Сериалы-XXI. Искусство ответного удара

Сериалы-XXI. Искусство ответного удара
Герою дадут поговорить с женой — недолго / кадр из сериала

Продолжаем рубрику, которую ведет Роман Арбитман — автор «Серийных любимцев», первого в России путеводителя по англо-американским драматическим шоу. Здесь рассказывается о разных телесериалах: и тех, о которых все говорят, и тех, которые по разным причинам остались в тени. Главное, что их объединяет: все они интересны и все они достойны внимания зрителя.

 

Тайная власть (Deep State). Великобритания, 2018.

Жанр: политический боевик.

Кто придумал: Саймон Максвелл, Мэтью Паркхилл.

Кто участвует: Марк Стронг («Совокупность лжи», «Шерлок Холмс», «Джон Картер»), Джозеф Демпси (сериалы «Игра престолов», «Молокососы»), Карима МакАдамс (сериалы «Викинги», «Бесстрашная»), Лайн Рени (сериалы «Банши», «Государственный секретарь»), Анастасия  Гриффит (сериалы «Черный список», «Схватка», «Однажды в сказке»), Алистэр Петри (сериалы «Ночной администратор», «Смерть в раю», «Террор»).

Продолжительность: 1 сезон.

Мой рейтинг: 8 из 10.

У Макса Истона (Марк Стронг) — обычная жизнь: любимая жена Анна (Лайн Рени), две любимых  дочери, домик во французской глубинке, скучная работа. Однако весь давно устоявшийся жизненный уклад героя ломается после одного телефонного звонка: Джордж Уайт (Алистэр Петри) требует от Макса вылететь в Бейрут и кое с кем разобраться. Макс говорит жене, что вызван по неотложному — и неприятному — банковскому делу, связанному с отмыванием денег. Но он врет. На самом деле наш герой — не банкир, а бывший полевой агент МИ-6. Уайт — его бывший шеф, который однажды позволил своему лучшему сотруднику уйти в отставку и начать новую жизнь. Однако сейчас Макса вынуждают вернуться: его опыт шпиона и, главное, его навыки убивать людей вновь нужны стране. Или не стране?..

ПОСТЕР 

Идея о том, что во все времена и во всех странах спецслужбы не работают, мягко говоря, в белых перчатках (а потому легко используют людей в качестве «расходного материала»),  настолько банальна, что на ее основе давно уже не выстроишь мало-мальски приличного сюжета. Идея о том, что уже «списанные» агенты, обученные много лет назад, не растеряли прежней хватки и по части битья морд и стрельбы влет могут дать фору нынешней молодежи, тоже, прямо скажем, не слишком нова. Даже мотива мести бывшего агента, легко преданного своим начальством из-за сменившейся конъюнктуры, теперь уже не хватит больше, чем на пару экшен-эпизодов. Однако если все эти три идеи соединить вместе, добавить современной политики, украсить достойной актерской игрой и обрамить эффектным саундтреком, может получиться отличное сюжетное кино типа «Профессионала» с Жаном-Полем Бельмондо, который в 1981 году играл эдакого Монте-Кристо ХХ века: без сундука с золотом, но с желанием (и, главное, умением) поквитаться с теми, кто выкинул его, как битую карту.

Создателям сериала «Тайная власть» не повезло заполучить каннского лауреата Жака Одиара в качестве сценариста, а Эннио Морриконе в качестве композитора, зато злободневной политики в сериале хоть отбавляй. И поскольку сегодня Восток — дело уже совсем не тонкое и, если браться умеючи, довольно прибыльное, работа спецслужб тесно переплетается с интересами крупных компаний. Или, как в данном сериале, крупнейший международный консорциум, занимающийся строительными подрядами, лоббирует выгодную ему политику через своих людей в разведывательных ведомствах. В первом же эпизоде «Тайной власти» зритель понимает, что экс-шеф главного героя Уайт — один из тех людей. И его «куратор» из ЦРУ, абсолютно бессердечная блондинка Аманда Джонс (Анастасия Гриффит), — тоже. И поскольку в нашей параноидальной реальности власти предержащие видят мир глазами подведомственных спецслужб, в эту картину довольно просто внести коррективы. Когда мегакорпорации нужна еще одна «маленькая война» на Ближнем Востоке, надо лишь убедить начальников в Вашингтоне, что та война необходима позарез.

Авторы сериала — гордые англичане, поэтому они вовсю педалируют тему «вассальной зависимости» Лондона от Большого Брата — своей бывшей заокеанской колонии. Хотя имя Дональда Трампа ни разу не названо, по упоминанию о президентском твиттере легко догадаться о присутствии в Белом доме именно этого политика, а в ЦРУ — его ставленников. Если в МИ-6, по мысли авторов, еще попадаются более-менее совестливые люди, то в ЦРУ создатели сериала таковых не находят. Как только бывший агент Истон соображает, что его миссией в Бейруте руководят подкупленные менеджеры, наш герой становится проблемой, после чего начинается самое интересное для зрителя: противостояние одиночки Системе.

 

НА ЕЕ СОВЕСТИ - МНОГО ЖИЗНЕЙ

 

У разведывательных «контор» по обе стороны океана — немыслимые финансовые и кадровые ресурсы плюс передовая техника, а у одиночки, который не работает ни на кого, кроме себя, только опыт профи и любовь к близким, забота о которых становится главной причиной активности Истона. Бывший полевой агент, в своей жизни сделавший немало дурного, вовсе не считает себя невинной овечкой. «Человек начинает, преисполненный убеждений, веры… — с  горечью признается он. — И чем заканчивает? Лжет самому себе, оправдывая то, что творит…» Сам главный герой уже примирился с тем, что когда-нибудь ему придется расплатиться за прежние грехи, и готов играть по правилам, навязанным ему свыше. Но после того как его жену и детей берут в заложники, чтобы заставить мужа и отца выполнять приказы, начинается уже другая игра — отчаянная, жестокая, без всяких правил… 

Чтобы избежать спойлеров, от дальнейшей конкретики, как обычно, воздержимся. В течение восьми эпизодов первого сезона (говорят, что будет и второй) происходит множество разных событий на разных континентах. Камера перемещается с Запада на Восток и обратно: хайтек и техника каменного века, британские туманы и ливанская духота, небоскребы и хижины-развалюхи. Действие развивается стремительно и непредсказуемо. Погони, перестрелки, хакерские сюрпризы, лихорадочные поиски героем хоть каких-нибудь союзников и почти безнадежных зацепок, которые бы помогли агенту-изгою выкрутиться из опасной ситуации, вновь не подвергнув  близких опасности. Много крови, много насилия, никаких сантиментов.

У Марка Стронга — харизма отрицательного персонажа; в «Шерлоке Холмсе» Гая Ричи актер, например, играл роль главного негодяя. В «Звездной пыли» — принца-убийцы. В этом сериале Истон — бывший злодей, который вынужден стать героем, но не растерял злодейских повадок или, по крайней мере, не перебарщивает с гуманностью, когда наносит ответные удары. Его ответы будут «симметричными», и мы сочувствуем Истону потому, что противостоят ему силы еще более неприятные. У нашего героя, по крайней мере, однажды хватило совести выскочить из этого круговорота, а те, кто против него, остались…

Название сериала подразумевает присутствие в сюжете так называемой «теории заговора». В реальности тайный заговор, так сказать, в чистом виде, едва ли имеет место, однако для приключенческих произведений литературы и кино он необходим. И читатель, и зритель, наблюдая за перипетиями героев, жаждут конкретного ответа на вопрос: «Кто виноват?» Нам не хочется верить в то, что мы живем на самом дне океана случайностей, а миром правит энтропия. Нам очень хочется надеяться, что хотя бы зло не хаотично, а структурировано и персонифицировано. В общем, нам хочется, чтобы хоть кому-то можно было дать сдачи.