«У меня паранойя развивается»: водитель маршрутки рассказал о своем психологическом состоянии в период карантина и о средствах защиты, которых нет

«У меня паранойя развивается»: водитель маршрутки рассказал о своем психологическом состоянии в период карантина и о средствах защиты, которых нет
© ИА «Версия-Саратов»

С этой недели в Саратовской области введен карантин в связи с распространением коронавирусной инфекции. Однако далеко не все самоизолировались. Многие продолжают передвигаться на общественном транспорте. Мы поговорили с водителем микроавтобуса, курсирующего по маршруту в городе-спутнике Саратова — Энгельсе. Каково ему работать в условиях пандемии? Какие у него гарантии на случай, если придется заглушить двигатель и сидеть дома? Какими средствами защиты обеспечивают владельцы маршрутов? Коротко: всё очень плохо. И в областном центре, по словам собеседника, примерно также.

— У тебя что-то в работе изменилось?

— Да все, вроде, как обычно. Только у меня паранойя развивается. Мне кажется, что все вокруг заразные. Я на людей уже покрикиваю. Встанут и дышат на меня. Прям бесят.

— Да, я сегодня шел по улице и поймал себя на том, что задерживаю дыхание, когда прохожу мимо людей. Это такая нормальная тренировка на дыхалку.

— Во-во. И я также. Зашел недавно в магазин и кажется, что все больные. Ждал, пока все от кассы отойдут.

— В Саратове сейчас разрешили официально общественному транспорту реже ходить. В Энгельсе также?

— Ну, у нас итак не все на маршруты выходят.

— Руководство собирало водителей? Были какие-то беседы о том, как дальше работать? Или не выход на маршрут — это личная инициатива? Ну, типа, испугались вируса. Или того, что больше денег на бензин сожгут, потому что все по домам сидят?

— Никто не собирал нас. Насколько знаю, по инициативе предпринимателей пустили машины через одну, поскольку людей стало меньше, все это понимают. Процентов на пятьдесят уменьшился пассажиропоток.

Многие просто сами поставили свои машины, потому что ежедневный план выполнить невозможно в такой ситуации. В Саратове, насколько я знаю, тоже сократили число. Допустим, ходило пятнадцать, а теперь — десять. В общем, изначально это — решение предпринимателей. Но если человек сам отказывается работать в карантин, то его никто не вправе заставить в это время работать.

— Но ты работаешь.

— Да.

— Страшно?

— До жути. Многие испугались просто и не вышли на маршруты. Кто-то наоборот обрадовался большим выходным. Но в большинстве своем, все-таки, не идут на работу из-за того, что заработка нет.

У нас пока план собирается, и я выхожу на маршрут. Я сразу сказал шефу, что бесплатно мотаться по городу — это не мой случай. Если захочу быть волонтером, то не буду для этого вставать в четыре часа утра и ложиться в одиннадцать ночи, как у нас выходит по графику. Я тогда просто встану в нормальное время и пойду пожилым людям помогать.

— У вас, конечно, предусмотрены меры поддержки на случай простоя? Это же нештатная ситуация, все такое.

— Объясняю систему нашей работы. У нас нету зарплаты. Просто ее нету. Никакой. Даже если официально ты работаешь и типа получаешь двенадцать тысяч. Тебе все равно никто ничего не платит. И если я сейчас сяду дома, то ни-че-го не получу. Не только я. И все остальные, в том числе — автобусники. Никто ничего однозначно получать не будет.

Хоть месяц дома сиди, хоть неделю — выплат точно не будет. Поэтому я и работаю. Хотя паника есть. И понимаю, что рискую своим здоровьем и здоровьем близких.

— Ок, ладно. Чем водителей обезопасили?

— Ха-ха-ха. Нам только неделю назад всем раздали хлорку. По бутылке в руки. И сказали мыть салон с ней теперь. Ни перчаток, ни антисептиков. Сегодня (мы беседовали 31 марта, — прим. авт.) мне рассказали, что вроде бы маски раздали.

— Их же, кажется, каждые два-три часа менять надо. Много раздали?

— Одну.

— …

— Не знаю пока — одну на водителя или на машину. Ну, то есть, каждому сменщику по одной или на всех…

— Это сейчас не смешно.

— Да, совсем не смешно. Но у нас есть хлорка.

— А как насчет гигиены? Ну, там, на конечных остановках санузлы какие-то есть? Руки помыть, все такое?

— У нас вообще негде руки помыть и в туалет сходить. Воды-то набрать — и то негде. В Саратове, когда я работал на одном из маршрутов, хотя бы бесплатные биотуалеты были. А тут практически везде — ничего. Я эту тему уже поднимал у руководства.

— И что говорят?

— Да ничего. После обращения разрешили типа в одном из госучреждений ходить в туалет. У нас рядом с ним конечная. Там вот у них на улице есть сортир. Загаженный адски. На другой конечной есть более-менее нормальный. Но там у бабки в ларьке нужно ключи взять и десять рублей ей заплатить. Да и на это времени просто нет. Пока откроешь-закроешь, уже ехать надо. Кроме того, она не всегда на месте.

Знаю, что на каких-то маршрутах есть туалеты, в которые за деньги можно попасть. Мне кажется, что предприниматель не должен за туалет брать деньги. Он должен обеспечить работника хотя бы этим.

На большинстве маршрутов туалетов сейчас или вовсе нет, или они типа сортир — деревянные и загаженные. И без того полно нарушений у нас, так еще во время этого карантина никто вообще не заботится. А заболеешь — им-то плевать… Никто отвечать не будет.

— Вот это все учитывая, если вдруг по сценарию Москвы пойдет, то что тогда водителям маршруток делать? Ну, то есть, если много заражений вдруг будет, массовые изоляции… И что ты конкретно думаешь делать на такой случай?

— А что делать?! Как и многие, мы же не одни такие, дома будем сидеть… Да не знаю я, если честно…

— Вы сейчас прям как врачи — на передовой, в постоянном контакте с населением. Я помню, что есть хлорка. Но чем еще обезопасить себя стараешься?

— Мы точно как врачи, только у них средства защиты есть. А мы ездим, и кто понимает проблему — тому страшно. Вчера было 1800 зараженных в России. Сегодня уже — 2300. Быстро растет число.

Пойду на работу — перчатки одноразовые возьму. Буду спиртом их протирать. Я понимаю, что это — без толку. Но спокойнее так будет. Он хоть и осядет, но не на руки, а на перчатки…

— Для вас парадоксальная ситуация получается. Хорошо бы, чтобы люди дома сидели больше. Но для заработка хорошо наоборот…

— Пусть лучше дома сидят. Все должны сидеть дома. Только так мы это переживем. Пока, к счастью, нет такой ситуации как в Италии, во Франции, в США.

— Напоследок, что бы пожелал руководителям — владельцам маршрутов? В разрезе происходящего сейчас, и вообще? Или, может, власти на что-то конкретно внимание обратить?

— У меня одно пожелание сейчас — чтобы они обеспечили хотя бы минимальную безопасность водителям. А не так, чтобы мы сами пытались это как-то сделать. Многие ведь не понимают масштабов происходящего.

— Ну, то есть, элементарно — маски, перчатки, антисептики нормальные?

— Вот именно. И нормальные маски — респираторы. А не эти, которые бестолковые. Тогда и водителям легче было бы работать.

— Короче, чтобы они хотя бы это обеспечили или шли нафиг.

— Конечно. Если сейчас до нашего региона дойдет эта зараза, то уж лучше дома пересидеть месяц, чем умереть от удушья.