Сериалы-XXI. Защитный механизм

Сериалы-XXI. Защитный механизм

Продолжаем рубрику, которую ведет Роман Арбитман — автор «Серийных любимцев», первого в России путеводителя по англо-американским драматическим шоу. Здесь рассказывается о разных телесериалах: и тех, о которых все говорят, и тех, которые по какой-то причине остались в тени. Главное, что их объединяет: все они интересны и все они достойны внимания зрителя.

Филадельфия (Philly). США, 2001 — 2002.

Жанр: юридическая драма.

Кто придумал: Стивен Бочко и Эллисон Кросс.

Кто участвует: Ким Делани (сериалы «Армейские жены», «Пожарные Чикаго»), Том Эверетт Скотт («Ла-Ла Ленд», «Американский оборотень в Париже»), Рик Хоффман (сериалы «Форс-мажоры», «Кто такая Саманта?»), Скотти Левенворт («Жизнь как дом», «Эрин Брокович»), Диана-Мария Рива («Чего хотят женщины», сериал «Хорошие парни»), Кайл Сикор («В постели с врагом», сериал «Женщина-президент»), Роберт Харпер («Война супругов Роуз», «Близнецы»), Джеймс Дентон (сериалы «Отчаянные домохозяйки», «Притворщик»), Дена Дитрих («Всемирная история, часть 1», сериал «Полиция Нью-Йорка»), Кристанна Локен («Терминатор-3: Восстание машин», «Кольцо Нибелунгов»).

Продолжительность: 1 сезон.

Мой рейтинг: 8 из 10.

Сериал начинается со скандала в зале суда: адвокат Мариан Маршалл (Джоанна Кэссиди) во время защитительной речи устраивает нечто вроде стриптиза. Ее отвозят в психиатрическую клинику и, скорее всего, вылечат, но к своей профессии она уже вернуться не сможет. Таким образом, ее партнер по юридической фирме Кэтлин Магуайр (Ким Делани) остается в одиночестве. Чтобы фирма не разорилась, героине приходится пригласить нового партнера — молодого адвоката Уилла Фромана (Том Эверетт Скотт). Уилл всем хорош: умен, красив, честен, красноречив, знает свою профессию, но у него два недостатка. Первый — защищая клиента, он может прибегнуть к методам если не за гранью закона, то на опасной его грани. Второй недостаток — он страшный бабник. Его отношения с прокурором Лизой Валенски (Кристанна Локен) не мешают ему встречаться с другими женщинами. Или, скажем мягче, не мешают ему отвечать на чувства других женщин — коллег-юристов и не только…

Сериал выстроен как традиционное «вертикально-горизонтальное» драматическое шоу. В каждом эпизоде — как минимум два судебных дела (в одном участвует Уилл, в другом — Кэтлин). Одновременно разворачиваются несколько «долгоиграющих» сюжетов. Один из них — отношения Кэтлин со своим бывшим мужем, заместителем окружного прокурора Дэниелом Кавано (Кайл Сикор). За двадцать две серии первого — и единственного — сезона зритель так и не узнает, в чем была причина развода. Заметим лишь, что Дэниел хотел бы получить второй шанс, но, видимо, есть нечто, мешающее героине второй раз вступить в ту же реку. Впрочем, отношения экс-супругов не так уж плохи: они воспитывают сына Патрика (Скотти Левенворт), который любит и маму, и папу. Так что героям приходится сохранять как минимум внешнюю взаимную лояльность, чтобы не ранить чувств ребенка.

Шоураннер сериала Стивен Бочко (1943 — 2018) был докой в драматичкеских шоу — достаточно вспомнить хотя бы «Коломбо», для которого сценарист придумывал сюжеты несколько лет подряд. Бочко знал все «манки» для зрителей. Юридический процедурал — это непрерывный калейдоскоп: новые дела, персонажи, конфликты. Это постоянные схватки адвокатов с прокурорами в суде. Это возможность хоть мимоходом, но коснуться любой животрепещущей темы — от домашнего насилия до организованной преступности, от ущемления прав женщин до коррупции. А какие колоритные судьи проходят через все повествование! Чего стоит, скажем, самовлюбленный капризуля Ирвин Хоуз (Роберт Харпер). Или Эллен Армстронг (Дена Дитрих), которая не расстанется со своей собачкой даже во время слушаний. И если кто-то из участников песику не понравится, быть беде…

Еще одно немаловажное обстоятельство. Поскольку главные герои — адвокаты, их подопечные чаще всего — далеко не ангелы. Авторы сериала, правда, позволяют Уиллу и Кэтлин выбирать клиентов и не связываться с явными отморозками, но поскольку некоторый процент дел им приходится вести по назначению государства, то время от времени им попадаются и чистые монстры. И что делать адвокату серийного насильника, например, если полиция облажалась, добывая улики, и, по букве закона, негодяя надо освобождать? Кроме того, адвокатская фирма держится на плаву, если приносит деньги. Когда крупный мафиози предлагает фирме кругленькую сумму за защиту дочери-наркоманки (ее явно подставила полиция), кто откажется восстановить справедливость? В конце концов, родителей не выбирают и девушка не в ответе за папу — «крестного отца».

Сериал был закрыт после первого сезона из-за низких рейтингов. Да и придирчивые критики, вроде Фила Галло в Variety, не нашли в «Филадельфии» некой изюминки, которая бы позволяла выделить драматическое шоу из череды других. И все же, обозревая этот юридический процедурал в исторической перспективе, нельзя не заметить влияние, которое оказала «Филадельфия» на более удачливые сериалы, снятые коллегами Стивена Бочко.

Вспомним хотя бы, с чего начинаются «Юристы Бостона» (2004 — 2008)? Со сцены внезапного безумия именного партнера юридической фирмы «Крейн, Пул и Шмидт». Это происшествие меняет расстановку сил в руководстве фирмы — что дает толчок к развитию сюжета. Не то, чтобы опытный профи Дэвид Келли подсмотрел идею у коллеги, но…

В юридическом сериале «Форс-мажоры» (2011 — 2019) среди главных героев есть далеко не самый симпатичный персонаж Луис Литт. Нетрудно предположить, что актер Рик Хоффман, работая над ролью, отталкивался от своего Терри Лумиса из «Филадельфии». Литт — тот же самый Лумис, только постаревший, озлобившийся, разочаровавшийся в людях и в законе.

Еще один пример. В одном из первых эпизодов «Филадельфии» уже упомянутый судья Хоуз эдак по-отечески выговаривает главной героине: дескать, ее бывший муж делает хорошую карьеру, и если бы Кэтлин не развелась с ним, могла бы однажды стать женой окружного прокурора, а потом, может, и губернатора (в конце сериала Дэниел Кавано и в самом деле побеждает на выборах прокурора округа). Ничего не напоминает? Ну конечно: сериал «Хорошая жена» (2009 — 2016). Сценаристы Мишель Кинг и Роберт Кинг просто «доиграли» идею до конца. Алисия Флоррик, героиня Джулианны Моргулис, — по сути, та же Кэтлин Магуайр, но только ей не хватило духа расстаться с мужем-прокурором гораздо раньше…

Ну и, конечно, опыт «Филадельфии» не прошел бесследно и для самого Стивена Бочко. Семь лет спустя он вернулся к той же теме в «Адвокатской практике» (2008 — 2009) и укрупнил сюжет, в прежнем сериале лишь намеченный. Герои, молодые адвокаты и прокуроры, бьются друг с другом днем на судебных процессах, но вечером в любимом баре забывают взаимно нанесенные раны и снова становятся друзьями, заводят отношения и пр. В этом нет и намека на профессиональный цинизм (мол, суд — просто игра для публики, а юрист юристу глаз не выклюет). Тут другое. Персонажи обоих сериалов воспринимают себя, прежде всего, как служителей Закона, для которого обвинители и защитники имеют равные права — и пусть победит сильнейший. Звучит несколько идеалистично? Ну так искусство (в том числе и искусство сериала) не обязано зеркально отображать реальную жизнь. В самых удачных случаях оно способно ее изменить. И даже, представьте, к лучшему.