«Я бил в колокола»: сотрудник ГУ МЧС рассказал, кому жаловался на медленный ремонт пожарных машин

«Я бил в колокола»: сотрудник ГУ МЧС рассказал, кому жаловался на медленный ремонт пожарных машин
Адвокат Алексей Командиров / © ИА «Версия-Саратов»

Сегодня во время заседания суда по делу экс-главы ГУ МЧС Игоря Качева, обвиняемого в превышении полномочий при заключении госконтрактов, свидетеля Олега Хамбикова допросил адвокат Алексей Командиров.

«Когда вы в сентябре подписывали акт приема работ, у вас были сомнения, что работы не будут выполнены?» — спросил адвокат.

«Нет. Двигатель первой машины мы проверили. 3,7 млн рублей ушли компании „Альфаинжиниринг“. Они потом перечислили деньги в ФАУ „ЦМТО“. Вторая машина, насколько мне известно, в начале октября уже была отремонтирована и покрашена», — ответил Хамбиков.

«Вы работникам сообщали, что подписали акт?» — уточнил Командиров. «Нет. Я Игорю Качеву доложил», — пояснил Хамбиков.

«Вы сообщали сотрудникам о том, что на вас давит Качев?» — задал вопрос Командиров.

«Нет. Мне рекомендовали сразу подписать акт, еще 5–6 сентября, так как у ЦМТО не было денег на дальнейший ремонт автомобилей. Стояла задача заплатить сразу за ремонт двух машин», — объяснил Хамбиков.

«А почему вы подписали акт 16 числа?» — уточнил защитник.

«Я отказался 6 числа подписать. В момент подписания машина была покрашена, запчасти заменены, работу двигателя мы сняли на видео», — пояснил свидетель.

«Вы вышестоящему руководству на действия Качева жаловались?» — задал вопрос Командиров.

«Нет. Я понимал, что работы будут выполнены в любом случае. Вопрос был только по срокам. С 12 числа, после телефонного звонка, встречи в ЦМТО и совещания, работа пошла активно. Во время совещания одна машина уже была на 80% готова, а на завершение работ по второй машине подрядчики просили дать еще 2 недели», — сообщил Хамбиков.

Прокурор Алексей Игонин спросил, кому Хамбиков сообщал о сложностях с ремонтом машин. «Я в колокола бил. Все члены комиссии по приемке работ знали о ситуации. 16 сентября мы принимали машину. Я докладывал руководству ГУ МЧС о ситуации. Подчиненные знали, что мне рекомендуют подписать документы для произведения оплаты. Мне как бы указывали, что надо это сделать, и объясняли, для чего — для ремонта второй машины, для того, чтобы сохранить ЦМТО», — пояснил свидетель.

Затем гособвинитель Алексей Игонин зачитал результаты экспертизы телефонного разговора. «Эксперт заключил, что в разговоре содержится побуждение со стороны второго участника разговора (Качева) к первому участнику разговора (Хамбикову) решить вопрос по документам (1-00-00). Также есть побуждение от Качева к Хамбикову встретиться и обсудить план действий. В беседе нет подмены одних понятий другими. Использование местоимений означает, что тема понятна и известна обоим. Разговорные слова означают, что предмет и тема разговора известны и понятны участникам разговора. Из записи ясно, что Качев интересовался у Хамбикова процессом ремонта машин, который еще не завершен, кроме того, Качев говорит Хамбикову, что надо провести оплату», — сообщил прокурор.

С этим не согласился адвокат Алексей Командиров. «Сегодня документ надо оценивать с учетом прослушанной аудиозаписи, зачитанной расшифровки и с учетом допроса свидетеля Олега Хамбикова. В частности, мы видим, что вывод эксперта о том, что Качев побуждал Хамбикова подписать акты выполненных работ, надуман. В записи ни разу не прозвучало слово „акт“. Как тогда эксперт сделал выводы об актах? Итогом встречи стало не указание о том, что нужно что-то сделать, а о том, что надо встретиться и решить, что сделать. Разговор на этом был окончен. Никаких приказов на этой записи нет», — возразил Командиров.

Он добавил, что Хамбиков, Матвеев и Осипов (сотрудники ГУ МЧС по региону) не стали подозреваемыми в рамках уголовного дела, то есть, по версии следствия, состава преступления в их действиях нет. «Зато сегодня уголовному преследованию подвергается Игорь Качев. Мы считаем, что это говорит о невиновности Качева. Если бы Качев совершил то, в чем его обвиняют, то действия и Хамбикова, и Матвеева оценивались бы иначе. Мы не говорим о том, что они виновны. Но если они невиновны, то и Качев тоже. То, что Хамбиков подписал акт, не привело к негативным последствиям. Значит, доводы обвинения несостоятельны», — подытожил Командиров.