«Услышала, что что-то журчит, и со второй полки увидела, как один из мужиков мочится на пол»: саратовцы рассказали о кошмаре, которым обернулся их путь к отдыху (и что делать в таких случаях)

«Услышала, что что-то журчит, и со второй полки увидела, как один из мужиков мочится на пол»: саратовцы рассказали о кошмаре, которым обернулся их путь к отдыху (и что делать в таких случаях)
Иллюстрации Алёны Трухниной / © ИА «Версия-Саратов»

Традиционно в нашем сознании лето ассоциируется не только с пляжем и солнцем, но и с романтикой путешествий. Туристические фирмы и агентства по продаже билетов соревнуются в мастерстве дизайна рекламных листовок. На них счастливые люди смотрят на море из окна поезда или любуются на облака из самолета. Вместе с тем, далеко не всегда поездка в отпуск приносит радость. Мы собрали истории людей, которые навсегда запомнили своих попутчиков. И отнюдь не с хорошей стороны.

 

Журналистка Екатерина (имя изменено по просьбе героини), ехала из Саратова в Москву

— Ситуация, о которой я хочу рассказать, произошла несколько лет назад. Я любила ездить в купе и считала поездки в поездах безопасными. Все дружат, делятся историями из жизни и угощают друг друга съестными припасами. Но на этот раз, как только зашла в купе, увидела трех мужиков сомнительной наружности со стойким запахом алкоголя. Но вели они себя радушно, плохого не заподозрила. Было им примерно лет под 30.

Сразу залезла на вторую полку и попыталась уснуть. А мужики, как только поезд тронулся, начали безбожно пить. Точнее, двое из них — выяснилось, это какие-то строители, которые получили зарплату и рванули домой. Третий мужчина был приличным и тоже пытался заснуть на второй полке. Строители эти нам, конечно, тоже предлагали присоединиться, но мы отказались. В общем, стояла жуткая вонь, ор, смех, все это было отвратительно, но я терпела. Не хотелось с ними связываться.

Терпение лопнуло, когда услышала, что что-то журчит и увидела, как один из мужиков мочится на пол в купе. Мы переглянулись в ужасе со вторым пассажиром, я выскочила в коридор и бросилась на поиски проводника. Я металась по вагону, проводника не было. Потом он пришел веселый из другого вагона и чем-то напоминал этих пьяных мужиков.

С надрывом в голосе я начала говорить, что не могу ехать в том купе, пусть меня переселят куда-нибудь. Проводник ответил, что поезд забит, и переселять некуда. «Нормальные ребята», — сказал он.

Когда зашли в купе, эти «нормальные ребята» уже спали глубоким пьяным сном. Проводник хмыкнул в стиле — ну вот что ты выдумываешь, они спят. И вообще, дескать, коврик сухой, никаких непотребств не было.

Стоит отметить, что коврик на полу был с высоким ворсом, по нему не было заметно, что он влажный. Чтобы это узнать, надо было его потрогать. Но проводник, естественно, делать этого не стал.

Я сообщила, что в этом купе не останусь ни минуты, и пусть он вызывает начальника поезда. Проводник не спешил мне пойти навстречу. Было впечатление, что он решил, что мы пили всей компанией в этом злосчастном купе, а я потом что-то не поделила с этими товарищами и обиделась на них, поэтому захотела переселиться. Уж очень нагло он со мной разговаривал.

Когда появился начальник поезда, я потребовала принять меры, потому что в том купе ехать просто опасно. Мне предложили переселиться. Я согласилась.

Начальник поезда попросил меня не писать никуда жалобу, но я настолько была в шоковом состоянии от этой мерзости, что потом еще сутки приходила в себя. И жалобу на проводника написала. Я считаю, что он должен был изначально проявить участие в судьбе пассажира, которому досталось неблагополучное купе. И опираться на мое видение ситуации, а не делать выводы исходя из собственных умозаключений.

Может, они бы нож к моему горлу приставили, а, получается, если проводник этого не видел, значит, этого нет. Мне потом через пару недель пришел ответ из РЖД, что инцидент был рассмотрен, и, вроде, к проводнику были приняты административные меры. Сейчас точно не помню ответ, но помню, что на тот момент он меня устроил. Но мерзкое ощущение осталось до сих пор. Хотела бы навсегда стереть из памяти ту поездку.

 

Ольга, ехала из Саратова в Нижний Новгород

— В июле я сопровождала группу детей из Саратова в Нижний Новгород. Мы ехали в прицепном вагоне — двое взрослых и четверо детей. Четыре места мы заняли в одном купе и двое из нас ехали в другом. При посадке проводница взяла билеты кучей, сообщила нам места, после чего мы расположились. Еще через некоторое время она проверила наши документы и дала постельное белье.

Все было нормально, и мы легли спать. Ничего не предвещало беды. В пять часов утра, когда спится особенно сладко, кто-то постучал в дверь. На пороге появилась женщина лет 60. Тощая, темные крашеные волосы и очки в половину лица. Она не стала с нами здороваться и сразу начала кричать, спрашивать, почему ее купе занято. Вместе с ней были ее дочь — молодая женщина, мальчик-подросток лет 15 и ребенок примерно двух лет. Сначала я ничего не могла понять и стала объяснять, что еду с детьми, спросила не перепутала ли что-то женщина. Я также сказала, что на эти места нас посадила проводница.

 

NwS_kqa6-AQ

 

В итоге незнакомка позвала проводницу, которая призналась, что неправильно разместила нас еще в Саратове и три места в купе, в котором ехала я, принадлежали женщине и ее трем внукам. «Хорошо, сейчас мы переселимся», — сказала я. На это проводница подняла скандал, стала кричать, что мы заняли не свои места, однако по факту она сама посадила нас туда. В ответ на это работница РЖД заявила, что у нее 36 билетов и она не может уследить за всеми нами.

На самом деле мы бы спокойно разобрались, если бы не бабушка, которая начала изъясняться отборным матом в присутствии толпы детей. В переводе на литературный русский язык она посоветовала мне как можно быстрее убраться из купе, после чего стала кричать, что ее внук должен немедленно лечь спать, схватила огромный чемодан девочки, которая ехала с нами в группе детей, и выбросила его в проход. Владелица чемодана — десятилетняя Оля — сидела на верхней полке и тряслась от страха.

В итоге, когда я на секунду вышла в проход, сухонькая старушка воспользовалась ситуацией, заскочила в купе и захлопнула его. То есть, моя девочка осталась с этой странной особой. При этом ее внук-подросток, который все время молчал, стоял снаружи. Было видно, что ему очень стыдно за поведение бабушки.

Проводница, которая сначала вела себя активно, а потом как язык прикусила, посоветовала мне уйти в другое купе и оставить Олю с этой бабушкой, на что я предложила положить на место Оли моего мужа. Этот вариант устроил всех. Проводница стала стучать в купе к незнакомке, однако та не открывала дверь и орала: «Убирайтесь все отсюда».

В итоге проводница пошла за ключом, открыла купе, выпустила оттуда Олю. Как только дверь открылась, пенсионерка взяла наши продукты, которые стояли на столике, и выкинула их в проход. Туда же полетела обувь Оли.

В итоге мой муж лег спать в купе к пенсионерке. Почему-то она отнеслась к нему достаточно спокойно. Документы и все его вещи, естественно, остались в другом купе — в том, в которое переселилась я. В 10 часов утра он попросил меня принести ему вещи, что я и сделала. Когда я вошла в купе, бабулька накинулась на меня и начала бить, но каким-то образом нам удалось ее угомонить.

Есть и общаться, разумеется, нам приходилось в нашем купе. Только перед Нижним Новгородом муж зашел в купе к пенсионерке забрать вещи. К слову сказать, проводница до последнего пыталась замять произошедшее, просила «спустить все на тормозах». Когда мы выходили в Нижнем Новгороде, пенсионерка подходила к каждому из нас и шипела: «Рот закрыли!».

Я не стала писать жалобу руководству железной дороги. Если честно, просто не хочу с этим всем связываться. Да и сейчас просто смешно все это вспоминать.

 

Мария, путешествовала из Саратова в Петербург

— Наша история началась с того, что мы решили компанией поехать в Санкт-Петербург. Путь туда на поезде занимает более суток. С нами напросилась знакомая подруги. Мы не очень-то хотели брать ее с собой, поскольку знали о ее не совсем стандартном поведении и не хотели переживать никаких приключений в дороге.

Девушка, имя которой называть я бы не хотела, каким-то образом узнала, на каких местах мы едем, и купила билет рядом с нами. Стоит отметить, что мы не знали об этом до последнего — наша нежеланная попутчица прибежала к поезду, наверное, за секунду до отправления. В руках у нее была куча пакетов, часть из которых порвались. В итоге сердобольные провожающие подбирали с земли вещи, зашвыривали их в поезд, после чего буквально толкали ее снизу, чтобы она смогла залезть в вагон.

Оказавшись внутри, она начала вести себя очень оживленно. Поначалу мы списали это на стресс от опоздания, однако с наступлением ночи ее активность только усилилась — она бесцельно шаталась по вагону туда-сюда, что-то бормотала. Это мешало спать всем пассажирам. Когда за окном окончательно стемнело, она заявила, что потеряла кошелек, взвизгнула и начала лазить по вагону, поставив всех на уши. Этого ей показалось мало — она достала из сумки фонарик и стала светить им людям в глаза, из-за чего все, кому каким-то образом посчастливилось заснуть, проснулись. Стоит сказать, что в итоге потерянная вещь нашлась утром — она зачем-то замотала кошелек в матрас.

В какой-то момент негодование пассажиров достигло предела, и они попросили проводницу позвать транспортную полицию. Стражи порядка действительно пришли. Они ограничились беседой, после чего куда-то исчезли вместе с неадекватной девушкой — оказалось, что в вагон-ресторан. Через некоторое время она вернулась назад, легла на полку, стала шуршать пакетами и что-то говорить под нос, но к тому моменту я уже засыпала.

Проспав от силы четыре часа, с утра мы поняли, что нам нужно как-то отбиться от нашей нежелательной подруги. Мы заранее приготовили вещи и ушли в соседний вагон, чтобы она не могла проследовать за нами.

Уже потом от общих друзей мы узнали, что она сдала обратный билет, а деньги положила на телефон. Возвращаться домой ей не хотелось, она решила поселиться на Московском вокзале в Петербурге. Какое-то время она в действительности там находилась, потом ее персоной занималась полиция.

 

Ксения, путешествовала из Саратова в Краснодар

— Из города мы выехали поздним вечером, почти ночью. Утром в Волгограде к нам в купе подсела семья — мужчина и женщина с маленьким ребенком. В соседнее купе села мать женщины — бабушка младенца. Не успев отъехать от Волгограда, отец семейства открыл пиво. К слову сказать, распитие спиртных напитков в поездах запрещено. Затем к нам в купе стала постоянно заходить бабушка. Я лежала на нижней полке и дремала, в какой-то момент проснулась от того, что эта пожилая женщина села на мою полку. Фактически она ехала в купе шестой. Сначала я интеллигентно терпела, но потом попросила пенсионерку пересесть. На некоторое время это действительно подействовало, однако не прошло и часа как все повторилось.

Через две станции от Волгограда к ней подсел ее престарелый супруг, который, как можно было догадаться, также обосновался в нашем купе. Незваные гости не собирались уходить и решили устроить трапезу — принесли яйца, помидоры, огурцы и прочую еду. Смысл застолья заключался в том, чтобы накормить отца семейства, который продолжал потягивать пиво — еду ему давали все присутствующие. Мать и младенец забились в угол и сидели совершенно тихо.

 

Mj-aokLpUvQ

 

С течением времени из-за обилия людей и продуктов дышать в поезде стало совершенно нечем. В какой-то момент мое терпение лопнуло и я предложила гостям вернуться в их купе. Они стали кричать на меня, что я охамела. Я по-прежнему стояла на своем. В итоге отец семейства и его тесть пошли пить алкоголь в тамбур. Употребив изрядное количество спиртного, отец вернулся в купе, надел наушники и врубил на полную громкость группу «Руки вверх».

Я не стала просить о помощи проводника, поскольку знаю, что, вероятнее всего, не получила бы никакой поддержки. Ранее у меня возникали конфликтные ситуации в дороге и проводники не помогали совершенно ничем. Для себя решила: на крайний случай сразу пойду к начальнику поезда.

 

От редакции

Во время подготовки этого материала мы связались с пресс-службой Приволжской железной дороги и попросили проинструктировать: что делать пассажирам в случаях, когда их попутчики ведут себя неподобающим образом. К сожалению, получить оперативный ответ у нас не получилось. В ведомстве сообщили, что для подготовки ответа им нужно получить официальный запрос на бланке редакции. Не прояснили ситуацию и в Приволжском линейном управлении МВД России на транспорте — там просто не снимали трубку.

В итоге разбираться с этим вопросом нам пришлось собственными силами. К счастью, на помощь пришла проводница одного из поездов саратовского формирования. Женщина, просившая не называть ее имени, сообщила, что первым делом жаловаться на нарушителей нужно проводнику, ведь именно он несет ответственность за происходящее в вагоне. Если этого оказалось недостаточно, то стоит обратиться к начальнику поезда. Информацию о том, где он находится, можно найти на специальной полке рядом с купе проводника — там будут написаны фамилия, имя и отчество начальника, а также вагон, в котором он едет. «Как правило, проводники очень не любят таких жалоб, а потому стараются решить все собственными силами», — сообщила женщина.