Начался процесс об избиении Юрия Нефедова - фигуранта "дела Лысенко"

10 апреля 2012, 13:24
Начался процесс об избиении Юрия Нефедова - фигуранта дела Лысенко

В Энгельсском районном суде начался процесс по делу об избиении Юрия Нефедова, одного из фигурантов "дела Лысенко". На скамье подсудимых оказались двое осужденных и бывший начальник СИЗО № 3 города Энгельса Александр Ананьев. Согласно обвинительному заключению, оглашенному прокурором Эдуардом Лоховым, весной 2008 года подсудимые Анатолий Прохоров и Олег Черкасов, а также пострадавший Юрий Нефедов были доставлены из колоний, где они отбывали наказание, в СИЗО № 3 города Энгельса. Майор Ананьев поставил перед заключенными задачу "выбить" из Нефедова явку с повинной по делу об убийстве Балашова.

Их поместили в одну камеру, где Черкасов и Прохоров в течение трех часов избивали Нефедова и угрожали ему пытками. Пострадавший согласился написать требуемый документ. Явку пришлось переписывать три раза, так как первый вариант был испачкан кровью, а содержание второго не устроило избивавших.

В обвинительном заключении фигурирует бывший майор ФСБ Мазюк, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство.

После оглашения обвинительного заключения подсудимые свою вину не признали. Прохоров обратился к судье с вопросом "Вот вы поняли мотив моих действий? Я не понял".

Далее был допрошен сам Юрий Нефедов, который в настоящее время также находится под стражей. Он подтвердил все рассказанное в обвинительном заключении. По его словам, от него требовали явку с повинной в убийстве Балашова, Ткаченко и Котова, однако написал он только про Балашова. В качестве соучастников его заставили указать фамилии только уже убитых людей. Он добавил, что избивавшие его говорили, что им пообещали "скинуть" по пять лет срока (Прохоров осужден к 16 годам, Черкасов —  к 18). Нефедов рассказал и о встрече с майором Мазюком. Во время разговора майор поинтересовался, сколько стоит принадлежащий ему рынок. Нефедов оценил его в 15 млн рублей, Мазюк предложил отдать ему  здание за 10 млн и пообещал за это порвать все документы, относящиеся к делу.

Адвокат Эвелина Макеева, защищающая Прохорова, дала оценку рассматриваемому уголовному делу: "Изначальный мотив был — инкриминировать как можно больше преступлений Лысенко. Это дело имеет политическую окраску", - заключила Макеева.