Любовь Слиска о стоимости депутатского места: «Разные цены называли — и 5 млн, и 6 млн долларов»

21 июня 2012, 08:55
Любовь Слиска о стоимости депутатского места: «Разные цены называли — и 5 млн, и 6 млн долларов»
Экс-депутат Госдумы Любовь Слиска, вышедшая из партии «Единая Россия», приняла участие в программе «Собчак живьем» на телеканале «Дождь». Предлагаем вниманию читателей избранные фрагменты интервью.
О выходе из партии «Единая Россия»: «...Я приняла это решение года 2 назад. Где-то около года назад я сказала об этом Грызлову - что хочу выйти из Высшего совета с последующим выходом из партии. Он попросил пока этого не делать, потому что как-бы публичная такая фигура, это будет не совсем правильно. Ну, я пока не стала, но о том, что собираюсь это сделать, сказала давно. Точка кипения... Знаете, я такой человек - не люблю, когда меня ставят в какие-то рамки, из которых нельзя выйти, дыхнуть глубже, сказать на пол-тона громче. Последнее, что меня доконало, это,наверное правительственный час, когда его сделали в закрытом режиме. После теракта в «Домодедово», когда к нам пришли все силовики и нам запретили задавать им вопросы. Были Бортников, Нургалиев, Чайка, Бастрыкин. Конечно, все хотели задать им вопросы. Когда я сказала, что хотела бы задать вопрос или после их выступлений тоже выступить, мне сказали: «Напишите вопрос, может быть, краткое выступление набросайте». Я, во-первых, еще не знаю, о чем будут говорить люди. И я - зампред Госдумы. И я не имею права задать вопрос? Я сказала: «Ну что же, хорошо,не буду задавать вопросы». Единственное, что мне удалось сказать, когда закончился правительственный час — то, что я очень разочарована тем, что услышала...»
О том, как голосовали за некоторые законопроекты: «...Были самые разные ситуации, когда приходили министры. В том числе, они продавливали какой-то законопроект и мы никаких аргументов не могли приводить, потому что такое решение фракции озвучивалось руководством — что за этот закон мы будем голосовать солидарно «за». Коммунисты принимают решение за этот закон солидарно «против». А как там договариваются в администрации президента — мне неведомо, я в таких совещаниях не принимала участия...»
О возможности реанимировать «Единую Россию»: «...Мне кажется, это невозможно — в том виде, в котором она сейчас. Может быть, сейчас Медведев и Сурков предпримут какие-то новые технологии. Сурков в этом смысле - хороший мастер, в хорошем смысле этого слова. Мы помним, сколько было очень непонятных ситуаций на выборах, когда несколько депутатов от «Единой России» боролись за одно или за два места. Или даже взять такую ситуацию - «Единая Россия» предлагала президенту кандидатов на назначение в губернаторы. Очень недолго работали эти губернаторы, но те, кто предлагал, почему-то ни за что не отвечали. С какой помпой у нас в Саратовской области выдвигали губернатора Ипатова после Дмитрия Федоровича Аяцкова...»
Об отношении к политической жизни в Саратовской области: «...Я после 2007 года свое пребывание в Саратове сводила только к тому, что приезжала к друзьям и родственникам. Я просто не стала углубляться в эти дрязги и скандалы, которыми всегда сопровождалось какое-нибудь мое выступление или мои мероприятия. Это всегда осмеивалось, всегда было в «желтой» прессе. Просто я сказала себе, что себе дороже отойти и оставить им это поле, пусть они там работают. Я последний созыв избиралась от Кемерова...»
О возможных дальнейших планах: «...Я в оппозицию ни в какую не пойду - с моей стороны это будет неправильно. Я была во власти при Путине, при «Единой России» 12 лет и уважаю тех коммунистов, которые не перебежали в свое время к Ельцину, не жгли партийные билеты...У меня предчувствие, что что-то произойдет в ближайшее время в нашей стране. Я во власть вряд ли вернусь. Думаю, что, может быть, в другом качестве буду участвовать в политической жизни страны, но не в Госдуму, ни в Совет Федерации, ни в Правительство. Может быть, должность общественного направления. Может, избирательная комиссия, Общественная палата. Вместо Чурова — легко. Но мне пока никто не предложит, потому что я ушла из «Единой России», теперь это невозможно. При другом президенте, если предложат и если не буду старой - возможно и пойду...»
О возможном участии в выборах от ПАРНАС: «...Мы встречались с Михаилом Михайловичем (Касьяновым — прим. ред.). Мы встретились,он сказал, что у них скоро съезд, приближаются региональные выборы: «Любовь Константиновна, у вас выборы в Саратове. Вы не хотели бы выдвинуться в Саратовскую областную думу?». Я сказала — нет, спасибо,не хочу...»
О женщинах в политике: «...Мужчины тебя рассматривают не только через увеличительное стекло, там,наверное,через громадную линзу, потому что женщина всегда воспринимается на кухне, через призму постели. Нас долго особо и не подпускали к каким-то серьезным вещам. Политика нуждается в женщинах... И, я думаю, лет через пять такие женщины появятся — подрастает другое поколение. Те, кто уже видел перемены в России...»
Про «откаты»: «...В думе всем было известно, что Слиска не берет и к ней с этим ходить бесполезно...»
Про лоббизм: «...Самое сильное лобби — алкогольное. Они знают куда приходить, кому платить...»
О стоимости депутатского места: «...Разные цены называли — и 5 млн, и 6 млн (долларов — прим.ред.)...»
О законопроектах, за которые стыдно: «...Такие были. Иногда я воздерживалась, отказывалась. Стыдно за законопроект по отмене прямых выборов губернаторов, хотя было время, когда я сама была «за». Я была несколько раз в регионах и видела, как проходят эти выборы - сколько грязи, двойников, какие деньги идут, как подкупают членов избирательной комиссии. И мне казалось, что при назначении будет действительно какой-то естественный отбор, чистый. Это была ошибка. Еще стыдно за некоторые поправки в законе об обороте этилового спирта. Тогда все-таки продавливало свои интересы пивное лобби. Также - закон о монетизации льгот...»
О взаимоотношениях с Вячеславом Володиным: «У нас нет никаких отношений с Володиным. Мы не разговариваем последние 6 лет точно. Один раз он за меня вступился — когда меня задели за больное, что у меня нет детей и какое право я имею рассуждать о беспризорных детях. Это был удар в точку. И надо отдать должное Володину — я в какой-то степени должна сказать, что он поступил, как мужик, сказал — нет, мы Слиску в обиду не дадим, все-таки надо подбирать выражения и не бить ниже пояса. Это было единственное — а так, мы не общаемся. И потом, мы не ругались с ним. Мы ничего с ним не выясняли никогда. Мы пришли из одной команды. Помню его молоденьким. Я просто постарше, я очень много помню. Поэтому может быть, это сыграло свою роль. Я думаю, что первопричиной стало, когда в 2006 году я приехала и покритиковала команду, которая шла при поддержке Вячеслава Викторовича в городскую думу, и они 4 месяца делили там портфели. Город заплыл грязью. Ко мне подошли корреспонденты, взяли интервью. Я, естественно, со свойственной любовью к своему родному Саратову, выдала все в эфир. Через 10 дней Президенту и председателю Госдумы отправили письмо 22 депутата, которые меня обвинили, что я бабские скандалы устраиваю, ворую бюджетные деньги, строю коттеджи и дороги родственникам, акции Трансмаша еще придумали. То есть,началось — как это я посмела тронуть неприкасаемых. Я их тронула, в прокуратуру написали, откуда у меня деньги. Прокуратура возбудила уголовное дело... Я думаю — вот за это. Но я еще раз говорю — мы с Володиным отношений никогда не выясняли...»