Сын убитого бизнесмена Джафарова рассказал о переписке с вымогателями, оказавшимися киллерами

В процессе по делу саратовской «банды киллеров» перед коллегией присяжных выступили адвокаты Алексея Клусова, Михаила Силенко и Юлии Быстровой. Они обвиняются в серии заказных убийств, покушении на убийства, незаконном обороте оружия и других тяжких преступлениях. Подробно о сути предъявленного обвинения присяжным уже рассказал прокурор Григорий Жидков.

Адвокат Иван Найденов сообщил, что позиция его подзащитного с самого начала расследования не менялась. Клусов полностью признает свою вину.

Адвокат Александр Лагода заявил, что он защищает Михаила Силенко. По словам защитника, Силенко свою вину не признает полностью. Он не знал о существовании банды, которую якобы создал его отец. Все огнестрельное оружие, изъятое из квартиры, было приобретено на законных основаниях, так как он состоял в обществе охотников.

«На предварительном следствии он не давал никаких показаний. Ему не было ничего известно об обстоятельствах совершения преступлений, в которых его обвиняют», — пояснил адвокат.

Силенко-младший сообщил, что потерпевших не знал, на местах преступления не был. Обвинение в бандитизме он также полностью отрицает, заявив, что ничего не знал об отце, который ушел из семьи, его гражданской жене Быстровой и подчиненном отца Клусове.

Адвокат Марина Гвоздева пояснила, что Юлия Быстрова признала свою вину частично. Она заявила, что ее клиентке было известно от Романа Силенко и Алексея Клусова о том, что они хотели завладеть 2 миллионами рублей. О том, что при передаче денег родственников Джафарова должны были взорвать, она не знала. Свою причастность к убийствам Стадника, Джафарова и Тарасовых, а также к незаконному обороту оружия она не признает. «Быстрова сотрудничала со следствием и рассказывала все, что ей известно», — пояснила адвокат.

Затем в суде допросили сына убитого бизнесмена Джейхуна Джафарова — 29-летнего Заура.

В день убийства он был в бильярдной с братом. Когда позвонила мать, они незамедлительно поехали домой. Записи с камер видеонаблюдения просматривал брат Заура.

Прокурор спросил, есть ли у потерпевшего предположения, почему был убит его отец.

«Соображений нет, но давление шло на бизнес. Конкретных лиц, чтобы он с кем-то конфликтовал, такого не было», — сообщил он. Затем он поехал в офис, «там изымали все, что можно было изъять», — пояснил свидетель.

Затем Джафаров сообщил, что через председателя азербайджанской общины начали поступать письма с требованием двух миллионов рублей за информацию об убийцах отца. В итоге письма начали поступать семье Джафаровых. Сын убитого вел переписку с вымогателями под контролем оперативников.

В частности, первая бутылка с флешкой была за родником на окраине Заводского района. Были еще две флешки, одна из них — в парке Победы за колесом поезда. В последнем послании было указано новое место встречи. Затем в дело вступил дядя Заура. Всю переписку контролировали силовики.

Накануне ЧП в Красном Яре в марте 2018 года к Джафаровым приехал оперативник «Кобры» и попросил машину отца, но мать отказалась давать ее. Заур Джафаров признался, что сам хотел ехать на место передачи сведений, но силовики ему запретили.

Поддержите наш проект, чтобы мы и дальше делали то, что вам нравится

Эта заметка помогла решить вашу проблему?

Мы затронули важную для вас тему?

Хотите поблагодарить журналистов за проделанную работу?