Сатир, ракета и НЛО: три армейские истории из жизни солдат-срочников

23 февраля 2018, 11:21
Сатир, ракета и НЛО: три армейские истории из жизни солдат-срочников
© author.ulengov.ru

День защитника Отечества празднуют все. Даже в младшей группе детского сада воспитатели рассказывают детям о празднике. По всей стране девушки поздравляют мужчин, вручают традиционные носки, дезодоранты и торты в виде танков. Для многих представителей сильного пола 23 февраля не только дополнительный выходной, но и повод вспомнить годы службы. Мы собрали для вас три истории о нелегкой службе. Передаем их от лица рассказчиков.

НЛО на границе с Ираном

Иван (офицер запаса): "Это был примерно в конце весны в 1988 году. Я служил на границе с Ираном, на Южном Каспии. Наши заставы располагались на берегу Каспийского моря. Кругом пустыня, деревьев мало, но в последние дни весны та редкая растительность как раз радовала глаз свежей зеленью. Помню, что уже смеркалось, когда часовой поднял шум. Нас было на заставе человек 12, остальные были в патрулях и на постах. Мы все выбежали на улицу, рванули на берег моря и увидели нечто странное. Примерно в километре от берега над морем медленно и беззвучно двигался огромный летающий объект. Овальный и продолговатый, он светился изнутри блеклым лунным светом и абсолютно не был похож ни на одно из существующих на планете транспортных средств. Это нечто не было ни самолетом, ни дирижаблем, ни ракетой. Мы не сразу пришли в себя, если честно. После долго обсуждали увиденное, и наши ощущения во многом совпали: каждый подумал о том, что мы муравьи по сравнению с этой внеземной махиной.

Объект двигался бесшумно и шел строго на юг, к следующей после нас заставе. За те 8 минут, что мы могли наблюдать его, успели позвонить на соседнюю заставу и предупредить, что в их направлении движется странный объект. Конечно, на соседней заставе тоже его видели. Не увидеть такую махину было бы сложно.

Увиденное занесли во все журналы наблюдения, так было положено. И уже на следующий день начальник заставы позвонил выше по инстанции, доложил о происшествии. После этого приехал к нам специальный человек в ранге подполковника. Он был начальником разведки. Всех опрашивал, записывал. А некоторое время спустя на заставу приезжали другие большие чины и проводили с нами беседу. Мол, в следующий раз, если засечем такую штуку, ни в коем случае не стрелять по ней и не освещать прожекторами, а только фиксировать все увиденное в журналах наблюдения. Даже письменный приказ по всем военным частям прошел. Объясняли это так. Корабли американской береговой охраны то ли такой объект осветили, то ли пальнули по нему. И в итоге получили ответку: один корабль странный летающий объект сжег вместе с личным составом, а другой частично повредил. Но времена были такие, что проверить эту информацию мы не могли, нам оставалось только верить на слово.

Впрочем, мы и не пытались тогда осветить этот объект и уж тем более не собирались по нему стрелять. Во-первых, наш прожектор Б-200, который светил в море на 35 километров, не так-то просто поднять и зажечь, это дело не двух минут. А во-вторых, по всем инструкциям было запрещено открывать огонь в море.

И конечно, мы тогда ничего не сфотографировали. Фотоаппарат на всю заставу был один. Он лежал в сейфе у начальника и выдавался строго по разрешению для того, чтобы сфотографироваться рядом с деревом. У нас на заставе росло одно единственное дерево, и все фото у всех срочников были одинаковые – рядом с деревом с собакой, без собаки, с оружием, без оружия, в шапке и без шапки. Запрещено было носить фотоаппараты на границе, вот и все.

Говорили, что тогда были во всех частях специальные люди, которые отслеживали НЛО и все с этим связанное. Эту информацию собирали и отправляли в Москву. Правда это или нет, я не знаю. Но в тот раз заинтересованность была большая, ведь это странный объект видело очень много народу.

Когда я уже на гражданке пару раз рассказывал об увиденном, мне говорили, да ладно, это, наверное, дирижабль был. Но, если честно, вероятность увидеть в том районе и в то время дирижабль была гораздо меньше, чем вероятность увидеть настоящее НЛО. А еще некоторые любят пошутить, что мы там всей заставой пьяные были. Но это просто люди далекие от армии. Во-первых, это войска КГБ, там все очень строго было в то время, ни одной пьянки я не видел за время службы. Во-вторых, это пустыня. Там до ближайшего аула топать и топать. Да и в самом ауле одни мусульмане, у них никакого алкоголя никогда не было. Рядом с заставой если и есть кто-то живой, кроме солдат, так это верблюды. Вот, кстати, верблюды там очень странные были. Жрали все подряд. Один раз повадившийся ходить на заставу верблюд сожрал у нас полведра клейстера, которым мы обои клеили. И ничего, жив здоров остался, потом еще приходил. И даже как-то раз слопал у меня кусок мыла. А если видел арбузные корки, то бегал за нами, как собака, и выпрашивал".

Ракета и месть

Сергей (офицер запаса): "Я служил в Забайкалье в 1982 году. В ракетных войсках стратегического назначения в Тайге. Там чуть ли не каждый день что-то происходило. Но забавного, если честно, было мало. Часто проводили учения. А это всегда должно было быть неожиданностью. То есть подъем по тревоге и поехали. Но мы в части всегда знали об учениях за неделю. А узнавали мы о них из газеты "Советская Россия". Там всегда публиковали сообщения о том, что, например, такой-то участок Тихого океана в такой-то день будет закрыт в связи с пусками. То есть объявляли всему миру, что там упадет кусок пустой боеголовки. И так мы понимали, что нас ждет очередная тревога. Да, не только наша дивизия запускала боеголовки, но их было немного, и вероятность, что учения пройдут у нас всегда была практически 75%.

В те годы неуставные отношения в армии были страшные. Случались и совершенно жуткие истории с судами в конце. Но были и просто курьезные. Например, в нашей дивизии старослужащие как-то сильно обидели молодых. И духи решили отомстить дедам. Дело было так. Под землей шахта, а в шахте ракета с ядерной боеголовкой. Шахта накрыта армированной плитой, которая передвигается по рельсам. Там установлены специальные петарды. Когда надо быстро открыть шахту, петарды взрывают, и взрывом плиту отбрасывает. На плите стоят пломбы, их, кажется, было три. В 50 метрах от шахты – здание караула, где дежурят два бойца, наверху — пулеметная вышка. Все огорожено минным полем, и сеткой с током в боевом режиме, который убивает сразу на месте. Вот так охранялась ракета. Территория довольно большая, метров 300 на 300. И все это в глухой Тайге. Вокруг ни дорог, ни людей. Вертолетом туда забрасываются два бойца. Они несут службу три дня, потом их меняют на двух других бойцов, которые остаются уже на длинную смену в 4 дня. Естественно, когда приезжает новая смена, она должна проверить пломбы на шахте, обойти всю территорию, проверить сетку, минное поле. Но так не делалось никогда. Что взять с пацанов восемнадцатилетних. Прилетели, анекдоты потравили, а вечером вертолет забрал старую смену. И вот как молодежь решила отомстить дедам за обиду. Они просто сломали пломбы и печати на шахте. Сколько они так простояли, сложно сказать. Но тут приехала какая-то очередная проверка. Смотрят, а печатей нет — ну все, украли ракету! Тут же комиссию назначили, плиту отодвинули. Стоит ракета. Ну а где гарантия, что не враги пломбы сняли? А вдруг что-то подсунули в ракету? А солдаты, естественно, молчат. Дело-то подсудное. Ну и тут же назначили учения через несколько дней. И многомиллионный объект пульнули. Ракета полетела просто как железка, бомбу не активировали. А стоило это все очень больших денег.

А врага не зря боялись. Потому что истории разные случались. Было, например, такое. Узел управления находился под землей. Он очень большой, два этажа зарыто под землей. И узел был полностью автономный, своя система фильтрации, вода, полная герметизация и так далее. Территория большая, на земле все проволокой огорожено. С определенной периодичностью проводился обход территории. Солдаты проходили цепью и убирали все посторонние предметы – ветки, мусор и тому подобное. Территория должна полностью просматриваться, чтоб ни одной лишней веточки. И вот в один из обходов нашли небольшую ветку. А у нее внутри выдолблено отверстие и в нем — провода. Тут же приехали КГБшники, а их в дивизии было очень много, и ветку эту увезли.

А еще у нас там была передающая точка, где стояли знаменитые системы связи "Молния". Вокруг точки сосны всегда были желтые, хоть и были живые. Находится рядом с "Молнией" можно только в специальном костюме. Это была тугая брезентуха с медной нитью. А на голову — шлем, тоже с медной нитью. В таком костюме особо не походишь. Тяжело и жарко. Но как-то раз кто-то из наших в таком костюме ходил пугать молодежь, которую привезли проходить курс молодого бойца. Народ у палаток сидел как-то вечером, а наш солдат в этом жутком костюме вышел, встал перед ними и громко так: "Бу!" С диким ором все разбежались.

Кстати, до этой передающей точки мы бегали кросс 8 километров. И зимой, и летом. А как-то раз передали, что рысь сменила ореол обитания и охотится в районе передающей точки. До этого у нас там в основном медведи и волки были. А про рысь говорили, что животное страшное. С дерева бросается человеку на спину и перегрызает яремную вену. И вот тогда нам все кроссы отменили, спасибо рысям. Но вообще случаи, когда зверь убивал кого-то, были очень редкими. Тогда самым громким и жутким случаем была история, случившаяся под Мурманском. Огромная россомаха прыгнула с валунов на солдата, придавила его, но сама при этом напоролась на штык его ружья. Так их и нашли потом под этим валуном, чуть ли не в обнимку".

Забайкальский сатир

Юрий (офицер запаса): "Вот вы просите рассказать, а я же знаю, что все равно никто не поверит. Я бы сам такой истории не поверил. Но мне и смысла врать нет. Так что слушайте, а уж верить или нет — дело ваше.

Был 1987 год. Я только прибыл на заставу в Забайкалье на реке Аргунь. Нас стали ставить в наряды. В конце сентября начался дождливый сезон. И меня с сержантом поставили охранять падь Ижегон. Падь — это длинный овраг между сопками. Падь Ижегон была очень большая. Здесь супостат мог пересечь границу через реку Аргунь и уйти прямо в тыл на несколько километров. И мы с сержантом и собакой перекрывали Ижегон. У меня на боку ракетница висит, все как положено. А ночью начался ливень, молнии сверкают. Нам никуда не деться, ходим, патрулируем. И вдруг собака насторожилась. Я говорю: "Товарищ сержант, что-то собака беспокойная". Но обычно собака сразу в бой рвется. А в этот раз насторожилась, но хвост поджала и ко мне жмется. И пошли мы с сержантом проверять. Заходим в падь поглубже. А она метров 100 шириной, наверное. Идем, слышим хруст ветки. И тут молния как полыхнет. Мы смотрим и видим метрах в 40 от себя нечто. До сих пор не могу понять, что это было. Но у меня сразу в голове всплыла картинка с уроков мифологии – сатир. Перед нами была двухметрового роста человеческая фигура, на голове крученые рога, как у барана. а внизу копыта в шерсти. Сержант орет: "Стой! Стрелять буду!" И мне кричит: "Заряжай ракетницу, свети!". Но пока я ее зарядил, пока мы туда добежали, уже никого не было. Я сначала подумал, может, показалось мне.  Спрашиваю сержанта: "Будем докладывать на заставу?" А он мне: "Ты что, совсем что ли? О чем докладывать? О двухметровой дуре в шерсти и на копытах?" Так что мы вдвоем видели одно и то же.  А доложить так и не решились, конечно.

Про падь Ижегон у местных много легенд ходило, все на уровне колдовских баек. Что женщина там обнаженная появляется, например. Что кого-то там убили много лет назад. Рассказывали, что там нечисть водится. Местные Ижегон не жаловали. Например, там по всей границе шла сигнальная система – колючая проволока с током. И туда запускали пастухов иногда, потому что растительности всякой много. Но пастухи ходили по сопкам и другим падям, но в эту никогда не ходили. А уже на втором году своей службы я опять столкнулся с чем-то малообъяснимым именно в этой пади. По весне прошел сильный поток и оставил очень широкую промоину в Ижегоне, глубиной метра 3, а шириной метров 6, наверное. Но весь кустарник и деревца остались там нетронутыми. Мы шли вдоль границы и видели эту промоину. Выглядела она сказочно. По дну дорожка круглыми камушками выложена, будто специально, а на некоторых камнях блестят зеркальные чешуйки. Наши говорили, что это якобы серебро. Корни деревьев спускались в промоину, как лианы. Выглядело это очень красиво. А на следующий день мы выходили на пост на наблюдательную вышку. Оттуда было видно, что по всем падям стоит туман. Это вообще было там частым явлением. Туман был белый, как молоко, и так стоял между сопками, будто облако спустилось. Но именно в той промоине в пади Ижегон туман был зеленый. И он не уходил к реке, как остальной туман. А еще через два дня я снова стоял на вышке. И той промоины в пади уже не было видно, как будто падь затянулась — все присыпано песком и землей, да еще и растительность появилась, хотя дождя в эти дни не было. Вот такая история".