«Трупы русских мы складывали в один окоп, немцев — в другой»: ветеран тыла поделилась воспоминаниями о сражении на Курской дуге

«Трупы русских мы складывали в один окоп, немцев — в другой»: ветеран тыла поделилась воспоминаниями о сражении на Курской дуге
Мария Филиппова / © ИА «Версия-Саратов»

Сегодня исполняется 74 года со дня Победы в Великой Отечественной войне. По данным на 6 мая 2019 года, до этой даты дожили чуть больше тысячи участников войны и более 13 тысяч тружеников тыла. Одна из них, Мария Филиппова сейчас живет в Татищево Саратовской области. В этом году ей исполнилось 94 года, но события тех страшных лет ветеран войны помнит до сих пор: когда-то 16-летней девчонке ей пришлось копать окопы и убирать тела погибших после сражений на Курской дуге. Труженик тыла поделилась с нами воспоминаниями:

«Я родилась и выросла в селе Милаевка Курской области. В 1941 году мне исполнилось 16 лет. В мае я получила свидетельство об окончании неполной средней школы. У нас прошел выпускной — все радовались, веселились. Никто из нас тогда не подозревал, как сильно изменится наша жизнь через несколько недель. Я помню этот день: 22 июня 1941 года. Было обычное воскресенье, все отдыхали, занимались своими делами. Тут в окно мы увидели, как возвращается из районного центра, который располагался недалеко от нашего села, наш сосед на лошади. Он кричал: «Война началась!». Мы, конечно, испугались. Сразу же собрались всей деревней и решили организовать бригады для работы на полях: ведь теперь наше пропитание зависело от собранного урожая. На собрании тогда какой-то дед сказал: «Лучше бы Сталин с Гитлером друг с другом подрались, зачем войну затевать».

Помню, однажды фашисты проезжали через нашу деревню. Тогда я их впервые и увидела. Сначала мы услышали гул моторов — оказалось, что немцы приехали на мотоциклах. Их было штук 200, и на каждом сидело по два вооруженных человека. Мы до этого ни разу не видели такой транспорт, поэтому вся детвора выбежала на улицу на него посмотреть, и я в том числе. Потом меня отец отругал за это, ведь меня могли убить. Но нам повезло, обошлось без жертв. Фашисты быстро уехали, и у нас в деревне остались одни старики и дети: остальные ушли воевать.

До 1943 года жители деревни работали в полях: каждый день мы копали лопатами по 15 соток, было тяжело, женщины надрывались, плакали, но нужно было выживать.

В феврале 1943 года через нашу деревню проезжала сибирская армия — бойцы были на белых лошадях, в белых полушубках и белых валенках. Помню, как они отправили отца в соседнюю деревню, чтобы узнать, остались ли там немцы. Мы с мамой очень боялись, что папу там убьют. Но он вернулся и рассказал, что врага там нет. Тогда сибиряки двинулись в ту сторону, и дошли практически до границы с Украиной. Там-то их и поджидали фашисты. На этом месте был пустырь, на котором стояли 3 церкви. Немцы забрались на них и стали стрелять из пулеметов в наших бойцов. Много русских погибло в этом бою…

Летом 1943 года советское командование готовилось к крупнейшему сражению — битве на Курской дуге. Она началась 5 июля. Я вместе с другими женщинами и подростками два с половиной месяца копала окопы под руководством Георгия Жукова и Родиона Малиновского. «Ну, девочки, мы прогоним этого врага, прогоним», — кричали они нам. К этому месту тогда столько техники нагнали: и Катюш, и танков.

В начале августа нас отпустили домой, а советская армия пошла в наступление. Бои шли весь август недалеко от наших домов, дрожали земля и стекла. Было страшно. После сражения нас, молодых девчонок, погнали убирать тела погибших. Трупы русских мы складывали в один окоп, немцев — в другой. Это продолжалось несколько дней.

9 мая я запомнила на всю жизнь — все и плакали, и радовались. Не было в деревне ни одной семьи, в которой бы не жил участник войны. У меня 3 брата участвовали в боях. Двое — Гриша и Яша — пришли домой раненые. Один — старший Ваня — погиб в боях под Москвой. Ему было всего лишь 23 года…»