Дело об уволенных спасателях: в горспасе объяснили, по какому принципу было принято решение о сокращении

9 октября 2015, 14:16
Дело об уволенных спасателях: в горспасе объяснили, по какому принципу было принято решение о сокращении

Во Фрунзенском районном суде продолжается рассмотрение административного дела об увольнении двух сотрудников городской службы спасения — Михаила Марфина и Петра Баловнева. В начале заседания представитель истцов вновь заявил ходатайство о назначении экспертизы по определению стоимости питания, которое, по словам спасателей, не было им предоставлено. Также юрист, как и на предыдущем заседании, попросил председательствующего объединить два дела спасателей в одно производство: напомним, после начала данного процесса в суд с жалобой на начальство обратилось еще пять сотрудников городской службы спасения, производство по делу которых находится в ведении другого судьи. В итоге председательствующий Александр Негласон вновь отказал в объединении дел и назвал ходатайство о назначении экспертизы преждевременным, а участники процесса перешли к допросу свидетелей.

Первым допрошенным свидетелем стал сотрудник городской службы спасения Геннадий Л. Он рассказал, что вопросом сокращения спасателей, который стал предметом разбирательства, занималась специальная аттестационная комиссия. "Все это было составлено в виде таблицы, рядом с каждой фамилией расставляли плюсы и минусы, человек, набравший наибольшее число минусов, был предложен директору под сокращение", - заявил свидетель. Также Л. упомянул о принципе гуманизма, который спасатели должны применять при транспортировке больных и пострадавших. Стоит отметить, что по словам истцов переноска пациентов "скорой помощи" не относится к их компетенции, а начальство службы спасения будто бы умышленно не разделяет понятия "больной" и "пострадавший".

Во время допроса свидетеля сторона истцов ожидаемо поинтересовалась причинами отсутствия горячего питания, которое, по их словам, должно предоставляться спасателям. "В повседневной деятельности питание спасателей в учреждении не предусмотрено в связи с отсутствием соответствующей статьи расходов", - заявил свидетель, подчеркнув при этом, что сотрудников службы не лишали перерыва на обед, а потому работать голодными им не приходилось. По словам Л., руководство службы спасения не притесняло уволенных спасателей и даже пошло на уступки Баловневу, оставив его на руководящей должности после того, как мужчина "потерял две категории". "Это единственный случай в России, чтобы понизили сразу на две категории, человек продемонстрировал нулевые знания", - пояснил Л. Адвоката истцов, в свою очередь, интересовало, получили ли экс-спасатели письменную мотивировку их увольнения. "Я не присутствовал при общении с истцами", - заявил свидетель.

Защитник истцов поинтересовался у Л., помнит ли тот подробности аттестации, после которой Баловнев "был понижен в классности". "Эту аттестацию я помню очень хорошо. Когда нужно было аттестовываться, Баловнев проигнорировал групповую аттестацию и пришел к нам в индивидуальном порядке", - заявил Л. Также он заявил, что спасатели обязаны чистить крыши, если ситуация представляет угрозу для жизни людей. "Я не говорю о том, что уже что-то отломилось. Есть некая ситуация, которая больше похожа на плановую, и спасатели, которые должны вытаскивать людей из-под завалов, выходят, красят и пилят", - подчеркнул юрист, на что свидетель сообщил, что подчиненные не могут игнорировать указания своего распорядителя.

Также участники процесса допросили ведущего специалиста поисково-спасательного отряда городской службы спасания Ольгу Я. Свидетель пояснила, что Баловнев и Марфин были уволены из-за своих профессиональных качеств. При этом Я. подчеркнула, что, несмотря на то, что закон обязывает предоставлять питание спасателям, служба не получала денег на эти цели и данный вопрос не был регламентирован никаким документом. "Фельдшер "скорой помощи" имеет право привлекать к переноске больных любого дееспособного человека, а уж в обязанности военных и спасателей это входит сто процентов", - заявила Я. "Что сделал профком и вы лично для обеспечения спасателей питанием?" - спросил гособвинитель, на что свидетель пояснила, что спасатели, работающие на вызове более четырех часов, обеспечиваются питанием согласно внутреннему документы. "В федеральном законе нет оговорки про четыре часа. Куда лично вы обращались по этому поводу?" - снова поинтересовался прокурор. "Никуда", - развела руками начальник.

После допроса свидетелей председательствующий спросил у представителя ответчика, информировались ли Баловнев и Марфин о других вакантных местах в службе. Истцы пояснили, что им предлагали трудоустроиться на должность бухгалтера, однако это было невозможно из-за того, что у них не было соответствующего образования, при этом представители службы спасения заявили, что уволенным сотрудникам представлялась не одна, а две должности. В итоге судья обязал ответчика подкрепить эту информацию соответствующим документом.