Родители Ильнары Ягудиной задали вопросы подсудимой Кадрие Мизиновой

5 июня 2012, 11:51
Родители Ильнары Ягудиной задали вопросы подсудимой Кадрие Мизиновой

Подсудимая по уголовному делу об убийстве Ильнары Ягудиной Кадрия Мизинова на сегодняшнем судебном заседании ответила на вопросы стороны обвинения. По словам Мизиновой, она видела телефон похищенной девочки, та ей пожаловалась, что в телефоне села батарейка. В связи с чем она это рассказывала, подсудимая объяснить не смогла.

Тело девочки она, якобы, обнаружила около 8 часов вечера 6 сентября 2011 года. "Она была вся в крови, все было порезано"- рассказала Мизинова. "Насколько вы помните, согласно протоколу осмотра, практически вся одежда была сожжена", - заметила прокурор Ольга Чернова.
Далее подсудимая выдвинула новую версию - как она опознала, что сим-карта и флешка, оставленные ей, принадлежали убитой девочке. По ее словам, убийца оставил их ей со словами "на память". О том, чьи это вещи, она узнала только от следователей.

Кадрия Мизинова объяснила зафиксированные на ее руках порезы тем, что, когда она шла к трупу, она упала и повредила руку. В заключении прокурор поинтересовалась, почему подсудимая рассказала про убийцу в суде и теперь не опасается за жизнь ребенка, как ранее. "Я же не называю его имени. На следствии я пыталась отмолчаться, но мне не дали", - ответила подсудимая на вопрос Ольги Черновой. "Почему вы помогли этому мифическому убийце, когда он окровавленный к вам пришел? - поинтересовалась адвокат Елена Левина. "Я и не предполагала, что с Ильнарой такое может случиться. Я не думала, что могут убить человека", - парировала Мизинова.

После прокурора и адвоката Елены Левиной вопросы задали родители убитой девочки. "После того, как вы убили ребенка, опасаетесь за жизнь своего ребенка?" - поинтересовался Эльдар Ягудин. "Я не убивала вашего ребенка", - ответила Мизинова.

По словам матери убитой, Мизинова за несколько месяцев до преступления добавила в друзья в соцсети Ильнару Ягудину. По мнению Алии Ягудиной, подсудимая заранее готовила преступление. Кроме того, Елена Левина поинтересовалась, зачем она рассказывала своим кредиторам про несуществующие болезни родных. "Я им ничего такого не говорила, это ростовщики, им объяснения не нужны. Я брала деньги в долг у одних и давала их другим", - пояснила Мизинова. "То есть, вы пытались заниматься такой же деятельностью, как и эти прекрасные люди?" - помог подзащитной Борис Черноморец.