Сериалы-XXI. Цепная реакция

Сериалы-XXI. Цепная реакция
Кадр из сериала

Продолжаем рубрику, которую ведет Роман Арбитман — автор «Серийных любимцев», первого в России путеводителя по англо-американским драматическим шоу. Здесь рассказывается о разных телесериалах: и тех, о которых все говорят, и тех, которые по разным причинам остались в тени. Главное, что их объединяет: все они интересны и все они достойны внимания зрителя.

 

Чернобыль (Chernobyl). США — Великобритания, 2019.

Жанр: историческая драма.

Кто придумал: Крэйг Мазин.

Кто участвует: Джаред Харрис (сериалы «Безумцы», «Путешествие на край Земли»), Стеллан Скарсгард («Умница Уилл Хантинг», «Мнения сторон»), Эмили Уотсон («Прах Анджелы», «Рассекая волны»), Пол Риттер (сериалы «Последнее королевство», «Волчий зал»), Джесси Бакли (сериалы «Последний пост», «Женщина в белом»), Кон О’Нилл (сериалы «Зачистка», «Преступная жизнь»), Алан Уильямс (сериалы «Рим», «Корона»).

Продолжительность: 1 сезон.

Мой рейтинг: 9 из 10.

 

ПОСТЕР

 

Сериал начинается с драматической сцены: 26 апреля 1988 года академик Валерий Легасов (Джаред Харрис), додиктовав на магнитофон мемуары, прячет кассеты в стенной нише неподалеку от своей московской квартиры. После чего возвращается домой, оставляет коту еды и кончает жизнь самоубийством. Вслед за этим авторы сериала переносят нас из Москвы в Чернобыль и отодвигают сюжет на два года назад, в апрель 1986 года — когда и произошла крупнейшая на планете техногенная катастрофа…

Особенность ретро-драм, построенных на известном документальном материале, состоит в том, что мы, зрители, постфактум знаем гораздо больше персонажей — главных и эпизодических. Это знание превращает нас в бессильных богов, способных наблюдать за ужасными событиями с олимпийских высот грядущего, будучи не в силах остановить и предотвратить неизбежное. Мы видим в первом же эпизоде сериала, как взрослые жители города Припять беспечно наблюдают с моста за красивым пожаром, и как их дети весело купаются в блестках пыли, которую ветер несет от АЭС. Мы видим, как доблестные пожарные на огненно-красных машинах отправляются на задание, не имея никаких защитных костюмов, и понимаем: все они уже мертвы, хотя и не догадываются об этом.  Как в подлинной античной трагедии, хор гибнет раньше, чем главные герои.

«Чернобыль»  — это одновременно и ретро-драма, и фильм-катастрофа, когда люди, разбудившие грозные силы природы, становятся сначала их заложниками, а потом и жертвами. В последнем, пятом по счету, эпизоде сериала нам еще раз покажут первые минуты после аварии. Мы увидим, насколько маленькими и слабыми выглядят люди на фоне разбушевавшихся стихий. Но там, где не выдерживает и отказывает хитроумная техника, в дело вступают именно люди: не из-под палки и не из-за денег они стараются, как могут, минимизировать беду, чтобы не случилось еще более ужасной катастрофы. А потом им придется выдергивать зараженную траву, поливать дефолиантом зараженные леса и расстреливать в опустевшей Припяти ни в чем не повинных кошек и собак. Внешне всё это не похоже на героизм, но на самом деле это самый настоящий героизм…

 

ШАХТЕРЫ-ЛИКВИДАТОРЫ

 

Создатель сериала Крэйг Мазин изучил множество разнообразных материалов: советскую кинохронику тех лет, мемуары, отчеты, исследования ученых, газетные статьи, свидетельства очевидцев и участников тех событий (из «Чернобыльской молитвы» Светланы Алексиевич, например, была позаимствована реальная сцена разговора умирающего в столичной больницы пожарного Игнатенко со своей женой).

Уже в самом начале работы над сценарием Мазин знал, что непременными персонажами этой истории станут люди, ответственные за ликвидацию последствий аварии: уже названный физик Валерий Легасов из Курчатовского института и зампредседателя Совета министров СССР Борис Щербина (Стеллан Скарсгард). К этим двум реальным историческим фигурантам, правда, пришлось добавить одного вымышленного. Ульяна Хомюк (Эмили Уотсон) из белорусского ядерного НИИ — образ собирательный, объединяющий в себе черты многих ученых, работавших над устранением последствий аварии. Потому-то героиня Эмили Уотсон вездесуща и задействована в большинстве «чернобыльских» и «московских» эпизодов. По сюжету, она не только грамотный и дотошный специалист, помогающий Легасову добраться до истины, но и ходячая совесть: академику и партийному функционеру рядом с этой женщиной неловко проявлять трусость.

В первом же эпизоде мы видим, что опытный Легасов не лезет на рожон, однако, если надо, готов рискнуть своей жизнью, защищая других. Но, как ни парадоксально, больше всего мужества ему требуется не близ очага убийственной радиации, а в безопасных кабинетах, где люди, облеченные властью, Принимают Важные Решения. Впрочем, об этом позже. Сначала — об одном из главных достоинств сериала: о его достоверности.

Принято считать, что когда за рубежом снимается фильм или телесериал о советско-российской жизни, никакие консультанты из числа эмигрантов не уберегут создателей от россыпей «клюквы». Дотошные комментаторы уже объявили, что в домах города Припять не было таких, как  сериале, пластиковых балкончиков. И едва ли министр угольной промышленности являлся к тульским шахтерам в сопровождении двух автоматчиков, и едва ли те шахтеры (будущие ликвидаторы аварии) «осаливали» новенький светлый пиджак министра грязными угольными ладонями. И вряд ли чиновники из 1986 года, общаясь между собой в узком кругу, клялись в верности идеям ленинизма и называли друг друга «товарищ». И уж, конечно, не был украшен холл резиденции Михаила Горбачева репродукцией фрагмента картины Илья Репина, на которой Иоанн Васильевич Грозный обнимал своего только что убитого сына…

ЛЕГАСОВ И ЩЕРБИНА
Легасов и Щербина

Однако всё это, если честно, досадные мелочи, заметные гражданам бывшего СССР и неощутимые для миллионов зрителей по всему миру. В сериале «Чернобыль» ляпов в десятки раз меньше, чем выверенных деталей затонувшей советской Атлантиды — от аутентичных автобусов, грузовиков, интерьеров и костюмов до атрибутики атомной электростанции (съемочная группа работала в Литве, на территории закрытой десять лет назад Игналинской АЭС, реактор которой был идентичен чернобыльскому). Все события, предшествующие аварии, и все обстоятельства аварии воспроизведены в сериале точно, вплоть до мельчайших подробностей. Мы видим, как случайности умножаются на безответственность руководящих чиновников и самодурство исполнителей, и с какой неизбежностью вся эта цепная реакция ведет к роковому исходу.

В финале будет суд, и три руководителя АЭС получат большие сроки. Но только ли «человеческий фактор» был причиной трагедии? Авторы сериала подводят нас к очевидному выводу: беды можно было бы избежать, если бы не идиотская секретность, которая пронизывала всю советскую жизнь. В данном конкретном случае заведомое сокрытие правды о несовершенстве реактора вкупе с прямой ложью, в конечном счете, и предопределило катастрофу. Рискнет ли академик Легасов, свидетельствуя на суде, сказать неприятную правду или благоразумно промолчит — как он молчал до того? Те, кто уже посмотрел сериал, знают ответ. Остальные пусть увидят и услышат сами. «Чернобыль» американца Крэйга Мазина — невеселое, неприятное, пугающее и временами отталкивающее зрелище. Но деваться некуда — надо смотреть.

Поддержите наш проект, чтобы мы и дальше делали то, что вам нравится

Эта заметка помогла решить вашу проблему?

Мы затронули важную для вас тему?

Хотите поблагодарить журналистов за проделанную работу?