Уголовные сети: почему появляются байки о саратовских рыбаках-самоубийцах (и насколько они правдивы)

Уголовные сети: почему появляются байки о саратовских рыбаках-самоубийцах (и насколько они правдивы)
Иллюстрация Алёны Трухниной / © ИА «Версия-Саратов»

«Да нет подробностей. Это так — через десятых лиц до нас доходило. Мы-то его не знали. Это с верхов рыбак, а мы внизу работаем. Но говорят, что не байка», — рассказал член экипажа саратовского рыболовного сейнера. Вопрос был задан такой: действительно ли в этом году один из местных браконьеров покончил с собой после того, как ему выписали огромный штраф за незаконный лов рыбы в Волге. Кажется, что об этом случае известно всем, кто занимается речным промыслом в Саратовской области. Но найти «повесившегося» — не так-то просто. Наше издание отправилось на поиски. Заодно мы разобрались в том, кто и почему устраивает настоящий рыбный геноцид в Волгоградском водохранилище, и как всего за полтора года в регионе появилась сотня рыболовов-уголовников.

 

Тело в шкафу

По легенде, руки на себя наложил житель поселка городского типа Ровное, что находится ниже по Волге — в 100 километрах от Саратова. Якобы в 2018 году мужчине выписали штраф в размере 600 тысяч рублей, после чего его тело было обнаружено в квартире. В большом дубовом шкафу.

 

карта

Предполагаемое место ЧП / © yandex.ru/maps

 

Эту историю рассказывают как «рыбаки-одиночки», так и целые экипажи промысловых судов, курсирующих в Саратовской области. Даже представители контролирующих органов, в частных беседах, выдают информацию о почившем браконьере за правду. Не исключено, что от этих деятелей байка и была запущена в массы.

Расспросы жителей Ровного, а также местных рыбаков-любителей не дали ровным счетом ничего. Люди не то, чтобы опровергали информацию о самоубийце, но вовсе отказывались говорить — скрывались, увиливали, игнорировали. Причем, так вели себя в основном коренные жители поселка, население которого, по данным на 2017 год, составляет чуть больше 4,4 тысячи человек.

Поиски в Сети также оказались безуспешными. Удалось, правда, обнаружить другие истории, датированные разными годами. Также о рыбаках-самоубийцах. Один из них якобы покончил с собой в 2016 году в Марксе, из-за штрафа в 180 тысяч рублей. Однако и эту информацию подтвердить не удалось.

Действительно, в указанный период в этом районе пропал рыбак, которого искали активисты саратовского отряда «Лиза Алерт». Он был найден погибшим, но речи о самоубийстве не было (лишь указание на то, что смерть была «не криминальной»).

 

найден

Один из печальных отчетов поискового отряда «Лиза Алерт»

 

Впрочем, все это не мешает кому-то нагонять туман, продолжая запугивать любителей рыбной ловли страшными байками. Видимо, расчет идет на то, что люди побоятся брать в руки сети и прочие запрещенные средства. И не пойдут к водоему в период нереста, во время действия запрета на лов рыбы.

Масла в огонь подливают правоохранители, которые регулярно предоставляют СМИ релизы об очередном задержании злоумышленника-рыболова, которому может грозить до 5 лет тюрьмы (или штраф — до 1 миллиона рублей). Естественно, заголовки новостей строятся именно на небольшой приписке о максимальных санкциях уголовной статьи за браконьерство, размещаемой в самом конце полицейских релизов. Что-то типа: «Наловили — отец и сын могут отправиться за решетку на 5 лет» или «Браконьерам грозит миллионный штраф».

Возможность такого строгого наказания действительно прописана в Уголовном кодексе (статья 256 УК РФ, наказание по которой было ужесточено с июля 2016 года). Однако, как удалось выяснить нашему изданию, максимальные штрафы для нарушителей в саратовских судах пока устанавливаются на уровне десятков тысяч рублей. И за решетку браконьеры еще не попадали. По крайней мере, за последние полтора года подобных случаев нами выявлено не было.

 

Вещдоки в морозилках

Пытаясь найти «рыбаков-самоубийц» в судебных базах данных, мы обнаружили интересную тенденцию. В последнее время не только ужесточается наказание за незаконный лов рыбы, но и серьезно активизируется работа правоохранительных органов по этому направлению.

 

задержание

Задержание жителей села Рогаткино Красноармейского района в мае 2018 года по подозрению в незаконном лове рыбы / © 64.мвд.рф

 

Силами регионального ГУ МВД, например, в этом году проводилась профилактическая операция «Биосфера». Менее чем за три месяца стражи правопорядка возбудили 129 уголовных дел в отношении людей, решивших покуситься на природные богатства в период нереста рыбы. Для сравнения, по данным региональной прокуратуры, в 2012 году по статье 256 УК РФ было возбуждено всего 6 (!) уголовных дел (в 2013-м — 10).

Для анализа мы взяли промежуток с января 2017 года по июнь 2018-го. Изучив все приговоры судов Саратовской области за это время по статье о «Незаконной добыче водных биологических ресурсов» (помимо волжской рыбы речь также идет о раках), наше издание составило большую таблицу, в которой содержится более 100 решений, вынесенных служителями Фемиды. Ознакомиться с ней можно по ссылке.

Здесь наглядно показано, как жители Саратовской области становятся уголовниками за «негативное влияние на ход естественного нереста», а также «ущерб государственным рыбным запасам Российской Федерации». Причем установленная судом сумма такого ущерба редко превышает несколько тысяч рублей. Чаще речь идет о сотнях рублей. Порой на скамье подсудимых оказываются люди, которые поймали 5-6 экземпляров рыбы, а то и вовсе не успели «завершить свой преступный умысел», оставшись с пустыми сетями и судимостью.

 

таблица

Часть таблицы, составленной по итогам мониторинга уголовных дел в отношении браконьеров (ст. 256 УК РФ) с января 2017 по июнь 2018 годов

 

Так, например, мужчина из Самойловского района был приговорен к 3 месяцам исправительных работ с ежемесячным удержанием из заработка 5% в доход государства за пустые сети, которые только лишь успел выставить на реке. А три жителя Вольского района в июле 2017 года могли отправиться на 5 лет за решетку каждый (или же раскошелиться — по миллиону рублей) за вылов… одного карася!

Ущерб государству от этой троицы браконьеров составил 20 рублей, но гособвинитель был намерен довести дело до приговора. Ведь тут вырисовывалась часть 3 статьи 256 УК РФ — охота на карася производилась «группой лиц по предварительному сговору». Тем не менее, подсудимые примирились с территориальным управлением Росрыболовства, выступавшим в качестве потерпевшего. Производство по уголовному делу было прекращено (под возражения представителя прокуратуры).

Людей, которым за исследуемые полтора года удалось уйти от уголовной ответственности полностью или же отделаться судебным штрафом — не так много. В основном рыбаков приговаривали к исправительным работам. А по той самой части 3 «браконьерской» статьи (там, где группой лиц по предварительному сговору) — в качестве наказания преобладали сроки лишения свободы на 2 года условно.

 

оперативная съемка

Стражи правопорядка фиксируют преступление, снимая браконьеров из кустов на камеру / © 64.мвд.рф

 

Когда рыбаков-нарушителей задерживают, выловленная ими рыба становится вещдоком. Ее раскладывают на траве у водоема и под запись пересчитывают, словно крупные купюры, изъятые в ходе задержания какого-нибудь коррупционера. После этого рыба хранится в морозильных камерах отделов полиции, в магазинах и других местах по согласованию с сотрудниками правоохранительных органов.

Когда решение суда в отношении браконьера вступает в законную силу, замороженные «биологические ресурсы» уничтожаются. Та же участь постигает запрещенные орудия лова — сети и тому подобные приспособления. Лодки и моторы иногда возвращают подсудимому, но чаще — конфискуют в пользу государства.

 

«Мы просто выживаем»

Корреспонденту ИА «Версия-Саратов» удалось побеседовать с местными осужденными браконьерами. Один из них — житель Краснокутского района, который получил 4 месяца исправительных работ за пустые сети. Мужчина заявил, что его якобы подставили и оговорили. Возросшая активность правоохранителей по отношению к рыбакам, по его словам, может быть связана с тем, что полицейские «улучшают свою статистику».

Еще один собеседник нашего издания — Сергей — житель Новоузенского района, инвалид 3-й группы, на иждивении которого находятся двое несовершеннолетних детей. Он был осужден за вылов 49 экземпляров рыбы (карась, голавль, лещ). В июне 2017 года его приговорили к 4 месяцам исправительных работ с удержанием из заработка 5% в доход государства.

 

ОК1

Сергей со своим уловом. Снимок был выложен в соцсети «Одноклассники» в октябре 2017 года. Комментаторы советовали мужчине не публиковать такие фото, однако тот отшучивался

 

— В последние два года контроль усилился, — рассказал Сергей. — Прямо какие-то спецоперации по рыбакам проводят. Рыбинспекция подключила полицию, и они вместе отрабатывают. Раньше по административной статье наказывали, а теперь — всех уголовниками делают. Вот я поймал 28 карасиков и получил 4 месяца исправительных работ. Хотя я на инвалидности, но отрабатывать заставили. Когда начинался суд надо мной, максимально возможный штраф был до 300 тысяч рублей. А когда суд заканчивался — его уже подняли до 500 тысяч!

 

ОК2

Комментарии к фото Сергея с выловленной рыбой

 

По словам собеседника, рыбной ловлей на Волге он занимается с самого детства. И если раньше для мужчины это было чем-то вроде хобби, то теперь он тревожит водный мир якобы из-за крайней необходимости. Как и другие жители вымирающей глубинки.

— Они думают, что люди от этого разбогатеют. А люди просто выживают. Ни работы, ни денег… Семью как-то содержать надо! Есть что-то надо, — подчеркнул Сергей. — Понимаю, если бы я тоннами ловил, продавал ее, спекуляцией какой-то занимался. И ладно, если бы в пруд какой-то залез, где рыбу разводят. Но это же для себя — семье поесть. Из речки, которая сама дала.

 

освобожден

Справка об освобождении от исправительных работ в связи с отбытием срока наказания. Сергей сопроводил ее снимок подписью: «Открыты все просторы морей»

 

Судя по тому, что мужчина продолжает выкладывать тематические фото в соцсети, после судебного процесса он едва ли изменил своему «хобби» детства.

К слову, многие рыбные браконьеры, с которыми довелось побеседовать корреспонденту в ходе подготовки этого материала, заявляли о том, что лезут в Волгу не от хорошей жизни. Якобы других возможностей прокормить свои семьи они не видят.

Впрочем, даже если учитывать, что размер реальных штрафов за незаконный лов рыбы в Саратовской области пока не часто переваливает за 20 тысяч рублей, уголовное преследование может серьезно ударить по карману нарушителя. Это, как минимум, должно давать повод задуматься над выбором иных, менее рискованных источников дохода.

Например, пенсионер из Самойловского района, поймавший в 2017 году четыре рыбины на общую сумму 74 рубля, в итоге не только стал уголовником, но и лишился своего месячного довольствия. В приговоре так и указано: «наказание в виде штрафа в размере пенсии за один месяц — 12 864 рубля 27 копеек в доход государства».

 

Рыбный геноцид

Некоторые наблюдатели предполагают, что активная борьба с браконьерством на Волге началась из-за резкого уменьшения рыбы в реке. Причем, по мнению любителей ловли, контролирующие органы в этом случае «перекладывают с больной головы на здоровую», занимаясь зачисткой «мелких» нарушителей. И не обращая внимания на более глобальные вещи.

— Есть очень серьезные проблемы, связанные с уровнем воды в Волге. Особенно в этом году, — рассказал нашему изданию член экипажа рыболовецкого судна, официально — по лицензии — добывающего биоресурсы сетями в промышленных масштабах. — Я знаю, что во время запрета сотрудники ГОСНИОРХ (государственный институт рыбного хозяйства, — прим. авт.) делали несколько научных рейсов по реке и должны были зафиксировать произошедшее. Получилось так, что воду сбросили в самый икромет, и вся икра осталась на деревьях и кустах — на суше. В предыдущие годы воду тоже сбрасывали, но делали это уже после икромета. Получается, что в этом году большая часть рыбы просто не отметала икру и ушла на глубину. Теперь у нее икра будет перезревать внутри, и она сможет дать потомство только через год. Вот тут ущерб природе в колоссальных масштабах! А вылов рыбы рыбаками — это капля в море на фоне сброса воды.

Аналогичной позиции придерживается житель Марксовского района Саратовской области, который общается с любителями рыбной ловли на специализированном форуме tvoytrofey.ru под ником Volgar. Некоторое время назад он призвал соратников обсудить сбросы воды в Волгоградском водохранилище, которые производятся гидроэлектростанциями. Поднять эту тему мужчину, по его словам, вынудили «нападки некоторых авторов сайта на любителей ловли сетями и промысловиков».

 

ГЭС

Сброс воды на Волжской гидроэлектростанции / © volfoto.ru

 

«Все, наверное, помнят конец прошедшей зимы, когда навалило снега больше нормы как раз в верховьях Волги и Камы. А так как весь Волжско–Камский бассейн связан между собой, все ждали большого паводка, большой воды. Все!!! И спасатели, и гидрики (видимо, имеется в виду руководство ГЭС, — прим. авт.), и конечно рыбаки. Потому как для последних хороший разлив — это, прежде всего, хорошая рыбалка и хороший икромет у рыбы», — написал Volgar в мае 2018 года.

Мужчина отметил, что разлив начался очень рано. По его словам, в 20-х числах апреля стала резко подниматься вода в водохранилище. Однако из-за холодной погоды рыба якобы не начинала нереститься.

«С последних чисел апреля в регион пришло тепло, и рыба массово пошла в разливы на нерест. Уже начали появляться в разливах и волжский лещ, и сазан, и судак… Мы радовались тому, что хоть в этом году нерест будет произведен как надо. Тем более что руководство гидриков и рыбоохраны обещало держать положенный уровень воды для нереста обязательно!!! Аж до конца июня обещали!!! Как оказалось — грош цена этим обещаниям!!! Уже 2 мая воду начали сбрасывать… Уровень понизился, и рыба, пришедшая на нерест, но еще не отнерестившаяся, рванула с лугов назад в реки. Рванула с икрой… Большая часть этой рыбы просто погибнет от перегорания икры. А из той икры, что была отбита, вряд ли что выведется — условия реки не позволят этого сделать — не тот температурный режим», — сокрушался автор поста, констатируя, что ответственных за это едва ли станут искать и наказывать.

Мы связались с этим мужчиной. Он отметил, что более 20 лет занимается рыбной ловлей, и потому может выступать экспертом в этой теме. Собеседник считает, что урон природе от действий браконьеров сильно преувеличен властями. Люди, по его словам, действительно в основной своей массе занимаются ловом в нерест лишь для того, чтобы прокормиться.

— Лов сетями это такая же наука, как математика, астрономия и гидрология. Причем — вместе взятые. И это — не шутки. Там очень много факторов, начиная от времени лова и заканчивая шириной ячейки сети. Уверен, что вред от браконьерского промысла сильно преувеличен. Кроме того, нынешняя экономическая ситуация такова, что ловить рыбу в Волге просто нерентабельно именно браконьеру, не говоря уже о лицензионщиках, — рассказал рыбак.

 

Битва за воду

Некогда богатая стерлядью река Волга уже давно превратилась в Волгоградское водохранилище со сравнительно скудными запасами так называемых биологических ресурсов. Теперь она, порубленная на части плотинами гидроэлектростанций, стала полем битвы не только за рыбу, но и за… воду.

В Саратовском отделении государственного научно-исследовательского института озерного и речного рыбного хозяйства имени Л. С. Берга (ГОСНИОРХ) не скрывают, что работа ГЭС наносит огромный ущерб волжским биоресурсам. Например, личинка, которая проходит через турбины гидроэлектростанции, обычно превращается в фарш. Это прямой ущерб. Но есть и косвенный — если воду в реке сбрасывают в тот момент, когда идет нерест. Икра остается на кустах, рыба «уходит» и не нерестится…

— Ежегодно только в Волгоградском водохранилище, из-за нарушения гидрологического режима в нерестовый период, происходит потеря от 700 тонн до 4 500 тонн рыбы, — отметил в беседе с корреспондентом ИА «Версия-Саратов» руководитель отделения ГОСНИОРХ Владимир Шашуловский. — Для сравнения, предприятия, добывающие рыбу по лицензии в промышленных масштабах и рыбаки-любители вместе взятые ежегодно вылавливают здесь же 3-4 тысячи тонн. То есть, ущерб иногда бывает сопоставим.

 

Шашуловский

Владимир Шашуловский

 

По словам собеседника, после строительства водохранилищ, проходная каспийская рыба в реке исчезла. Осетровые угодили в Красную книгу. Промысел по ним запрещен. Их исчезновение началось с середины 60-х годов прошлого века, когда была построена первая плотина. Стерлядь, которая присутствует на гербе Саратовской области — это местная рыба. Единственный вид осетровых, который жил здесь. Он пострадал, но в меньшей степени, чем другие виды.

— Была у нас река Волга, потом построили плотины и сделали цепь водохранилищ. Зачем это сделали — понятно. Производство электроэнергии на ГЭС — это только одна из причин. Нужно было сделать Волгу судоходной во все времена. Раньше в определенные периоды корабли ходить не могли — был слишком низкий уровень воды. Кроме того, нужно было орошать землю и прочее, прочее, прочее. То есть, все это — хорошо, все это — нужно, — продолжил Шашуловский. — До этого Волга была основной нерестовой рекой для проходных каспийских рыб. Это все осетровые, кроме стерляди. Это — селедка, белорыбица, каспийский лосось, каспийская минога… Достаточно большое количество видов. Ежегодно в Волге добывалось 16 тысяч тонн только осетровых. Та же селедка, которая после гражданской войны спасла половину России от смерти.

 

мальки

Мальки стерляди, выпущенные в 2017 году в Волгу в рамках благотворительного проекта компании «РусГидро» «Чистая энергия». Всего в реку в районе Сабуровки было запущено 14 тысяч мальков

 

Директор Саратовского отделения ГОСНИОРХ подчеркнул, что отныне Волга — это цепь техногенных водоемов, жизнь в которых регулируется человеком, а не богом или природой. Даст человек воду в тот период, когда рыба нерестится — будет хорошо. Не даст — будет плохо.

— Есть большое количество областей, которым очень нужна вода. Всем ее не хватает. Астраханцам нужна вода на обводнение поймы. Они говорят, если им не дать воду, то ущерб составит порядка 12-15 тысяч тонн рыбы. Значит, воду надо всю отдать в Астраханскую область, оставив Волгоградскую, Саратовскую и другие без воды? Но тогда точно такой же ущерб будет в регионах, начиная от нас и до Перми, — продолжил собеседник. — В Волгоградской области есть Волго-Ахтубинская пойма, которая из-за недостатка воды превращается в пустыню. Там экологическое бедствие, тоже нужна вода. Если в Саратовской области сбросить Волгоградское водохранилище ниже отметки в 14 метров, то могут оголиться водозаборы и здесь тоже произойдет катастрофа.

 

знак

Почетный знак губернатора «За стойкость и выживание», которым награждено Саратовское отделение ГОСНИИРХ

 

Владимир Шашуловский рассказал, что будущее волжской рыбы определяется в Москве, где собирается специальная комиссия. Там присутствуют представители регионов, которые «делят воду». Это происходит ежегодно. Система водохранилищ проводит свой мониторинг, а ГОСНИОРХ — свой. Ученые направляют в столицу предложения — как они хотели бы видеть уровневый режим в том или ином году, чтобы всей рыбе было хорошо. А дальше уже — насколько хватит воды.

— Естественно, ущерб от вылова трех карасей в нерестовый период с действиями различных ГЭС не сопоставим, — признал Шашуловский. — Но ловят-то не всех браконьеров. От них достаточно серьезный ущерб. При том, что состояние рыбных запасов и так очень напряженное. Когда вылавливают производителей, которые хотели отнереститься — это преступление, на самом деле. Тут даже вопрос не в деньгах. Что, люди не знали про запрет? Не могли месяц потерпеть? У нас на рынке не хватает рыбы, что ли? В одной рыбе-производителе — от десятков до сотен тысяч икринок. То есть, из ста рыбешечек получились бы миллионы мальков. Но они уничтожены. Так что тут о жалости, наверное, сложно говорить.

Эксперт подчеркнул, что нерестовый запрет был всегда — и в царские времена, и в советские. В свое время запрещали даже звонить в колокола, чтобы не напугать осетровых, идущих на нерест. Сейчас запрет длится 60 дней — с 1 мая по 30 июня.

— Не всегда люди вылавливают рыбу только для того, чтобы поесть. Знаю, что есть браконьеры, которые делают это именно для того, чтобы обогатиться. Понимаю, когда была сложнейшая экономическая ситуация в стране и людям есть нечего было. Они с голоду шли на Волгу и ловили рыбу. Я их понимаю. Но сейчас есть лодка, есть мотор, который стоит бешеных денег, костюм — еще полторы тысячи, между прочим. А бензин сейчас сколько стоит? Сколько на это все нужно потратить? И сколько стоит пара карасей на рынке? Во всем этом, как мне кажется, есть какое-то лукавство, если говорить, что этим людям просто нечего есть… — поделился своими подозрениями Владимир Шашуловский.

 

мальки1

Запуск мальков в Волгу в рамках проекта «Чистая энергия»

 

— Я никого не защищаю, а просто констатирую: когда возводили ГЭС, они за свои деньги построили рыбоводные заводы, которые служат для воспроизводства рыбных запасов, — добавил собеседник. — Например, Балаковская ГЭС в прошлом году выпустила в Волгу стерлядь и белого амура на 700 тысяч рублей. Это к вопросу о том, что каждый должен отвечать за свои поступки. ГЭС — за свои, браконьер — за свои. А кто больше наносит вреда или меньше — это разговоры в пользу бедных.

 

P.S.

В ходе подготовки этого материала нам так и не удалось найти якобы наложившего на себя руки рыбака. Впрочем, учитывая накаляющуюся обстановку вокруг изменений, происходящих «на реке», это вовсе не означает, что подобных случаев в Саратовской области не было.