Снеговики и Дуремары

Снеговики и Дуремары
Карикатура Ольги Пегановой / © ИА «Версия-Саратов»

Саратовские учителя и воспитатели захныкали, заголосили: начальники из администрации велят в снеговиков нарядиться и по проспекту Кирова идти дружно. Под названием “Новый год шагает по Саратову”. Да, ко всему прочему, костюмы учителям сказали подготовить самостоятельно из простыней, ваты и ведёрок для мусора, надо думать. Само собой, как история на поверхность всплыла, начальники возопили, что никого принудительно не заставляют, всё по желанию, что вы, что вы, да ни в жизнь такое!

Ну, начальники так всегда вопят в случае чего. И на митинги стабильности у них всё по желанию, и на бессмертные полки никаких разнарядок, и на парад снеговиков сами записываются. На это обращать внимание не нужно. Дело в другом. 

Значит, учителя не желают быть в холопском театре и шагать раскорякой по проспекту и смеяться, как того администраторы желают? Понятное стремление. Но немножко странное.

Во-первых, в последнее время то тут, то там предаются огласке случаи, когда учителя и завучи проводят воспитательные беседы со старшеклассниками. Рассказывают школьникам о том, что они винтики, а тут кругом система. Переть против нее не стоит, на митинги неугодные выходить не надо, а надо помалкивать и всё выполнять. Тогда и чай с сахаром будет, и в институт удастся поступить. Ослушаются — проблемы появятся. Было такое? Было, и в Саратове тоже. Но не станем злорадствовать, не все же снеговики… то есть учителя так думают.

А во-вторых, стоит ли так паниковать за один день дуракаваляния, милые учителя? Подумаешь, раз в год попросили нарядиться снеговиком и на потеху людям прогуляться! Вот слёзы лить начали.

Я вам скажу так по секрету: у нас тут все на потеху, все ряженные и на празднике. И не один день, а годами, милые мои физички, математички и биологички.

Вот возьмите, например, Валерия Радаева. Почти шесть лет назад человека вызвали в учительскую и сказали, что ему дома надо пошить костюмчик, и он будет Зайчиком. Потому что его предшественник Павел Ипатов не мог справиться с этой ролью, всё время хотел быть Лисёнком, да не простым, а чернобурым. И так, и этак с ним возились, ни в какую не захотел Зайчиком. Надоел, убрали с праздника за плохое поведение.

И что?! Разве плакал Валерий Васильевич, петиции писал какие-то слёзные?! Ни в коем случае. Он копилку разбил, деньги решительно вытащил, что на самокат копил. Пошёл на Сенной базар, купил ткань нужную, пуговки в фурнитуре на носик, вату на хвостик. Дома начертил-выкроил, на машинке педальной - трр-трр-трр - сшил себе костюмчик. Ушки из фланелевой ткани скрутил, приладил. В зеркало глянул - ну вылитый Зайчик. И ничего - скачет! По всей области. От Хвалынска до Калининска. По Сабуровке и Энгельсу. Глаза испуганные и радостные одновременно. Разговоры соответствующие: капуста, морковка, редиска. Летать хочет. Завучи на него не нахвалятся. Молодец.

А вот Миша Исаев, из новеньких. То есть, он раньше у нас учился в школе, потом в московской, теперь опять к нам перевели.

Много лет в Москве он был в роли, собственно, Медвежонка. Там их много медвежат в думе, им что велят, то они и делают: кувыркаются, под балалайку смешно пляшут, и в юбках кружатся под “Барыню”. В особых случаях на велосипедах ездят одноколесных. За это им дают сахар, фотографируют с людьми, зовут на развлекательные передачи, и они рычат, поднимаясь на задние лапы.

Но в этом году Мише Исаеву велели костюмчик Медвежонка сдать и сказали, что отныне он будет Пчёлкой, но уже в Саратове. Тот зажужжал, что всегда об этом мечтал, дело ему хоть и непривычное, но рад попробовать, и полянки в округе знакомые с босоногого детства.

Всё это случилось внезапно, но почему? Да потому что до Миши Исаева из упитанного мальчика Валерия Сараева тоже хотели сделать Пчёлку. Тот вначале резво летать начал. С раннего утра кружил над городом, в трамваи-автобусы залетал, остальные ребята за ним едва поспевали.

Но через некоторое время Валерий Сараев решил: ну что я такой серьезный и как дитя малое с крылышками бегаю?! Не хочу быть Пчёлкой на утреннике, хочу быть Пиратом, с детства мечтал. Да как возьму на абордаж все избирательные участки, так все узнают про меня! Свистать всех наверх, где моя шпага, тащите мне рому!

Узнали. Большой переполох был. В Москве педсовет собирался, кричали: “Позор! Несносный мальчишка! Все урны исписал плохими словами, все протоколы! Примерно наказать”.

Зайчику нашему трезвонили. То есть Валерию Радаеву. Он Валерия Сараева из школы и исключил. Не будь Валерий Радаев Зайчиком, ещё бы и розог выписал, а там гляди и на учёт в милицию поставили бы Валерия Сараева. Но Зайчик у нас добрый. Пожурил, с праздника убрал и дело с концом.

И оборотился удалой Пират в Рыбку, нырнул вглубь и никто не видел его три месяца. Ходили слухи, что он Электроником хотел быть, электричеством заниматься. Не вышло. Но стал Звездочётом. То лаборант-учёный он теперь в центре метрологии и стандартизации. С вакуумом работает, с измерительными волнами, анализы проводит. Пока Валерий Сараев не самый главный Звездочёт, но стремится к этому. 

А вот взять Сергей Юрьича Наумова. Он много лет был Сиропчиком. Добрый, мягкий, сладкое любил, в солнечном институте сидел.

Его спросили в прошлом году: пойдёшь к нам Фунтиком, мы тут роль написали для тебя?! Тот согласился. А сам взял и стал фокусы показывать вне конкурсной программы, не по роли стал действовать. Ко всему прочему ему велели из института-то уйти, нельзя на двух праздниках главные роли исполнять. А он чудиком прикинулся, не понимаю, говорит, Фунтик же я! Ну конечно, дядюшки Мокусы его за такие вольности из самодеятельности и попросили. Опять надел костюм Сиропчика, вернулся в институт. Ничего так, улыбается.

Мало? Ещё можно! А вот Дима Чернышевский, ему завучи по осени сказали: хватит шататься, кем хочешь быть к праздникам?! Он сразу и выпалил: Лешим желаю! Согласились. Ходит по думе, потрясает бородой и ветками.

Коля Бондаренко и Саша Анидалов - их вообще не хотели принимать: баламуты, неслухи, грубят, переговариваются. Рогатки, конечно, у обоих. Саша прокричал, что будет Чапаевцем, Коля ответил, что он тогда Буденновцем. И вообще: смелость города берёт, а тут какая-то дума, подавай нам буржуев и помещиков! На Сашу Анидалова уж и охранку вызывали, и жандармами пугали. Говорят, хотел из кабинета химии шкап с магнием вынести, он искру даёт хорошую. Всё ему нипочём.

То ли дело Юлия Литневская. Её спросили: кем мечтаешь быть, Юленька?! Она глазки потупила: Снежинкою. Кивнули завучи, разулыбались: прилежная девочка, отличница, гордость школы. Пошила Юля костюмчик из тюлевой ткани, порхает, ресничками хлопает, тает ото всего. Чуть что - стихи звонко говорит, нигде не собьется.

А Александр, боюсь произнести до нервной тряски, Соломонович! А?! Дорогие учителя, разлюбезные, плаксы вы этакие! Вы вообще, знаете, что это за человек?! Это сейчас он в бухгалтера и товароведа наряженный ходит, костюм справил. А раньше-то!

Вы можете себе представить, сколько утренников-капустников по нему прошли-проехали за двадцать-то лет общественной жизни?! Это же никакому Джигарханяну не снилось. Сан Соломонычу продюсера бы хорошего в свое время, он бы уже десять лет в Голливуде жил, с блондинками и мулатками в личном бассейне купался. Но! Они бы потом, кстати, и обвинили его в домогательствах, так что не надо Голливуда.

Однако, кем только Александру Ландо ни приходилось быть по велению начальников: и космонавтом, и генпрокурором, и скрипачом из Бердичева, и танцевальной дамой из бурлеска. Не роптал, в прессу не обращался с воззваниями. Платье из занавесок делал, балаковскую мочалку на голову и вперед канканом!

И это я только говорю о наших, и о малой их части. Даже не трогаю федеральных затейников из их департаментов и ведомств. Сколько там артемонов, буратин, поросят, козлят, кикимор, дуремаров, карабасов-барабасов и прочих — не только проспект и пешеходную зону наполнить можно было бы, а даже весь мост заполонить до Энгельса. Танцуют, выплясывают, в дудки играют, вприсядку и колесом идут, по земле катятся в светлое рассейское будущее.

Так что учителя, милые химички и русички, не самое страшное Снеговиками пройтись по Кирова раз в году. Но с одним согласен: только за гонорар! И если уж кому-то так хотелось, чтобы педагоги с ведерками на голове прошагали парадом, так выписали бы им премию в тысчонку рублей. Всего-то надо — тысяч 200-250 рублей! Тьфу! Себя-то Дуремары не обделяют за многолетний, звонкий балаган.