Выжить в шкафу: прокуроры отчитались о поддержке, оказанной пенсионерке, зять которой заживо сжег ее дочь и своих родителей (помощь оказалась преувеличенной)

Выжить в шкафу: прокуроры отчитались о поддержке, оказанной пенсионерке, зять которой заживо сжег ее дочь и своих родителей (помощь оказалась преувеличенной)
Дом № 8Б по улице Вольской после пожара / © ИА «Версия-Саратов»

Недавно Генпрокуратура РФ отчиталась: благодаря вмешательству надзорного органа, в Саратовской области были восстановлены жилищные права местной жительницы, у которой еще в августе 2019 года сгорела квартира. Пенсионерке негде было жить, чиновники никаких мер не принимали, поэтому прокуроры направили в адрес администрации города «информацию». И вуаля: «женщине представлена однокомнатная квартира площадью 29 кв. м, в которую она вселилась». Мы поговорили с героиней прокурорского отчета, и выяснилось следующее:

1. Никуда она не вселилась.

2. Ей предоставили не квартиру, а комнату размером 11 квадратных метров. Без удобств и электричества. Это «жильё» пенсионерка называет «шкафом». И использует его по тому же назначению.

Наталии Гурьяновой в этом году исполнится 65 лет. Уже десять месяцев пенсионерка не имеет своего дома. Единственное жильё — квартира в доме на Вольской — было уничтожено огнем. Наталию приютили посторонние люди, когда узнали о её беде. С прошлого года она проживает вместе с этими людьми в малогабаритной однушке в Заводском районе Саратова.

О том, что она стала обладательницей квартиры, женщина узнала от своих бывших соседей, которые стали звонить ей с «поздравлениями».

«Я интернетом не пользуюсь, мне просто не с чего попасть в него. И вот 25 мая мне звонят мои бывшие соседи по дому на Вольской, поздравляют. И заодно пытаются узнать, почему это мне выдали квартиру, а им — нет», — рассказала Гурьянова.

Женщина попыталась объяснить, что никакой квартиры не получила. Но сделать это оказалось не так-то просто. Выяснилось, что многие новостные сайты Саратовской области уже во всех красках расписали, как прокуратура «вселила» ее в новые хоромы.

Позже пенсионерка от знакомых узнала, что эти новости появились благодаря релизу Генпрокуратуры РФ. Мы выслушали историю Гурьяновой и разобрались, в чем же дело.

 

«Он хотел именно убить»

22 августа 2019 года в Саратове загорелся двухэтажный дом на улице Вольской. Одна из квартир в нём принадлежала Наталии Гурьяновой.

Как выяснилось позже, причиной пожара стал поджог. Его устроил зять Гурьяновой — Евгений Литвинов. В тот день он заживо сжёг жену Светлану (дочку Наталии) и своего 55-летнего отца. Мать поджигателя, которая в тот день также находилась в квартире, позже скончалась в ожоговом центре. Такой чудовищный поступок преступник объяснил ревностью.

 

пожар

 

«Евгений злоупотреблял алкоголем, практически не работал, — вспоминает Наталия. — Он был из неблагополучной семьи. Сестра — наркоманка, брат — судимый, родители — алкоголики. У него было несколько «административок», но при мне он был «по стойке смирно», всегда трезвый. Где-то за два года до трагедии у его родителей сгорел их дом в области. Мать Литвинова получила тяжёлые ожоги, лишилась ступней и кистей. Я без каких-либо колебаний предложила его родителям поселиться у нас в Саратове, на Вольской, 8Б. Конечно, они согласились.

Правда, сама я тогда в том доме уже не проживала. Когда моя Света расписалась с Евгением, я решила оставить им свою квартиру. Я уже была на пенсии и подрабатывала сиделкой. Вместе со своими подопечными-инвалидами жила, помогала дочери и зятю деньгами, которые получала за эту работу. Мне-то много не надо, на пенсию вполне проживу. А у Литвинова постоянно проблемы были с работой: устраивается куда-то на стройку, спустя две недели выгоняют. Характер у него поганый, постоянно с кем-то в коллективе не ладил.

У него и с братом был конфликт. Вместе они нарушили закон, но брат Евгения взял всю вину на себя. Его посадили, а Евгений отделался «условным». Впрочем, поступка брата он не оценил, когда тот вернулся из заключения, у них ещё хуже отношения стали. И Свету он приревновал как раз к брату», — продолжает Гурьянова.

Когда Литвинова задержали, он объяснил следователю мотив своих действий тем, что якобы хотел испугать жену. Евгений подозревал Светлану в измене. Но Наталия уверена, что Литвинов изначально хотел убить.

«Перед тем, как поджечь дом, он подпёр дверь. Когда приехали спасатели, он сидел недалеко от дома и смотрел на пожар. Спасатели спросили его, есть ли кто-то в доме. Тот уверенно ответил, что никого нет. Это всё есть в отчётах пожарных и в материалах уголовного дела. Он хотел именно убить. То, что в доме были и его родители, Евгения нисколько не останавливало», — вспоминает собеседница.

Когда Наталия Гурьянова приехала на место трагедии, спасатели по ошибке сказали ей, что дочь Светлану увезли в ожоговую больницу. На самом деле она задохнулась во время пожара. Когда в госпитале девушки не оказалось, Гурьянова стала искать ее в моргах города.

«Пять дней я искала дочь по моргам. Убийца эти же пять дней находился на свободе, скрывался у знакомых. Хотя я сразу же сказала полицейским, что почти уверена в его причастности к поджогу. Сейчас он задержан и находится в СИЗО. Из-за пандемии коронавируса рассмотрение его дела затянулось», — рассказала пенсионерка.

 

Похороны в долг

Женщина рассказала, что представители власти неоднократно обещали оказать ей всяческую поддержку.

«Сначала в администрации города меня заверили, что похороны дочери проведут за счёт муниципалитета. На деле — мне пришлось отдать 10 тысяч только за то, чтобы забрать тело из морга. На сами похороны мне пришлось занимать деньги, хотя, конечно, я выбрала максимально бюджетный вариант. Этот долг — около 30 тысяч рублей — я до сих пор не вернула. Мой единственный источник дохода сейчас — это пенсия в 13 000 рублей. Работы пока что нет никакой, и я не уверена, что она будет вообще».

В ноябре 2019 года сгоревший дом на улице Вольской был признан аварийным. Примерно в это же время Гурьянова подала заявление в администрацию Октябрьского района Саратова о признании её нуждающейся в обеспечении жилплощадью. Чиновники снова пообещали помочь.

К февралю 2020 года пенсионерке предоставили на выбор несколько вариантов жилья в маневренном фонде. Напомним, к тому моменту она уже более полугода проживала у малознакомых людей, приютивших её. Так что женщина была согласна на любое жильё. Но она не ожидала, что «помощь» чиновников, как и в случае с похоронами, окажется сомнительной.

«Я выбрала квартиру на 2-й Дачной. Вишнёвый проезд. Там дома маневренного фонда. Каких-то невероятных ожиданий у меня не было, конечно. Но тут — комнатка площадью 11 квадратных метров на пятом этаже, лифта нет. 11 квадратов — это на бумаге, кстати. А по факту не больше 9 квадратных метров, — рассказала женщина о поддержке представителей власти. — Туалет и душ общие на 20 человек, большинство из которых — мужчины. Дверь и окно держатся на честном слове. Зимой с таким окном вообще нельзя жить. Нет ни одной работающей розетки. В комнате вообще нет электричества».

 

Апартаменты

Выданная «квартира» — вид из дверного проема на входе

 

Пенсионерка пожаловалась и на то, что у неё нет возможности самостоятельно провести ремонт в выданной комнате. По словам Гурьяновой, при пенсии, как единственном виде дохода, это невозможно. В итоге женщина не прожила там ни одного дня.

«Я просто использую эту комнату как шкаф. Свезла туда вещи, ведь там, где я живу сейчас, просто негде хранить всё это. Так и сказала чиновникам, что жить я там не буду», — отметила пенсионерка.

 

Прокурорский фейк

Итак, 23 мая официальный сайт Генпрокуратуры РФ сообщил, что женщине, потерявшей своё единственное жильё в результате пожара в августе 2019 года в центре Саратова, стараниями местных прокуроров была предоставлена квартира площадью 29 квадратных метров.

 

генпрок

 

Спустя два дня об этом рассказал и сайт региональной прокуратуры.

 

облпрок

 

Журналисты нашего издания, сопоставив все имеющиеся в прокурорском релизе факты, пришли к выводу, что речь идет о женщине, потерявшей жильё после пожара на Вольской, 8Б. К аналогичному выводу о персоне потерпевшей пришли и наши коллеги из других изданий, распространившие информацию от Генпрокуратуры в сети.

Корреспондент ИА «Версия-Саратов» обратился за комментариями к старшему помощнику прокурора области по связям со СМИ и общественностью Татьяне Казаченко.

«Мы совсем недавно общались снова с этой женщиной и отлично знаем её ситуацию. Она сама выбрала эту квартиру из нескольких вариантов. Завезла туда вещи, но сказала, что не хочет там жить и продолжит проживать у знакомых. Разумеется, это жилплощадь в маневренном фонде, ей же администрация не в собственность предоставила эту квартиру, не на постоянное пользование, это же не муниципальное жильё. Прокуратура настоятельно порекомендовала мэрии города предоставить пенсионерке жильё, ведь из таких погорельцев огромная очередь на получение жилья, но тут действительно исключительный случай, именно поэтому областная прокуратура и обратилась с рекомендацией в администрацию города», — отметила представитель надзорного органа.

Казаченко смогла чётко ответить и на вопрос о площади квартиры: «И у нас в ведомстве, и у неё на руках есть договор, который был заключён о получении квартиры. Насколько мне известно, площадь квартиры действительно составляет 29 квадратных метров. То, что пострадавшая сейчас поднимает шум, желая, чтобы ей другое жильё выдали — её полное право. Она может и обратиться в суд, если уверена, что её права нарушены. Но администрация ничего не нарушила, наоборот — пошла на уступки, жилплощадь предоставили в экстренном порядке».

Чтобы разобраться, какую именно жилплощадь смогла предоставить Наталии администрация, наш корреспондент обратился в мэрию Саратова. Руководитель пресс-службы Константин Панфилов подтвердил, что никакой речи о 29 квадратных метрах даже не идет: «Я не могу объяснить, почему прокуратура такой релиз выпустила. Не знаю, что там у них произошло. Конкретно в этом вопросе администрация не крайняя. Но да, действительно, я уточнил в администрации Ленинского района, пенсионерка получила не квартиру, а комнату в маневренном фонде площадью в 11 квадратных метров. Сейчас оформляются документы. В общем-то, ей осталось просто прийти и подписать протокол о выдаче ключей. Никто отбирать у неё эту комнату не собирается, вне зависимости от того, живёт она там или нет».

 

P.S.

Наталия Гурьянова вместе со своей знакомой-юристом Любовью Рябовой подготовила запрос по этому поводу в Генпрокуратуру. Документ уже принят и зарегистрирован ведомством. На момент публикации этой статьи, новость о «восстановлении жилищных прав саратовчанки благодаря вмешательству прокуратуры» оставалась без изменений — как на региональном, так и на федеральном сайтах надзорного органа России.