«У нас один пациент перерезал трубки систем и с ножом гонялся за докторами»: врач из «красной зоны» рассказал, как коронавирус меняет людей, почему им не болеют дети и кто легче переносит болезнь

«У нас один пациент перерезал трубки систем и с ножом гонялся за докторами»: врач из «красной зоны» рассказал, как коронавирус меняет людей, почему им не болеют дети и кто легче переносит болезнь
© eparhia-saratov.ru

Врач-анестезиолог-реаниматолог перинатального центра на Рабочей Алексей Долотов, фотография которого размещена на билбордах областного центра, рассказал, как ему работается в «красной зоне» с больными коронавирусной инфекцией. Интервью с медиком опубликовано на сайте Саратовской епархии.

Алексей Долотов отметил, что врачи работают на износ. Мужчина из-за пандемии стал чаще посещать храмы. Это помогло ему стать терпеливым и менее раздражительным.

«Коллеги — очень хорошие люди, великолепные профессионалы, я их знаю много лет, но сейчас они до такой степени измотаны, что хотят одного — чтобы их не трогали. Они выжаты до последней капли. И дело не только в условиях работы, не только в адской жаре, не только в этих костюмах, в которых ты, как космонавт в скафандре, но и в том, что пациенты с ковидом — это особые пациенты», — рассказал он.

По словам врача, ковид очень меняет людей. У болеющего коронавирусом развиваются страхи, паника и агрессия. При этом человек замыкается в себе, становится подозрительным.

«Если человек болеет очень сильно, то у него начинается делирий. Это психическое расстройство, протекающее с помрачением сознания. Слышали выражение „белая горячка“? Вот это как раз делирий, только вызванный алкоголем. А инфекционный делирий — это горячка от вирусной интоксикации. Такие больные слышат „голоса“, у них развивается паранойя — „за мной пришли“. У нас один пациент перерезал трубки систем и с ножом гонялся за докторами», — поделился медик.

Он добавил, что вирус воздействует на центральную нервную систему. По мнению Алексея Долотова, родственникам и близким больного COVID-19 очень важно понимать, что человек не изгаляется и не капризничает. Его неприятное поведение — это проявление болезни.

«Знаете, что самое страшное? Когда больные начинают на себе трубки рвать, маски сдирать — и у тебя таких не один, не два, а целое отделение. Помогает вера. Молюсь перед тем, как зайти в „красную зону“, и после того, как выйду из нее. Прошу здоровья, прошу сил. И Господь дает. Но я не понимаю другого: как с этими нечеловеческими нагрузками справляются наши сотрудницы — женщины. Когда из нашего роддома решили сделать ковид-центр, большая часть медиков уволилась. И в основном уходили мужчины — в нашем отделении, например, мужчин осталось только двое. А женщины остались и работают», — заметил врач.

IMG-20200415-WA0023

Он рассказал о графике работы в «красной зоне». Медики работают там сутки через двое. Рабочий день длится 8 часов с перерывом.

«В некоторых больницах заходят на восемь часов сразу, но я, честно говоря, не понимаю, как они выдерживают. Я когда защитный костюм в первый раз надел, чуть в обморок не упал. У меня обувь была полна — пот хлюпал. В такой экипировке очень трудно дышать. От маски на лице образуются глубокие рубцы. Меня как-то после смены гаишники на дороге остановили. Лицо увидели — испугались. Весной еще было более или менее терпимо, а когда началась жара, вообще наступил ад. Ни вентиляция, ни кондиционеры не работают, чтобы не допустить распространения вируса. Многие наши сотрудники переболели. Сначала это были единицы, а потом пошли массовые заражения. Впрочем, мы предполагаем, что происходили они не в „красной зоне“. На самом деле, в общественном транспорте подцепить эту заразу гораздо проще, чем там», — предупредил врач.

Он предположил, что мог и сам переболеть коронавирусом в легкой форме. По мнению анестезиолога, болезнь очень по-разному действует на людей. Несколько сотрудников с вызванной вирусом пневмонией настолько хорошо себя чувствовали, что помогали врачам в «красной зоне».

Как отметил Алексей Долотов, все медики прошли курсы, прочитали методические рекомендации. Но за то время, пока есть ковид, уже сменилось семь рекомендаций по обследованию и лечению, причем новые рекомендации зачастую противоречат предыдущим.

«Подходы меняются, но мы все равно практически ничего об этом вирусе не знаем», — добавил врач. По его мнению, в выздоровлении пациента все зависит не только от врачей, но и от веры в Бога.

«В ковид-центре я в этом еще больше убедился. Вот случай был: бабушке 80 лет. Сахарный диабет, инсульт и плюс еще ковид. Надо же не только от вируса лечить, но и от всего остального тоже. А какие лекарства, какие дозировки? Откуда я знаю, я же детский реаниматолог, а не терапевт! Даже если я вспомню то, чему меня учили двадцать с лишним лет назад в институте, лекарства и подходы к лечению давно изменились. Можно поискать информацию в Интернете, но пока ты там ее найдешь, у тебя пациент десять раз умрет. И остается только обращаться к Богу — успокоиться и помолиться. Он подскажет выход. Решения о судьбе человека принимаются только на Небесах. А мы лишь орудие в руках Бога», — пояснил медик.

IMG-20200416-WA0022

По его словам, если человек попал на ИВЛ, у него все еще остается шанс на выздоровление. Но таких людей за всю практику у врача было всего двое, среди них — пожилая женщина. При этом, сможет пациент с коронавирусной инфекцией поправиться или нет зависит от множества факторов.

«Это зависит от вирусной нагрузки, от состояния организма, от сопутствующих заболеваний, да и сам вирус ведет себя по-разному. У нас были нефтяники — здоровые мужики, сильные такие, розовощекие. Пять дней — и превращались в худых, изможденных стариков, зараза их пожирала изнутри. Те пациенты, которые заразились в Москве, болели очень тяжело, а те, которые у нас в регионе, переносили болезнь легче. Местный вирус немного другой, не такой злой. Многое зависит от того, какую дозу вируса одномоментно получил человек. Если человек вообще не сталкивался с вирусом и сразу столкнется с большим его количеством, будет все очень плохо. Вот почему важна маска. Она не спасает от вирусных частиц, но она уменьшает вирусную нагрузку. А еще от внутреннего настроя пациентов многое зависит. Те, кто в позитиве был, кто за жизнь цеплялся, остались живы. А правильный внутренний настрой может дать только Бог», — объяснил врач.

Алексей Дорлотов поделился предположениями, почему коронавирусом не болеют дети. По его мнению, это происходит из-за того, что у детей есть вилочковая железа, которая заставляет иммунную систему лучше работать.

Также у медика поинтересовались, для чего, по его мнению, человечеству был дан коронавирус. Алексей Долотов считает, что болезнь появилась для того, чтобы люди больше ценили свою жизнь.

«Когда ты покидаешь „красную зону“, снимаешь защитный скафандр, выходишь на улицу и вдыхаешь полной грудью обычный городской воздух — вот тут ты понимаешь, что в жизни главное! Иметь возможность просто дышать, просто видеть небо, людей, деревья. Иметь возможность обнять родных и друзей. Это все то, на что ты раньше даже не обращал внимания, пробегал мимо», — признался врач.

Он отметил, что поддержать врачей, работающих сейчас в «красной зоне» с больными коронавирусной инфекцией, можно молитвой.