«В тот момент, когда мы решились на собственное дело, закончилась наша счастливая жизнь»: публикуем откровения жительницы Саратовского района о работе местных властей

«В тот момент, когда мы решились на собственное дело, закончилась наша счастливая жизнь»: публикуем откровения жительницы Саратовского района о работе местных властей
Глава района Бабошкин и губернатор Радаев — в центре / © ИА «Версия-Саратов»

Некоторое время назад ИА «Версия-Саратов» в своей публикации о странном поведении чиновников из Саратовского района предложило жителям рассказывать о проблемах, решение которых зависит от местных властей.

Вопрос не праздный. Напомним, все дело в том, что желание главы района Ивана Бабошкина и его заместителя Ларисы Сорокиной контролировать работу журналистов и весьма агрессивное требование согласовывать публикации собственных высказываний, навело нас на определенные выводы. Мы предположили, что чиновники районной администрации очень боятся открытости. Видимо, есть, что скрывать.

Только за первую неделю после публикации в редакцию обратились более десяти человек со своими историями о недоработках и злоупотреблениях со стороны районных властей. Большинство, естественно, на условиях анонимности.

Публикуем одно из первых писем читателей. Его прислала нам жительница села Сосновка. Назовем ее Светлана.

По словам нашей героини, в Михайловском МО, где она живет, растит детей и пытается развивать собственный бизнес, отсутствуют условия как для детского развития, так и для бизнеса. По мнению Светланы, все, что делает власть для населения, — изредка организует сходы граждан и требует не жаловаться.

 

«Добрый день!

Я знаю, что после моего рассказа анонимность мне не светит. И понимаю, что последствия могут быть для моей семьи и нашего маленького бизнеса. Начнут приходить с проверками, выселять из производственных помещений, на что уже намекали. Если это произойдет, пусть все знают, что стоит за этим администрация Саратовского района. И именно стараниями её руководства я могу в ближайшем будущем остаться без средств к существованию с маленьким ребенком на руках.

 

О бизнесе и власти

Наша семья переехала в село Сосновка в Саратовском районе из областного центра. Мы прекрасно понимали, что в селах работы нет, поэтому нацелились на собственное дело — решили развивать производство пиломатериалов, открыли собственную пилораму. И сразу столкнулись с трудностями.

Открыть бизнес в сельской местности ничуть не легче, чем в крупном городе. Углубляться в подробности не буду. Скажу только, что получить скромный кредит в 380 тысяч рублей от областного фонда микрокредитования (ФМСО) удалось только при содействии регионального министерства экономического развития. Ни в банках, ни в муниципалитете никакого понимания мы не нашли. Кажется, как раз в тот момент, когда мы решились на собственное дело, закончилась наша счастливая жизнь.

Надо отдать должное министерству экономики Саратовской области и фонду, с ними намного проще общаться, чем с местными чиновниками. И в министерстве, и в ФМСО пытаются рассмотреть ситуацию со всех сторон, и если там видят, что люди действительно работают, стараются развиваться, то ищут все законные способы их поддержать. О чиновниках из администрации Саратовского района того же сказать нельзя.

Муниципалитету, видимо, не нужны наши частные инициативы. Кажется, перспективы развития района и поселений действующих чиновников не интересуют. А создание новых рабочих мест — не их головная боль.

Свое маленькое деревообрабатывающее предприятие мы мечтали развить в производство строительных материалов и строительство из них малоэтажных жилых домов. Как раз в Михайловке Наталья Шишкина в рамках нацпроекта «Доступное жилье» пыталась реализовать свой проект по строительству нового поселка (ЖСК «Усадьба 2008» — прим. ред.). Нам очень понравилась эта идея — строить дома с приусадебными теплицами и гарантированным сбытом выращенной продукции — и мы вступили в кооператив.

На начальном этапе инициативу ЖСК активно поддерживали и в правительстве области, и в реготделении партии «Единая Россия», и в районной администрации. К разработке полноценного жизнеспособного проекта привлекли специалистов. Хотели все сделать грамотно, предусмотреть все детали. И я уверенна, что у нас все получилось бы!

Если бы проект «Усадьбы» и запущенное под него строительное производство удалось реализовать, это позволило бы обеспечить местных жителей рабочими местами, предоставить им дополнительный, а может даже основной источник дохода.

Но несмотря на то, что желающих воспользоваться нашими услугами по строительству жилья на своих участках было много, мы не построили ни одного дома. Все потому, что территория, на которой собирались возводить и развивать поселок (в границах МО «Михайловское» — прим. ред.) так и не была обеспечена инженерными коммуникациями. Хотя власти обещали нам помощь в этом вопросе. В связи с отсутствием электрификации нового поселка люди отказывались от строительства домов. И это понятно. Непонятно только почему администрация Саратовского района резко передумала помогать и больше не хотела ни понимать нас, ни участвовать в проекте, ни идти с нами на контакт.

Хуже того, администрация через суд расторгла договор аренды земли с ЖСК «Усадьба-2008» из-за долгов по аренде, ссылаясь на значительный ущерб местному бюджету. При этом полностью игнорируя тот факт, что ЖСК со своим проектом являлся участником госпрограммы по обеспечению граждан доступным жильем, что кооператив не был должным образом предупрежден о повышении арендной платы, как будто его специально вгоняли в долги. Фактов нарушений прав членов кооператива и неисполнения своих обязательств органами местного самоуправления, на мой взгляд, было много. Но их даже прокуратура не стала рассматривать.

Когда у ЖСК «Усадьба-2008» стали отнимать землю, я обращалась в министерство экономического развития Саратовской области за советом. Там выслушали наши планы о приусадебных теплицах, одобрили саму идею и посоветовали подготовить проект для кредитования в банках. Сказали, что если его не профинансируют банки, то тогда в министерстве «будут решать вопрос». Но по земле советовали договариваться непосредственно с администрацией района.

В администрацию я и звонила, и писала, даже оставляла обращения на сайте «Лица губернии», где чиновники от лица Бабошкина хоть что-то отвечали. Но разговора по существу так и не было. Напрямую общаться Бабошкин отказывался, а все ответы из администрации на мои письма представляли собой «высосанные из пальца и размазанные на бумаге» ссылки на законы. Никакой конкретики. Другими словами, абсолютная некомпетентность и расчет на то, что никто этого не заметит или не поймет.

Когда мы начали интересоваться деталями реализации государственной программы «Доступное жилье», в которую входил проект «Усадьбы», вопросов стало еще больше. Например, мы выяснили, что за все время существования программы на нее были выделены сотни миллиардов рублей. Серьезные суммы. Только почему-то нигде не было информации, на какие именно объекты они были потрачены.

Я думаю, это резонный вопрос для любого гражданина, поскольку каждый из нас обязан платить налоги, штрафы за любую провинность и прочее, и прочее, и прочее. Я писала письма по этому поводу в разные ведомства, вплоть до администрации президента РФ, но мне никто внятного ответа не дал.

Так рассыпались наши мечты построить новый поселок и большое производство рядом с ним. Казалось бы, надо успокоиться и жить дальше. Но как? В нашей Сосновке куча проблем, которые власти просто не хотят решать, ссылаясь на отсутствие денег в бюджете. Думаю, в других населенных пунктах Саратовского района ситуация не лучше.

 

Сложно не по-детски

Возьмем детский сад, единственный на весь поселок. Он в плохом состоянии: как само здание, так и территория вокруг него. Для меня эта проблема очень актуальна, потому что у меня ребенок детсадовского возраста, а я не могу решиться его туда водить.

Ситуация осложняется тем, что ребенок с особенностями развития и вопрос комфорта его пребывания в детском саду стоит особенно остро. Осенью 2018 года моему сыну поставили диагноз РАС (расстройство аутичного спектра — прим. ред.). Дети с РАС и их семьи: с чем им приходится сталкиваться, как это принять, пережить, осознать и изменить ситуацию — это отдельная тема. Для нашей семьи было непросто принять и понять все это. Но мы боремся за своего ребенка, делаем все возможное, чтобы развивать малыша, хотя нас как только не пугали разные «специалисты». Сейчас наш мальчик практически ничем не отличается от других детей. Он готов общаться со сверстниками, нуждается в этом. Вопрос социализации в нашем случае тоже очень важный.

Но от нашего сосновского детского сада меня начали отговаривать знакомые. Говорят, там крыша протекла до первого этажа, в здании — сырость, лучше подождать, когда помещения хотя бы просохнут.

Я знала, что в детском саду нет песочницы и собиралась ее сделать за счет наших производственных возможностей. Но крыша и сырость стали для меня новостью. Заведующая — Жанна Байбулатова — подтвердила, что с крышей есть проблемы, но сослалась на снежную зиму. Большей проблемой для нее были развалившиеся беседки на территории детского сада. Мы с ней даже договорились встретиться, посмотреть и обсудить, что можно сделать. Правда на ту встречу она не пришла.

Тему состояния детского сада я поднимала и в разговоре с Виктором Власовым, главой Михайловского МО, в который наша Сосновка тоже входит. Он мне сказал, что в бюджете нет на это денег, потому что люди не платят налоги.

Тогда я решила действовать сама и написала письмо в областной минобраз, потому что для меня было непонятно: как так, садик в таком состоянии, а власти это оправдывают и закрывают на проблему глаза. Из министерства прислали проверку. А меня назначили чуть ли не первым врагом. Говорят, что наши сельские управленцы (якобы тот же Власов), оправдываясь перед вышестоящим руководством, говорят, что я специально все это затеяла, чтобы у меня доски покупали для ремонта садика. Это очень смешно, конечно. Дескать, я больше ничего не умею, только жалобы писать. Ну хорошо, тогда у меня встречный вопрос: а что умеете вы сами, с вашей чиновничьей зарплатой?

Кстати, эти мои письма приносят хоть какой-то результат. На днях получила ответ от районной администрации, после моего обращения в министерство образования, что на ремонт нашего детского сада выделили аж 42 тысячи рублей. На эти деньги к 1 сентября собираются и крышу починить. Я даже не знаю как это комментировать. Дырки залатать может и хватит. А когда она опять потечет, с кого спрашивать?

 

Прямой диалог

У нас в июне проводили сход граждан, где глава района Иван Бабошкин и другие специалисты администрации должны были общаться с жителями села и вроде как выяснять наши проблемы. Идея, как я поняла, была такая. Но на деле все было по-другому. Показуха — есть такое слово.

Главное, что хотели сказать жителям Сосновки большие люди из администрации, так это, что мы должны исправно платить за воду. Оказывается население задолжало за воду 140 тысяч рублей. Думаю, что если бы закон позволял, нам бы уже эту воду отрезали.

Но это стало понятно потом, а сначала мы думали, что сможем поговорить с властями, задать волнующие нас вопросы и получить ответы.

Я спрашивала и про садик, и про развитие территорий, и про поддержку предпринимательства в сельской местности. Другие спрашивали, почему единственный автобус из Сосновки в Саратов перестал ходить, почему никого не волнует, что разрушается дом культуры, в котором как раз и проходило это собрание. Ответы получили шедевральные.

Про автобус и ДК ответ был простой: «Сейчас денег в бюджете нет. Когда будут, тогда и будем решать. Может быть году в 20-м». Ну то есть на поселковый автобус нет, а на полеты в Турцию есть.

По поводу детского сада, мне районными властями было сказано буквально следующее: «Государство предоставляет образовательную программу для ваших детей бесплатно, вы платите только за еду и еще недовольны. Почему вы сами не сделали ремонт, если можете?».

То есть мы должны быть всем довольны. А конкретно я, как предприниматель, должна за свой счет отремонтировать муниципальное дошкольное учреждение, в котором все должно быть сертифицировано. Отвлечь своих сотрудников от их работы, потратить свои материалы, которые мне тоже достаются не бесплатно и т. д. Это что, в порядке вещей?

На мой вопрос о развитии села и поддержке предпринимательства — есть ли, мол, какие-нибудь нацпроекты на эту тему — Бабошкин рассказал о том, что большие перспективы сейчас у фермерства. В городах, дескать, очень любят деревенские продукты.

Спросила, может ли предприятие, которое производит строительные материалы, участвовать в программе по строительству жилья эконом-класса, имея в виду своё предприятие, конечно. На что узнала от главы района, что жилье эконом-класса не может «строиться из соломы». Надо полагать, тут он тоже имел в виду мое производство и наше каркасное строительство.

В общем, пустой получился разговор. Бессмысленный. Единственное, что можно уяснить, что людям, которые находятся в органах местной власти, на содержании у государства, ничего вокруг не интересно. Их не интересует ни развитие предпринимательской деятельности, ни развитие сел, ни уровень жизни людей, за которых они в буквальном смысле взяли на себя ответственность. Потому что их все устраивает! У них хорошие зарплаты, ощущение силы, люди в подчинении, которыми можно манипулировать, запугивать. Взять хотя бы работников соцсферы. Нищенские зарплаты, жаловаться на которые запрещено руководством, так как за их «хорошие зарплаты» уже отчитались. Они, конечно, все равно жалуются, но не Бабошкину, а друг другу перед встречей с ним на сходе граждан. Социальные работники не имеют право голоса вообще! Завтра же их уволят.

 

Намеки

Самое интересное было уже после этого схода. Видимо, я как-то запомнилась главе администрации района то ли вопросами, то ли письмами и обращениями, то ли тем, что держала в руках видеокамеру.

Как рассказал нам наш работник, вечером на нашу пилораму приезжали люди, скажем так, очень-очень похожие на Бабошкина и Власова. Спрашивали о ежедневной выработке, о мощностях.

На следующий день мне передали привет от Виктора Власова. Якобы он сказал, чтобы я никуда больше не писала про Сосновку.

Еще днем позже, к местным властям спустились письма, которые я писала президенту, и тут началась совсем уж нездоровая суета. Хозяин производственного помещения, которое мы арендуем, звонил и кричал, чтобы я остановилась, что я создаю себе серьезные проблемы. И ему, дескать, тоже.

Но вы знаете, я уже не боюсь. Все чего я хочу и чего добиваюсь: чтобы село развивалось, люди работали за достойную зарплату и не чувствовали себя нищими и загнанными в угол. А вот чего хочет Бабошкин и районная администрация — вопрос».

 

P.S. Когда этот материал готовился к публикации, стало известно, что предприятие нашей героини — деревообрабатывающее производство в селе Михайловка — действительно оказалось под угрозой выселения из арендованных помещений. Их владелец «заморозил» вопрос о продлении договора аренды с предпринимательницей. Она считает это событие актом давления на нее со стороны районных властей за ее гражданскую активность.

«Происходит то, на что мне намекали в телефонных разговорах. Хозяину помещений пригрозили проблемами, если он не прекратит наше сотрудничество. Кто пригрозил, догадаться нетрудно, — сообщила Светлана корреспонденту ИА „Версия-Саратов“. — И то, что сейчас происходит, ярко демонстрирует реальное отношение людей, обличенных властью, к малому бизнесу, к развивающимся предприятиям. Отсутствие договора аренды лишает меня возможности получить очередной кредит на развитие производства и вызывает массу других проблем».

Мы предлагаем нашим читателям возможность высказаться о происходящем в Саратовском районе на условиях анонимности. Свои сообщения вы можете присылать на адрес электронной почты: lenta@nversia.com. Также можно связаться с редакцией по телефону: 48-74-44.