Саратовский врач рассказал, почему помолодел инсульт и зачем в областной больнице появился проигрыватель караоке

Саратовский врач рассказал, почему помолодел инсульт и зачем в областной больнице появился проигрыватель караоке
Сергей Курносов / © medrussia.org

Несмотря на распространенное мнение, инсульт может случиться в 20 и 30 лет. Об этом в интервью порталу «Медицинская Россия» рассказал заведующий отделением острых нарушений мозгового кровообращения Саратовской областной больницы, врач-невролог Сергей Курносов. По словам медика, инсульт в столь молодом возрасте, как правило, объясняется врожденными патологиями, при этом его более привычное «время» наступает после 45 лет.

«Вероятно, мнение, что „инсульты помолодели“ связано с увеличением вредных факторов жизни и болезней на этом фоне: сахарного диабета 2 типа, ожирения, атеросклероза и так далее. Профилактика инсульта проста как дважды два: здоровый образ жизни, правильное питание, двигательная активность. Если инсульт уже случился, надо найти причины и максимально их устранить. Иногда после инсульта человек переосмысливает свою жизнь, начинает полностью выполнять рекомендации врачей, пить таблетки, вести здоровый образ жизни», — рассказал врач.

В ходе общения с журналистом медицинского портала Курносов рассказал, что мысли о том, чтобы стать врачом, посещали его еще в детстве, когда он читал книги о медиках — в частности, Чехова и Булгакова. Поначалу мужчина хотел стать хирургом, но из-за аллергии на антисептик отказался от этой идеи.

По мнению медика, неврология — «без обидняков» белая кость терапии и интересна тем, что болезни этого спектра дают невероятное количество симптомов.

Курносов уверен, что, несмотря на появление «продвинутых» томографов, неврологический молоток вряд ли кто-то отменит. При этом врач утверждает, что за последние годы население стало намного более грамотным в вопросах определения первых признаков инсульта:

«Если в 70–80-е годы было поверье, что пациента с инсультом ни в коем случае нельзя трогать и надо дать отлежаться, то сейчас активно пропагандируется обязательное обращение за медпомощью в течение первых 4,5 часов. Тогда во многих случаях можно вернуть человека к прежней жизни.

Раньше в России часто можно было встретить человека в позе Вернике-Манна — нога подкашивает, рука согнута в локте — как последствие инсульта, сейчас таких запущенных пациентов гораздо меньше».

По словам завотделения, критически важно в случае обнаружения первых признаков инсульта как можно быстрее доставить человека в больницу. В таких случаях счет идет на минуты, поскольку через 5 часов водить специальный препарат уже нельзя.

Во время общения с корреспондентом врач также признался, что не зачастую на выздоровление идут даже тяжелые пациенты, а потому спрогнозировать течение болезни достаточно сложно. Мужчина вспомнил больного, который провел месяц на ИВЛ, однако потом пришел в себя, встал на ноги и полностью социализировался.

«Начинает казаться, что последствия инсульта на самом деле зависят ни от возраста пациента, очага поражения или действий врачей, а исключительно от божьего промысла. И чем больше работаешь, тем больше к этому приходишь. Бывает, погибают молодые пациенты с инсультом легкой степени тяжести, а бывает, в 95 лет уходят на своих ногах, хотя имели грубый дефицит. Были пациенты, у которых в результате инсульта одно полушарие головного мозга полностью отсутствует. А симптоматики нет. Как это объяснить? Чудеса физиологии? Реабилитации?» — задался риторическим вопросом Курносов.

Одной из основных проблем помощи людям после инсульта доктор назвал то, что окружающие не понимают, что после такого заболевания пациент ведет себя словно новорожденный ребенок.

Отдельно врач остановился на вопросах реабилитации пациентов после инсульта:

«Наш врач Михаил Лазарев прочитал о методике зеркальной терапии и дома со своим отцом сделал зеркальный ящик для работы с пациентами. Нами оборудован кабинет нейрореабилитации: установлены специальные столы, к которым удобно подъехать на инвалидном кресле, я принес приставку Х-бокс, DVD-проигрыватель с караоке, чтобы петь песни и восстанавливать речь. Другие врачи принесли мозаику, конструкторы, пирамидки для восстановления мелкой моторики и т. д. Единственное, что осталось — имитация кухни, чтобы максимально адаптировать пациентов в быту. Нам интересно этим заниматься. И если пациент тоже заинтересован в своем лечении — уверен, мы придем к общему знаменателю».