Сериалы-XXI. Между строк

Сериалы-XXI. Между строк
Кадр из сериала

Продолжаем рубрику, которую ведет Роман Арбитман — автор «Серийных любимцев», первого в России путеводителя по англо-американским драматическим шоу. Здесь рассказывается о разных телесериалах: и тех, о которых все говорят, и тех, которые по разным причинам остались в тени. Главное, что их объединяет: все они интересны и все они достойны внимания зрителя.

Пресса (Press). Великобритания, 2018.

Жанр: драма с элементами мелодрамы и детектива.

Кто придумал: Майк Бартлетт.

Кто участвует: Шарлотта Райли (сериалы «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл», «Острые козырьки»), Бен Чаплин («Тонкая красная линия», сериал «Бесконечный мир»), Приянга Бёрфорд (сериалы «Массовка», «Льюис»), Паапа Эссьеду («Убийство в Восточном экспрессе», сериал «Утопия»), Аль Уивер (сериалы «Пустая корона», «Гранчестер»), Элли Кендрик (сериалы «Игра престолов», «Ярмарка тщеславия»), Дэвид Суше («Идеальное убийство», «Приказано уничтожить», сериал «Пуаро»).

Продолжительность: 1 сезон.

Мой рейтинг: 7 из 10.

В центре Лондона стоят, разделенные небольшой площадью, два билдинга. На одном логотип The Herald. Другой украшен логотипом The Post. По утрам сотрудники этих двух ежедневных газет приходят в редакции, чтобы подготовить к печати свежий номер. The Herald — издание леволиберальное: критикует власти, защищает права бедных, пишет о судьбах мигрантов и т. д. The Post — таблоид без особого «направления»: здесь тоже могут приложить правительство и лично премьера, но с большей охотой расскажут о звездах спорта и кино и, в особенности, о громких скандалах с участием селебрити…

Главные герои сериала «Пресса», выпущенного ВВС осенью 2018 года, — завотделом новостей из The Herald Холли Эванс (Шарлотта Райли) и редактор The Post Дункан Аллен (Бен Чаплин). Оба персонажа кое в чем похожи: они профи в своем деле, и для них профессия вытеснила личную жизнь. А потому у них достаточно времени и сил для взаимной вражды. Растянувшееся на все шесть серий первого сезона противостояние Холли и Дункана связано не столько с конкуренцией газет (хотя Аллен рад обставить соседей, первым выдав сенсацию), сколько с разным пониманием журналистской этики. 

Для Холли очень важна «человеческая» составляющая новостных сюжетов: обличая и критикуя, The Herald старается не унижать людей. Дункан демонстративно ведет себя по-хамски даже со своими сотрудниками — что уж там говорить о героях публикаций! Стиль The Post — наглость, нахрап, манипуляции, передергивание, и всё для того, чтобы поймать читателя на крючок. «Мир не исправить, он деградирует, поэтому мы гребем бабло, а вы нет», — откровенничает главный редактор таблоида, обращаясь к Холли, и призывает ее не бороться с реальностью, а просто жить в ней и получать удовольствие. 

ПОСТЕР

При таком сюжетном раскладе образы героев кажутся одномерными, а их конфликт — чересчур прямолинейным, если не сказать карикатурным. В первых эпизодах Холли ведет себя, как трепетная идеалистка, переполненная профессиональным ригоризмом, а ее противник выглядит прямо-таки монстром, лишенным совести. Однако исполнителям главных ролей Шарлотте Райли и Бену Чаплину, было бы скучно изображать плоских персонажей, да и сценаристу Майку Бартлетту, на счету которого несколько успешных сериалов (включая популярного в Англии «Доктора Фостера»), хочется уйти от схем.

Уже к середине сезона образы становятся более объемными. Победительный цинизм Дункана иногда так заразителен, что может показаться едва ли не обаятельным. В его присутствии даже нравственный компас Холли может вдруг потерять направление (и героиня будет готова принять помощь от врага, догадываясь о последствиях). Сам Дункан, конечно, негодяй, но временами страдающий негодяй. И его порой одолевают сомнения, и он сам не рад, что талантливый репортер стал гением манипуляций. В некоторых эпизодах этот герой вообще вызывает зрительское сочувствие: мстительная бывшая жена хочет разлучить его с сыном, который ненавидит отчима и тянется к отцу.

Неоднозначны, впрочем, и другие персонажи сериала. Добро и зло здесь не разведены по полюсам и не «закреплены» за каждой из газет, о которых идет речь. Мы видим, например, как почтенный сотрудник The Herald, легенда либеральной журналистики, скатывается до лжи и оказывается жалким подобием прежнего себя. С другой стороны, зритель вплоть до последнего эпизода не знает, каким подойдет к финалу сезона молодой репортер The Post, афробританец Эд Уошберн (Паапа Эссьеду): то ли совесть в нем заснет насовсем (и тогда из нашего героя однажды вылупится новенький Дункан Аллен), то ли чувства добрые, присущие герою изначально, все-таки перевесят в нем благоприобретенный цинизм.

Примечательно, что на небольшую роль Джорджа Эмерсона — директора корпорации Wordlwide News, выпускающей The Post, — создатели сериала пригласили культового Дэвида Суше. Покровитель и любезный друг Дункана Аллена в одно мгновение может превратиться из улыбчивого дедушки в безжалостного босса с цепким взглядом Эркюля Пуаро. И редактор, смирив профессиональную гордыню, вынужден будет подчиняться.  

Режиссер Том Вон в интервью, посвященных выходу «Прессы» на телеэкраны, не раз  подчеркивал, что газеты, где работают герои сериала, — образы обобщенные, и не надо, мол, искать здесь близких аналогий. Однако логотип вымышленной The Herald не зря ведь смахивает на логотип реальной The Gardian, а заголовок The Post по шрифту и цвету напоминает заголовок таблоида The Sun. И тематика публикаций, и стилистика, и манера руководства названных изданий похожи, вплоть до деталей. К примеру, у подлинной The Gardian сегодня тоже женщина-редактор (хотя, конечно, Амина Чадури, сыгранная Приянгой Бёдфорд, отличается от реальной Кэтрин Винер), а среди материалов, недавно вызвавших общественный резонанс, — цикл статей об электронной слежке спецслужб за рядовыми гражданами (нечто подобное есть и в новом сериале).

Другое дело, что важнейший для сюжета конфликт двух газет выглядит несколько надуманным. Да, он необходим, чтобы явственней продемонстрировать зрителю журналистскую «кухню» и показать, «из какого сора» могут вырастать нынешние сенсации. Но в действительности бульварному таблоиду и серьезному аналитическому изданию, по сути, нечего делить и незачем враждовать: слишком разные у них задачи, цели и аудитория. Пожалуй, сегодня у газет разного «направления» есть куда больше поводов для проявления профессиональной солидарности. Свобода слова нужна всем, а желающих слегка «попридержать» ее — конечно же, в интересах государства! — хватает везде. Быть может, неожиданное сотрудничество вчерашних оппонентов и станет сюжетом для второго сезона сериала «Пресса». Если он, конечно, будет снят.