«Всепоглощающее торжество обвинительного уклона»: адвокат экс-министра рассказала о сомнениях в объективности судьи, угрозах гособвинителя и «коттеджных» взаимоотношениях оперативника и заявителя по резонансному делу в отношении Ларисы Кузнецовой

«Всепоглощающее торжество обвинительного уклона»: адвокат экс-министра рассказала о сомнениях в объективности судьи, угрозах гособвинителя и «коттеджных» взаимоотношениях оперативника и заявителя по резонансному делу в отношении Ларисы Кузнецовой
Адвокат Елена Сергун / © ИА «Версия-Саратов»

Адвокат экс-министра областного правительства Ларисы Кузнецовой — Елена Сергун — выступила с открытым обращением по поводу вынесенного недавно обвинительного приговора в отношении её подзащитной.

Напомним, 31 января Октябрьский районный суд Саратова признал Кузнецову и её супруга — Олега Козлова — виновными в получении взятки. Дело рассматривалось судом повторно после отмены оправдательного приговора апелляционной инстанцией. В процессе председательствовал судья Александр Ермолаев.

Своей позицией по этому уголовному делу адвокат Елена Сергун поделилась в группе «Говорит Саратов» в соцсети Facebook. Ниже приводим текст обращения:

«Оглашённый 31 января судьёй Октябрьского районного суда А. В. Ермолаевым приговор по делу экс-министра правительства Саратовской области Ларисы Кузнецовой вызвал такой бурный общественный резонанс, что о нём стоит высказаться поподробнее. Какие только домыслы и кривотолки не опубликованы в многочисленных анонимных телеграм-каналах.

Предвосхищая реплики борцов с коррупцией, к которой я также отношусь крайне негативно, скажу сразу, это дело — из другой «темы». В нём так переплелись человеческие страсти и пороки, что МФЦ с оказанием дополнительных услуг населению кажется уже какой-то сценической декорацией, просто позволяющей оперативно-следственным и надзорным органам улучшить статистическую отчётность по особо тяжкой статьей УК — ч.6 ст. 290 «Взятка в особо крупных размерах», а заинтересованным лицам решить меркантильные проблемы.

Кратко о фабуле.

В феврале 2013 года Кузнецова Л.Ю. как министр — председатель комитета по информатизации, получила от губернатора Саратовской области поручение о реализации Указа президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления» в части формирования на территории Саратовской области сети многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг.

ГКУ МФЦ было создано в феврале 2013 года. К концу 2013 года на территории области было открыто 8 обособленных подразделений МФЦ. Реализация проекта проводилась в условиях крайне сжатого бюджетного финансирования, и все центры, открытые в 2013, 2014, 2015 годах открывались за счет средств соответствующего федерального трансферта, при значительном снижении областного финансирования. К концу 2015 года на территории области функционировало 45 МФЦ мощностью 483 окна приёма заявителей, в которых было организовано предоставление более 200 государственных и муниципальных услуг.

В процессе работы стало понятно, что для реализации «принципа одного окна» помимо обязательных услуг требуется организация дополнительных услуг, что было прямо предусмотрено п. п. «в» п. 4 Постановления Правительства РФ от 22.12.2012 № 1376 «Об утверждении Правил организации деятельности многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг», а именно: «В многофункциональном центре может быть организовано предоставление дополнительных (сопутствующих) услуг (нотариальные услуги, услуги банка, копировально-множительные услуги, услуги местной, внутризоновой связи общего пользования, а также безвозмездные услуги доступа к справочным правовым системам)».

В связи с тем, что у учреждения отсутствовало на тот момент целевое финансирование на организацию этой деятельности, было принято решение передать оказание дополнительных (сопутствующих) услуг на аутсорсинг. После завершения работ над формированием сети планировалось получить необходимое финансирование из областного бюджета и оказывать дополнительные (сопутствующие) услуги учреждению самостоятельно. В итоге в августе 2016 года ГКУ СО МФЦ перешло в подведомственность к другому органу власти — министерству экономического развития Саратовской области, изменило организационно-правовую форму на ГАУ СО МФЦ, и приступило к оказанию указанных дополнительных услуг самостоятельно.

Таким образом, всё, что нужно было сделать для предоставления дополнительных услуг населению по ксерокопированию документов, это сдать в аренду или субаренду 2-3 кв. м. в помещениях индивидуальным предпринимателям, имеющим соответствующий опыт и оборудование для оказания оговорённых в договоре услуг.

Никаких конкурсов или иных процедур для отбора предпринимателей для этого по закону не требовалось (данное обстоятельство проверено следствием и Кузнецовой Л.Ю. не вменяется). Фактически моя подзащитная в тот период должна была срочно решить данную проблему и найти тех, кто имел опыт работы в данном бизнесе.

Не имея никаких контактов в этом виде деятельности, Кузнецова обращается за советами к разным должностным лицам. Одна из сотрудниц прокуратуры знакомит её с Олегом Козловым, как специалистом по недвижимости. Это было в 2013 году. Козлов рекомендует Кузнецовой несколько ИП (Баутиной, Тереховой и Аверкина). Все три, как стало известно Кузнецовой только осенью 2015 года, были фактически совместным бизнесом Козлова и Аверкина. Кузнецова вышла замуж за Козлова только в 2016 году.

Никаких доказательств устранения «конкурентов» Аверкина или оказания покровительства его бизнесу со стороны Кузнецовой в деле нет.

Приговором ей вменяют, что, вступив в сговор в неустановленном месте в неустановленное время с Козловым в 2013 году, она договорилась с ним, что он будет посредником по получению ею от Аверкина взятки в размере 70% от прибыли из доходов за предоставление дополнительных услуг в помещениях МФЦ. И далее, согласно приговору от 31 января, более 100 раз в период с октября 2013 по апрель 2017 года Кузнецова получила частями взятку на сумму свыше 11 миллионов (первоначально вменялось свыше 13 миллионов, но прокурор вынужден был отказаться от порядка 10 фактов передачи взятки на сумму более 1,7 млн рублей).

Козлов, уехавший из зала суда в СИЗО, а потом, если приговор устоит, то в колонию строгого режима сроком на 8 лет, обвиняется в совершении посредничества во взяточничестве, то есть по ст. 291.1 УК РФ.

Главные участники процесса (и не только судебного):

Заявитель и «взяткодатель», он же согласно позиции защиты, основной выгодоприобретатель от обвинительного приговора — Аверкин Юрий Алексеевич. Чтобы представить, кто это, достаточно «вбить» его имя и фамилию в поисковик. Будет просто «поток» информации — от самого разнообразного бизнеса Аверкина, до пикантных отзывов о нём бывших студенток на студенческом форуме СГЮА. Не буду перечислять все его «заслуги», они в полном объёме представлены в документах, приобщённых судьёй Тихоновой А.А. при первом рассмотрении дела судом в качестве доказательств защиты: многочисленные решения судов всех инстанций, стороной которых выступает Аверкин и его доверенное лицо Анастасия Терехова (по стечению обстоятельств тоже свидетель обвинения по данному делу), в которых граждане оспаривают изъятые у них Аверкиным или Тереховой квартиры; договоры и выписки из ЕГРН, подтверждающие совершение сделок между Аверкиным и оперуполномоченным УФСБ по Саратовской области Чекиным С. В. по автомашине и коттеджу, и многое другое.

В отношении Чекина по заявлению Кузнецовой УСБ УФСБ по Саратовской области была проведена серьёзная служебная проверка в связи с установленными в суде фактами его непроцессуальных контактов с Аверкиным до, во время проведения ОРМ и в период оперативного сопровождения дела. Судья Ермолаев дважды отказал Кузнецовой в удовлетворении мотивированного ходатайства об оказании содействия в получении результатов данной проверки и снял эти вопросы во время допроса Чекина. По данным моей подзащитной все доводы, изложенные в её заявлении, нашли своё подтверждение. Сотрудники УФСБ поблагодарили Кузнецову за гражданскую позицию, однако судья Ермолаев сослался на показания Чекина в обвинительном приговоре, указав, что у него нет оснований не доверять этому свидетелю, а у того нет оснований оговаривать Кузнецову.

Гособвинитель Склёмин А.А. и в первом и во втором процессе в суде первой инстанции просил для моей подзащитной 10 лет лишения свободы реально, однако на оглашение приговора не пришёл, прислав вместо себя сотрудницу, которая ни разу в процессе не была. Проявлял исключительную активность в снятии судьёй Ермолаевым вопросов подсудимых и защиты Аверкину, следователю Придатько и оперуполномоченному Чекину, которые были допрошены в суде по инициативе гособвинителя. При допросе следователя, заявил, как основание для снятия вопросов защитника, что «люди родину защищают, поэтому нельзя ставить их слова под сомнение». Именует себя «солдатом», что видимо должно предполагать последующее освобождение его как от ответственности, так и от обязанности думать.

Сегодня (4 февраля 2022 года), встретив мою подзащитную в коридоре Октябрьского суда, очень удивился, что Кузнецова собирается обжаловать приговор, и предупредил, что в случае, если она подаст апелляционную жалобу, прокуратура будет требовать отмены предоставленной ей отсрочки.

Судья Тихонова А.А…. Дело рассматривалось почти год. Судом были проверены все доказательства. Равенство прав участников в процессе обеспечено в полном объеме. Приобщены к материалам уголовного дела все доказательства непроцессуальных контактов заявителя Аверкина и оперуполномоченного Чекина. Чекин, допрошенный в суде, был вынужден подтвердить и приобретение у Аверкина половины дорогостоящего коттеджа на свою семью, и приобретение автомобиля. Установлено, что заявление Аверкина от 3 марта 2017 года о том, что он через Козлова якобы передавал Кузнецовой взятки с 2013 года за покровительство его бизнесу на территории МФЦ, для проверки было передано Чекину. Доказательств уведомления руководства о своей возможной заинтересованности в соответствии с ФЗ «О противодействии коррупции…» Чекин в дело не представил. Судом установлено, что Козлов и Аверкин многие годы вели совместный бизнес с распределением долей 70/30, и бизнес по предоставлению услуг на территории МФЦ также являлся их совместной деятельностью. Кузнецова вышла замуж за Козлова только летом 2016 года, непосредственно перед реорганизацией возглавляемого ею комитета и перестала контролировать МФЦ. В деле нет ни одного доказательства передачи денег Кузнецовой ни Козловым, ни Аверкиным, ни кем бы то ни было другим. Нет ОРМ, при которых бы деньги были переданы Кузнецовой. У нее не обнаружено никаких незадекларированных доходов или накоплений. Непосредственно в судебном заседании допрошены все основные свидетели. Исследованы все письменные и вещественные доказательства обвинения. Итог: 2 апреля 2021 года в отношении Кузнецовой и Козлова вынесен оправдательный приговор в связи с отсутствием события преступления.

Не буду описывать здесь «микроклимат» в области, сложившийся сразу после ухода в отставку председателя Саратовского областного суда Телегина Ф. В. Период «кадрового безвременья» редко бывает периодом «оттепели». По апелляционному представлению прокуратуры апелляционная инстанция, не предвосхищая при этом вывода о виновности подсудимых или наличии события преступления, отменила оправдательные приговор и указала в определении на необходимость проанализировать ряд доказательств стороны обвинения повторно.

Весь последующий процесс мы строили свои выступления и показания, структурировали доказательства защиты, ориентируясь именно на указания апелляционной инстанции. У стороны обвинения не появилось ничего нового. Наоборот. Закончилась проверка УСБ УФСБ по Чекину, результаты которой гособвинение тщательно скрывало, а новый судья, принявший дело к своему производству, категорически не желал узнавать. У стороны защиты появились новые доказательства и свидетели, подтверждающие заинтересованность Аверкина и Чекина в исходе данного уголовного дела, и доказательства совместного бизнеса Аверкина и Козлова.

Судья Ермолаев А.В. … Он же — кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права СГЮА, на которой, как указано одновременно на официальных сайтах СГЮА и Октябрьского районного суда, он с 2009 года по настоящее время занимается преподавательской деятельностью. Того самого вуза, где длительное время вплоть до 2016 года работал преподавателем Аверкин Ю.А., где до конца 2019 года преподавателем кафедры гражданского права работала нынешняя супруга Аверкина, где весь вуз после оглашения приговора рассказывает о дружеских отношениях между семьями Аверкиных и заведующего кафедрой, в чьём непосредственном подчинении работает доцент (судья) Ермолаев.

Совмещать работу судьи с преподавательской и научной работой, несомненно, законно. Это вопрос только времени и степени профессиональной занятости. У меня, например, тоже доцента и кандидата юридических наук, совмещать преподавательскую и адвокатскую работу времени не хватает.

Возникает другой вопрос. Вопрос щепетильности. Когда судья снимал все острые вопросы подсудимых и защиты Аверкину (в связи с чем, мною неоднократно под запись в протокол делались замечания на нарушения судом равенства и состязательности сторон в процессе и нарушения им права на защиту), когда позволял Аверкину ухмыляться и хамить подсудимой и защите, когда отказывался замечать процессуальные нарушения, когда в отличие от судьи Тихоновой А.Н. одни и те же доказательства оценивал диаметрально противоположно, он был объективен? На этот вопрос теперь ответят только вышестоящие судебные инстанции. Но согласитесь, — один суд, один коридор, одно и то же дело, ничего нового у обвинения не появилось, два судьи и два диаметрально противоположных вывода.

Это был на самом деле поразительный процесс. С одной стороны — безукоризненная воспитанность и вежливость судьи, с другой — всепоглощающее торжество обвинительного уклона. Даже неловкость иногда возникала на фоне лозунгов прокурора Склёмина о том, что они-то родину защищают, а ты вроде как всего лишь Кузнецову.

В итоге, подсудимые были признаны виновными, каждому из них кроме лишения свободы на 10 и 8 лет были назначены штрафы в сумме по 35 249 910 рублей и конфискация у Кузнецовой еще одной денежной суммы в размере 11 749 970 рублей.

Одновременно судьёй Ермолаевым признаны законными:

— отсутствие постановления о возбуждении уголовного дела по ст. 291.1 УК РФ в отношении Козлова О.И;

— предварительное следствие по делу за пределами срока 12 месяцев без получения согласия на продление в СК России;

— расследование уголовного дела СО по городу Саратову СУ СК РФ после истечения срока 12 месяцев без передачи дела в СУ СК РФ по Саратовской области или без поручения от СУ на расследование дела;

— бесконечные незаконные приостановления предварительного следствия по делу следователем после одного года с последующими отменами прокуратурой города этих постановлений как незаконных, но с получением дополнительного месяца на расследования и новыми незаконными приостановлениями;

— передача уголовного дела из СО УФСБ в СК (из одного ведомства в другое) без принятия решения об этом прокурора;

— отмена постановления о прекращении уголовного дела и возобновление уголовного преследования по истечении одного года после вынесения постановления о прекращении дела без обращения в суд, и многие другие «процессуальные чудеса».

Сегодня (4 февраля) моей подзащитной отказали в ознакомлении с протоколом судебного заседания и предоставлении права на ознакомление с уголовным делом по основаниям, что протокол не изготовлен (срок истёк 3 февраля), а тома периода последнего судебного разбирательства ещё не сшиты. Кроме того, как я уже писала, встретившийся ей в коридоре гособвинитель Склёмин пообещал в случае подачи ею апелляционной жалобы также обжаловать приговор и потребовать отменить отсрочку приговора, что по вполне понятным причинам, повлечёт отправление четырёхлетнего ребёнка в детский дом.

Эти проблемы Лариса Кузнецова изложила сегодня в жалобе на имя председателя Октябрьского районного суда. Она будет обжаловать приговор судьи Ермолаева. Верит ли она в справедливость? Вера — категория иррациональная. Она просто знает, что она не совершала того, в чём её обвиняют, а я знаю, что по делу собраны доказательства её невиновности, и они намного весомее доказательств обвинения».