Сотрудник УФСБ сделал внезапное заявление в ходе процесса по делу о покушении на мошенничество адвоката Аникеева

Сотрудник УФСБ сделал внезапное заявление в ходе процесса по делу о покушении на мошенничество адвоката Аникеева
© ИА «Версия-Саратов»

Во Фрунзенском районном суде Саратова допросили предпринимателя Игоря Крупенича. Он является свидетелем по уголовному делу о покушении на мошенничество, обвиняемым по которому выступает адвокат Андрей Аникеев.

Именно Крупенич свел Аникеева с чиновником из мэрии, жену которого судили во Фрунзенском районном суде. Свидетель, отвечая на вопрос судьи Светланы Гоголевой, пояснил, что знает Аникеева более 10 лет. Что касается чиновника мэрии, то с ним он был соседом по даче в Усть-Курдюме.

Свидетель пояснил, что Аникеев обратился к нему с просьбой договориться о встрече с чиновником примерно в августе 2018 года.

«Вопрос касался юридической помощи. Я не вникал в дальнейшие подробности. Познакомил и все», — рассказал Крупенич. Предварительно он встретился с чиновником рядом со зданием Саратовской областной думы. Отвечая на вопрос прокурора, свидетель рассказал, что сама встреча проходила в Усть-Курдюме.

FU8GmQxOmqQ
Игорь Крупенич

«При разговоре не присутствовал, сути дела не знаю», — отметил свидетель. Разговор между Аникеевым и чиновником, по его словам, проходил 5-10 минут. В дальнейшем он не интересовался, о чем договорились Аникеев и чиновник мэрии.

Затем прокурор Петр Тихонов зачитал протокол очной ставки. На ней Крупенич заявил, что не согласен с показаниями чиновника, который утверждал, что в ходе встречи перед облдумой в разговоре звучала фамилия судьи Дюжакова и речь шла о миллионе рублей.

Последним сегодня допросили свидетеля Дмитрия Иванова (фамилия изменена). Он является сотрудником УФСБ по Саратовской области. «19 октября от моего непосредственного руководства поступило указание оказать помощь моему товарищу по службе в ОРМ. Он принял участие в задержании объекта. Была дана команда задержать объект. Мы осуществили физическое задержание объекта», — пояснил он. О том, что это был адвокат Андрей Аникеев, оперативник ФСБ узнал только в следственном отделе по Фрунзенскому району.

LVTfSXB0kd4
Дмитрий Иванов (фамилия изменена)

«У нас начался разговор о том, что, со слов Аникеева, он пояснил, чтобы избежать уголовной ответственности, может ли он передать 1 миллион рублей судье Дюжакову. На тот момент соответственно я всей ситуации не знал и не понимал. Я задал ему вопрос: „Имеется ли у вас, господин Аникеев, договоренность с судьей Дюжаковым?“ На что господин Аникеев пояснил, что взаимоотношений никаких нет, но судья Дюжаков ему известен. Однако господин Аникеев сообщил, что у него есть знакомый некий коммерсант, который может передать эти денежные средства — 1 миллион рублей», — пояснил оперативник УФСБ. Его показания очень удивили сторону защиты.

Прокурор Тихонова задала еще несколько уточняющих вопросов. Затем слово взяла сторона защиты. «Это ложь! Зачем это вообще? Я не понимаю», — прокомментировал показания Иванова (фамилия изменена) Аникеев. Оперативник УФСБ пояснил, что его слова может подтвердить коллега Петров (фамилия изменена).

«Почему обстоятельства, которые вы сейчас изложили, ни разу не давали на предварительном следствии?» — спросила защитник Елена Сергун.

«Я узнал из средств массовой информации все обстоятельства этого дела, а также увидел его видеообращение, то, что он решил опорочить честь и достоинство органов безопасности. Поэтому я решил донести в суде», — пояснил оперативник органов госбезопасности.

«Судя по документам, которые у нас исследовались и имеются в деле, у нас имели место два ОРМ, которые проводились сотрудниками одного и того же отдела. Вы что действительно в одно и то же время, в отношении одного и того же человека с помощью одного и того же человека проводили два параллельных ОРМ, не пересекаясь друг с другом?» — уточнила Сергун.

«Да, у нас имеет место такое на службе, что мы не имеем права перед коллегами даже соседних подразделений раскрывать объекты, в отношении которых проводятся оперативно-розыскные мероприятия с грифом „сов. секретно“», — ответил сотрудник УФСБ. По его словам, закон один об ОРД, а методов и способов много.

Сергун еще раз попросила рассекретить документы, потому что обвинение основано на материалах ОРМ, которых нет в деле. Аникеев попытался добиться от сотрудника УФСБ, знал ли он 19 октября 2018 года, что вторым объектом, в отношении которого проводилось ОРМ был Аникеев. Тот пояснил, что связал это с обвиняемым по данному уголовному делу только через год.