«Прогресс и прорыв очевидны»: саратовский адвокат рассказала о кошмарной работе почтового отделения, из-за которой у бывшего руководителя УФПС возникли проблемы с реабилитацией

«Прогресс и прорыв очевидны»: саратовский адвокат рассказала о кошмарной работе почтового отделения, из-за которой у бывшего руководителя УФПС возникли проблемы с реабилитацией
Почтовое отделение № 4 / © Елена Сергун

В редакцию ИА «Версия-Саратов» обратилась адвокат Елена Сергун. Она рассказала о своих впечатлениях от работы почтового отделения № 4 в Октябрьском районе. По словам адвоката, немногие оставшиеся там сотрудники чуть ли не сами просят жаловаться на них, чтобы руководство регионального УФПС обратило внимание на имеющиеся проблемы.

Приводим текст обращения целиком:

«В связи с моей профессиональной адвокатской деятельностью мне периодически направляется почтовая корреспонденция — судами, прокуратурой, следственными органами. Почти по всем документам существуют процессуальные сроки на реагирование, отправленные заказные письма из судов имеют ограниченный семидневный срок хранения и возвращаются в суды с отметкой о невручении. И в этой ситуации мы все попадаем в полную зависимость от эффективности работы «Её Величества» АО «Почта России». Я, в частности, попадаю в зависимость от работы 4-го почтового отделения, расположенного по адресу: ул. Астраханская, 22/36.

За последние полгода мне принесли почту только один раз. Да-да, именно один раз. Благо, существуют сайты судов, рассылаются смс-оповещения и телефонограммы. Но как быть, например, с отправленными обычным письмом апелляционными представлениями или жалобами, ответами на запросы и прочей документацией, предполагающей ограниченные сроки для ответа?

Сегодня терпение лопнуло, поехала разбираться.

Первое, что видишь в отделении, это объявление на двери: «Уважаемые клиенты! В данное почтовое отделение связи требуются сотрудники: почтальон оклад 13 000 рублей; оператор оклад 13 600; начальник оклад 23 000, заместитель начальника 18 300. Обращаться в данное отделение почтовой связи или 89372254002 (отдел по подбору персонала)». Знаки препинания сохраняю авторские.

На мой вопрос, могу ли я увидеть либо почтальона, обслуживающего мой участок, либо руководителя данного почтового отделения, я получила ответ от оставшихся немногочисленных сотрудников, что таких людей нет, потому что их должности вакантны. Что делать «получателям услуг» акционерного общества «Почта России» — никто из них тоже не знает. Единственное рациональное предложение, которое я получила, было заезжать чаще на почту и спрашивать, не пришло ли мне что-либо…

Можно попробовать, конечно, эту «современную» модель «взаимодействия». Но, если заказную корреспонденцию возможно ещё как-то отследить, или скачав приложение получать смс-уведомление, то в каком из десятков мешков и кто будет искать пришедшие мне простые письма? А очереди? 

Мне интересно, о чем думает руководитель регионального управления «Почта России»? Как часто он наведывается в почтовые отделения? И как его зарплата соотносится с зарплатой почтальонов и начальников отделений почтовой связи? Полагаю, что сам он услугами своей организации не пользуется.

Кстати, забавная ситуация произошла совсем недавно. Бывший руководитель УФПС Саратовской области, которого я защищала год назад на предварительном следствии, и уголовное дело в отношении которого было прекращено по реабилитирующим основаниям, подал заявление на реабилитацию в другом регионе страны, где он сейчас проживает. По изложенным выше причинам соответствующий запрос от суда мне не был доставлен «Почтой России» в виду отсутствия почтальонов, и вернулся назад в суд.  Пришлось общаться с судом по электронной почте.

Прогресс и прорыв очевидны. Как-никак 21 век за окном. Кому сейчас придёт в голову действовать по схеме «почта, телефон, телеграф», как учил в 1917 Ильич? Тем более что в 4-м почтовом отделении «закончились» не только начальник, заместитель и почтальоны, но и килька в томате, которой они раньше торговали. Остались только пустые полки и ценники. 

И на фоне этой нищеты и никчёмности особо актуально выглядит организационно-правовая форма этого заведения — акционерное общество. Может акционеры поделятся дивидендами с почтальонами или сами начнут доставлять почтовую корреспонденцию? Жду ответа…»