женщин.

Да, вы скажете, что главное культовое заведение на Красной площади — Мавзолей, и там написано крупными буквами «Ленин» — разве это дважды не сексизм? Ловко, девушки. Но и мы не так просты.

Во-первых, псевдоним или подпольную кличку «Ленин» Владимир Ильич Ульянов взял, изменив название величественной русской реки «Лена», так утверждалось в самой семье Ульяновых. Потому что писатель Короленко хорошо описал эту реку, и Владимиру Ильичу понравилось. Кто-нибудь будет спорить, что Лена — женского рода? Самая длинная самостоятельная река в России, если не жульничать с притоками. Да, чтобы два раза глобус не вертеть, вторая величественная река России — Обь, тоже женского рода в русском языке. Кстати, по семейным воспоминаниям Ленин вполне мог быть «Волгиным» — от нашей Волги, но не стал, потому что много кто был уже «Волгиным» до него. Слишком тиражным псевдоним показался.

А во-вторых, возвращаясь к мавзолею, надо сказать, что его давно хотят перепрофилировать. Дедушку Ленина оттуда вынести, а в здании сделать что-нибудь другое. Может, галерею!

Идём дальше. Как в русском языке называются части света, на которых располагается страна Россия? Европа и Азия — оба слова женского рода. Как называется континент — Евразия.

Как называется космическое тело, где удалось возникнуть жизни и зародиться нам — планета Земля! Женский род! Что светит нам сверху днём? Солнце, и оно — звезда! Что светит ночью и заставляет поэтов страдать и безбожно заниматься лирикой — женский род? Луна. Ещё она именуется Селена!

Как называется звёздное скопление, где находимся наше Солнце? Галактика — женский род. Тут вы вновь попытаетесь меня подловить: но ведь сама галактика именуется Млечный Путь! Точно. А я вам отвечу и успокою душеньки: ближайшая к нам галактика называется Туманность Андромеды, и она больше Млечного пути, и она несётся на всех звёздных парах к нему, чтобы исправить положение: скоро Андромеда поглотит Млечный путь, и называться супер-галактика будет «Млекомеда». Всего-то надо подождать 4 миллиарда лет — ничто по сравнению с Вечностью, которая тоже женского рода.

И наконец, как в русском языке называется всё многообразие сущего; то, частью чего является всё вокруг и мы тоже; система систем, всё ещё загадочная по своей природе и развитию; та, которая никогда и никем не будет понята до конца, как и истинная женщина?! Это — Вселенная.

Ну, золотые наши женщины, вы понимаете мою правоту? Уверен, что да. И всякие «режиссёрки» и «авторки» выглядят сущей мелочью. Дурка какая-то!  

Я догадываюсь, некоторые женщины всё равно сейчас возопят: «Это спекуляция, спекуляция! Он просто выбрал те слова, которые ему выгодны! Не слушайте его, сёстры, он льёт нам в уши, как и все мужики-брехуны, которым только одно надо!»

Что я могу на это ответить? Да, взял те, которые мне выгодны. Надо же крутиться как-то в этом насквозь женском мироздании. А во-вторых, спекуляция — женского рода.