"Романтика" с большой дороги: как пенсионер пытается раскрыть кражу лодочного мотора

20 декабря 2017, 10:40
Романтика с большой дороги: как пенсионер пытается раскрыть кражу лодочного мотора
Вячеслав Востриков в своем гараже / © ИА Версия-Саратов

У пенсионера Вячеслава Александровича обчистили гараж. Вынесли японский мотор от любимой лодочки "Романтика" и комплект зимней резины для недорогой иномарки. Случилось это ещё шестого августа. Пенсионер сам раздобыл видеозапись кражи (которую, к слову, следователи несколько раз потеряли), сходил на прием и к городскому прокурору, и к областному, написал письмо в Администрацию президента и даже съездил в Москву. Но кто даст ход делу, которое "стоит" всего-то 70 тысяч? На примере Вячеслава Александровича мы разобрались, что делать, если вас "немножко" обокрали.

Вячеславу Вострикову 81 год. Он ветеран труда. В юности работал в местном отделении милиции в Анисовке, а затем на железной дороге машинистом. Водил все виды поездов. Теперь каждый год от РЖД ему выдают бесплатные проездные на поезд — можно ездить куда угодно по России. Сейчас Востриков подрабатывает на рынке: делает ключи, точит ножи и мясорубки. Не сидит на месте даже в таком возрасте.

Пару лет назад Востриков купил японской мотор Yamaha для малюсенькой лодки "Романтика". Несколько раз в год он отправлялся на ней поплавать и порыбачить. Мотор всё никак не давал покоя его знакомым: одни просили продать его, другие дать на время "порыбачить", но пенсионер не соглашался. Однажды утром он пришёл в гараж рядом со своим домом и увидел снятый замок: гараж обчистили, мотор забрали, да ещё и зимнюю резину для Daewoo Matiz прихватили.

2.JPG

Пишем заявление в полицию

- Открываю дверь и вижу: беспорядок, всё перевернуто, натоптано. Мотора для лодки и резины нигде нет. И даже ведь масло японское забрали, которое вместе с этим мотором пришло! - сокрушается Востриков. - Ну, что делать? Закрыл гараж, пошел в полицию, предъявил все документы. Дело зарегистрировали.

Следователь, оперуполномоченный и криминалист приехали на место преступления в половине десятого вечера. И якобы с порога было объявлено: ничего здесь не найти, даже пробовать бесполезно.

- Люди просто пришли, посмотрели и ушли, - отмечает сын Вячеслава Дмитрий. – На мой взгляд, не проводились никакие следственные действия, никого не допрашивали. Они живут в каком-то своем мирке и говорят, что делать что-то бесполезно. Никто не отберет у них зарплату за такую работу. Мы, простые люди, наверное, их не интересуем. Может им интересны те, с кого можно что-то взять?

На следующий день Востриков узнал от соседей, что напротив его гаража находится камера видеонаблюдения, которая, возможно, запечатлела кражу. Ветеран труда снова позвонил в полицию.

- Мне сначала не поверили. Сказали: какая камера, всё ты, дед, выдумал! Но на записи плохо, но видно, как подъезжает машина, кто-то выходит из неё и гасит фонарь над гаражом, открывает дверь и выносит вещи. Я даже специально купил флешку, попросил скинуть мне запись, чтобы она не пропала. И, как оказалось, не зря: прошло недели две-три, но никто ничего не делал. Выяснилось, что запись потеряли или вообще забыли про неё.

3.JPG

Обращаемся к городскому прокурору

- У меня предвзятое отношение к полиции, но на то есть свои основания, - объясняет Дмитрий Востриков. - Ну обратились мы, а толку? Четыре раза в месяц нас вызывают, особенно после того, как отец в прокуратуру сходил. Фотографируют его каждый раз, а воз и ныне там. Он любит фотографироваться.

Вячеслав Александрович обратился в прокуратуру, когда понял, что в их местном отделе полиции № 4 ему мало чем помогут.

- В четвертом отделе была женщина-следователь. Мы с сыном её предупредили, что это просто так не останется, что обратимся в прокуратуру. Она только посмеялась и сказала, что не боится никакой прокуратуры. Нам только и говорили, что мотор искать бесполезно, потому что воры работали в перчатках. Но я же просто прошу полицию разобраться. Хотя бы допросить кого-то, - говорит Востриков.

Лодку "Романтика" он отдал старшему сыну, чтобы и её тоже не украли. 

- Всякий раз мне приходится заново приносить в прокуратуру и полицию документы на мотор и видеозапись с камеры, - отмечает собеседник.

Незадолго до кражи к пенсионеру приходили два человека и просили продать мотор. Он не продал. Востриков рассказывает, что полиция даже не попыталась их найти и допросить.

- Делать было нечего, поехал к прокурору города Энгельса. Сначала меня приняли и сказали, что можно как-то расшифровать запись с камеры. Говорили, работы на пять минут. Потом опять пропали на две недели. Меня на входе туда уже перестали пускать. Когда я там был в последний раз, вышел начальник следственного отдела, попросил сделать вторую копию видео, потому что первая пропала. На этом наша встреча закончилась.

4.JPG

Обращаемся к областному прокурору

Когда с момента кражи прошло три месяца, Востриков поехал к областному прокурору. Оставил документы и видеозапись. Ему пообещали перезвонить через две-три недели.

- Я пришёл с сыном. Они включили компьютер, и сын при мне скинул видеозапись. Оставил запись. Позвонил сам через три недели. Мне сказали, что отправили документы к прокурору города Энгельса. А к нему меня уже не пускают! Больше двух месяцев прошло, ну хоть кого-нибудь одного допросили бы! Никого не допрашивали, кроме меня, - искренне возмущается Вячеслав Александрович.

5.JPG

Пишем письмо в Администрацию президента и едем в Москву

- Я решил написать письмо в Администрацию президента, - рассказывает Востриков. - И съездить на прием. Мне знакомые посоветовали. Говорят, здорово помогает. Им не давали зарплату на работе несколько месяцев, а после письма  - всё выдали до копейки.

Ещё Вячеслав Александрович обращался в СМИ, и на телевидение в том числе, но многие его проигнорировали. Оно и понятно: у прессы и телевидения есть поводы поинтереснее, чем пенсионер и его гараж.

- Ущерб - примерно 70 тысяч рублей. Но для пенсионера это сумасшедшие деньги! - говорит Вячеслав Александрович.

На самом деле, это такая типичная ситуация: пенсионер Востриков беззащитен. У него нет связей, чтобы попросить кого-то замолвить слово, нет статуса, нет достаточных сбережений, чтобы купить новый  мотор. Востриков всего лишь просит "разобраться".

Ему везде отказывают, но он не сдается. Он, вероятно, уже замучил и местное отделение полиции, и прокурора: ну какое им дело до несчастных семидесяти тысяч рублей, мотора и зимней резины? Да разве это деньги? Успокоился бы, дед, а он всё письма пишет президенту и в Москву ездит.

И это ведь история совсем не про деда и его гараж, а про то, что он настаивает на своих законных правах как может. У него, в отличие от людей, которые работают пять дней в неделю, есть на это время, и есть бесплатные проездные билеты до Москвы и обратно. А как быть людям, у которых нет и этого?

И, если ущерб в 70 тысяч рублей для полиции не деньги, то где начинается та сумма, после кражи которой правоохранительные органы начинают действовать? Хватит ли ущерба на сумму в сто тысяч, чтобы хотя бы допросить подозреваемых? Или этого тоже будет мало? Некоторые даже не пишут заявление о краже на небольшие суммы, потому что чаще всего это заведомо бесполезно.

За пять месяцев дело Вострикова не продвинулось ни на йоту. Мотор, на который пенсионер долгое время откладывал деньги, так и не нашли.

- А нам "доброжелатели" уже сказали: зачем пенсионеру мотор, пусть вон лучше рыбаки им пользуются, - грустно смеётся сын Вячеслава Александровича и пожимает плечами.