«Я доволен — столько молодых наобгонял»: самый пожилой участник ультрамарафона в полупустыне рассказал о сотне забегов на 42 километра, режиме тренировок и правильных кроссовках

«Я доволен — столько молодых наобгонял»: самый пожилой участник ультрамарафона в полупустыне рассказал о сотне забегов на 42 километра, режиме тренировок и правильных кроссовках
Михаил Родимин / © ИА «Версия-Саратов»

В мае в Палласовском районе Волгоградской области проходил экстремальный марафон Elton Ultra. На соревнования съехались спортсмены из Мексики, Аргентины, Великобритании, Чехии и других стран. Самый пожилой участник ультрамарафона, 77-летний саратовец Михаил Пантелеевич Родимин преодолел дистанцию в 21 км. Пенсионер рассказал нам о своем режиме тренировок и дал советы о том, как выбрать правильные кроссовки для бега.

— Прежде всего, расскажите, пожалуйста, каково вам было выдерживать условия полупустыни во время соревнований на Эльтоне?

— А у меня иммунитет. Я служил в армии в Туркмении. Что тут еще скажешь. И дома у меня нет вентилятора. В общем, мне не жарко. На Эльтоне было не катастрофично. Не 40 градусов, а так, где-то под 30. К тому же, с озера дул приятный ветерок с запахом степных трав — чабрец, бурьянец. Забыл у местных жителей спросить: весной у них, наверное, тюльпанами степь покрывается. Время, за которое я пробежал 21 км, я прошу вас не писать. Оно для меня позорное. А то люди прочитают и скажут: нашли героя. На дистанции была не гладкая дорожка, а пересеченная местность. Там не просто песок и гравий, но и сложный рельеф. Раньше, когда мне было лет 40, я бегал такую дистанцию за 1,5 часа.

— Там, наверное, кто-то молодой победил?

— Я этим мероприятием почему очень доволен? Потому что я там наобгонял столько молодых… И парней, и девчонок. Молодых везде обгоняю… Но не всех подряд. Только тех, кто не подготовился. На Эльтоне бежал дольше, чем обычно, потому что накануне мы с другом за целебной грязью ходили. Это была моя ошибка. Меня друг уговорил. Я говорю: «Ты что? Мне перед стартом полежать, наверное, надо». А он отвечает: «Мы машину возьмем». Но машины никакой не было. И я перед стартом прошел 10 км пешком. А когда стартовали, почувствовал слабость. И первый питательный пункт я зря проигнорировал. Там были курага, изюм, апельсины, бананы… На втором питательном пункте выпил полбокала колы. Она тонизирует, и у меня сразу в глазах просветлело. На следующем пункте съел четвертинку апельсина и попил воды. Вот тогда приободрился. Затем увидел Эльтон, то место, где мы грязь брали. Сориентировался, и двинулся к финишу. Дорогу переползали змеи, перебегали ящерицы… После Эльтонского марафона нам дали медали из меди.

 

медаль

 

— Как вы готовитесь к соревнованиям?

— За месяц перед полумарафоном начинаю бегать каждый день не менее 10 км. Среди недели бывает, 13-15 км, можно 20 км. Когда бегал марафоны, за 30 дней пробегал 30-ку. Плюс надо усиленно питаться. Каша «Геркулес», орехи (мои любимые — фисташки), мед. На ночь — стакан кефира. С вечера кладу столовую ложку меда в стакан, а утром выпиваю.

— А каков ваш обычный распорядок?

— Обычно так: бегаю каждый день, но просто так, чтобы быстрее проснуться. То есть по 2-3 км, в лучшем случае — по 5 км.

— И за сколько времени вы пробегаете 5 км?

— Да я не засекаю, бегу в свое удовольствие. Это такой комфортный бег. Прихожу, делаю зарядку, завтракаю. Причем строгой диеты нет. У меня знакомый на Эльтоне 83 км бежал. Говорит, он с утра ест только каши. А я нет, я примерно раз в месяц беру банку печени трески, варю яйцо, и на каждую дольку яйца кладу кусочек масла и кусочек печени. Все это ем и запиваю крепчайшим сладчайшим чаем с лимоном. И до обеда — просто отлично! Или вот еще: покупаю горбушу, солю ее сам, намазываю на хлеб масло, сверху, не скупясь, кладу соленую рыбу, и пью чай. И до обеда — во!

В обычном режиме бегаю спокойно. На соревнованиях, как не убеждай себя и других, что тебе плевать на результат, а все равно соревновательный дух подталкивает. Но я всегда молодежь подбадриваю, ту, которая уже идет пешком. Говорю им: «Опыт приходит с годами!».

— И с километрами?

— Ну, да. Еще я регулярно хожу в баню, каждую неделю. В пенсионный день там скидка. Купаюсь зимой в Волге — на Крещение у Ротонды или в Затоне.

— Если подсчитать, сколько лет бегаете?

— С детского возраста. А профессионально, то есть марафоны, с 1988 года — больше 30 лет.

 

1

 

Я типичный советский человек. Был октябренком, пионером, комсомольцем. Служил в армии, состоял в партии. Бегаю почти всю жизнь. Тогда, в конце 40-х — начале 50-х, товарищу Сталину нужна была здоровая нация. Это ему в укор ставят. А почему? Здоровые молодые люди нужны. Не такие, как сейчас — хлюпики. В армию брать некого! В армии у меня был разряд по велосипеду, по шахматам. И еще я все время бегал для себя. Просто потому, что это эффективное средство оздоровления. А потом друзья затянули меня в клуб бега «Сокол». В 1988 году я впервые участвовал в марафоне в Москве. Мне понравилось. Позже я стал инструктором в клубе. Сначала нас спонсировал завод «СЭПО», потом дела у них пошли не ахти как. Они от нас отказались. Сейчас, вроде как, нашим спонсором является городской спортивный комитет.

— У вас есть какие-то спортивные звания?

— Специального документа о звании нет. Но когда марафон серьезный, считается, что каждый, кто преодолел дистанцию, соответствует требованиям, которые предъявляются к обладателям 3-го разряда по легкой атлетике. Так что я — марафонец. Еще когда мне не было 70, я пробегал марафон в среднем за 3 часа и 50 минут, или 3 часа и 45 минут, лучший результат — 3:30.

Есть очень тяжелый марафон — Жигулевский. Я всего один раз его пробегал. Там контрольное время — 4 часа. Не больно-то разбежишься. Я пробежал его за 3:55. Мне тогда было примерно 67 лет. Все удивились: от участия-то меня все отговаривали, пугали, что живым не добегу.

Последний марафон пробежал в Москве в 2015 году, когда мне было 74 года. С тех пор бегаю только полумарафоны (21 км).

— А сколько всего вы пробежали марафонов?

— Всего было около сотни забегов на 42 км. Почти 30 саратовских, почти 30 московских, почти 30 волгоградских, 20 с чем-то — гагаринских, три санкт-петербургских, один марафон «Конжак», еще один — на озере Тургояк в Уральских горах…

— А полумарафонов еще больше?

— Ой, тех и не сосчитаешь. Раньше у меня была таблица, и я все записывал. Ставил километраж за каждый день. Потом суммировал. Норма была — примерно 2 тысячи километров в год. Пробегал я 2,7, 2,3, 2,8 тысячи км. Сейчас, может, меньше, но нормы я все равно стараюсь придерживаться.

Недавно у меня было 5 соревнований в месяц. Медалей — целое ведро.

— Можете вспомнить самые необычные марафоны?

— В сентябре 2007 года мы ездили на московский марафон. В Саратове была солнечная погода, а в Москве — 7 градусов тепла и дождь. Причем дождь шел все 4 часа марафона. Многие надели на себя большие мусорные мешки и в них бежали. Прорезали дырки для головы и рук…. Я тоже так сделал, а потом ломал голову: выгадал я или нет — мешок не пропускает влагу и воздух, и под мешком мы все равно были все мокрые. Считаю, что все-таки выгадал, хотя бы от ветра был защищен.

В 2009 году на московском марафоне было очень смешно. Сейчас зарегистрироваться на марафон сложно, надо успеть за 1 день. Раньше было проще. Мы приезжали в Москву, заполняли стандартные карточки участника. И потом все это вводили в компьютер. В тот раз компьютер, видимо, выдал ошибку. В итоге организаторы решили, что я 1909 года рождения, то есть, что мне 100 лет. Я бежал 42 км. Приезжаю в Саратов — тут у всех рот до ушей. Спрашивают, ты что, мол, ничего не знаешь? Я ответил, что нет. Мне говорят: «Все газеты писали! Все на ушах стояли. Юрию Яковлеву, который тогда был руководителем клуба, звонили, спрашивали, твой ли кадр. Он ответил, что да, ему нет 100 лет, но человек интересный».

 

3

 

Очень красиво было на Жигулевском марафоне. Мы стартуем, вокруг степь да степь. Потом начинается: слева Волга во всей красе, справа — чуть ли не отвесные Жигулевские горы. Финиш — в селе Ширяево, где находится дом-музей Репина. Вроде бы где-то там в окрестностях он писал своих «Бурлаков на Волге». Место очень живописное.

Еще один красивый марафон проходит на Южном Урале, в Челябинской области, в городе Миасс. Надо пробежать 42 км вокруг горного озера Тургояк, на ветру. Вода в озере чистая, прозрачная. В ней повышенное содержание кислорода, огромные окуни водятся. Бежать тяжело — видно, как отдыхающие шашлыки делают, уху варят.

Самый экстремальный марафон, в котором я участвовал — горный марафон «Конжак». Проходит на северном Урале, рядом с городом Краснотурьинск. Город построен во время войны немцами Поволжья, которых переселили на Урал. Высота — 1800 м над уровнем моря. Маршрут — 21 км в гору и 21 км с горы. Причем там галечная таежная дорога, навороченные бревна, камни. Я ездил туда в 2008 году. Когда мы бегали, там еще снег лежал. Альпийский луг, трава, эдельвейсы, болота, под ногами хлюпает. Пробег в общей сложности занял 8 часов: 5 часов туда и 3 — оттуда.

Самое приятное было на финише. Стояли дощатые столы, а на них — еда, хоть объешься. Картошка, макароны, куриный суп с лапшой. И зелени было просто завались — укроп, лук и хлеб. Рядом была разбита госпитальная палатка. По камням бежать не так-то просто. Кто ногу подвернул, кто лицо разбил, кто руку поранил. Людям перевязки делали. Я не пострадал.

 

2

 

Помимо официальных марафонов, которые находятся в российском реестре соревнований, есть еще забеги, которые устраивают энтузиасты. Такие самодеятельные марафоны. Например, мы уезжаем на электричке, скажем, в Татищево, и оттуда бежим в Саратов. Если бежать до клуба «Сокол», получается 38 км, если до Елшанки — 28 км. Можно убежать и дальше, например, бежать через село Кувыка — будет 43 км. Несколько раз в год проводим такие забеги.

— Сейчас люди интересуются бегом больше, чем раньше?

— Бег становится популярнее, а марафоны — дороже. Раньше взносы за одного участника были в районе 150 — 200 рублей, сейчас — порядка тысячи рублей. Но деньги не пропадают зря — стали выдавать очень хорошие майки из дышащих материалов. Хотя иногда я бегаю в белой хлопчатобумажной футболке с логотипом клуба бега «Сокол». Тащу на себе три килограмма пота, зато срываю «лайки» — если среди зрителей есть саратовцы, то они за меня болеют.

В советское время, когда я работал в Институте стекла, я писал письмо, мол, прошу оказать мне материальную помощь для поездки на марафон, обязуюсь нести на майке рекламу нашей продукции (смеется). Дорогу оплачивали.

— Взносы ощутимые…

— В драке волос не считают.

— Пенсионная реформа вас никак не коснулась? Или, может, ваших товарищей?

— Меня — нет… Я так скажу. Меня иногда жалеют, когда я бегаю, особенно если надеваю военную форму. Я отвечаю: «В войну тяжелее было».

— Расскажите немного об экипировке. Есть ли у вас специальные кроссовки или счастливая футболка?

— Счастливой можно считать футболку клуба «Сокол». Кроссовки у меня, конечно, не абы какие — не так, что пошел на рынок и купил. Мы стараемся закупать обувь специализированных фирм. Обязательные требования к обуви бегуна — очень хорошая пятка, на ней должно быть написано «гель», чтобы обеспечивать амортизацию. Еще лучше, когда гель есть и на стопе, чтобы был стабилизатор поперечной устойчивости. Это нужно, чтобы стопа оставалась горизонтальной, если встретятся небольшие неровности грунта. Еще надо учитывать, что, когда долго бежишь, свод стопы норовит опуститься — в результате можно получить плоскостопие. Против этого есть специальная стелька. Хорошая обувь, новая модель, наверное, тысяч 8 будет стоить, или больше.

— Вы занимаетесь бегом с детства, а продолжаете ради здоровья? Или это просто такой образ жизни?

— Да это уже привычка. Если не побегаю три дня, то на четвертый день я как бы чешусь уже. Как будто в опилках весь. Чего-то не хватает. К тому же, бег — это здоровье. Мышцы привыкли к усиленному снабжению кислородом. У меня и сердце не такое, как у вас. Это даже не все врачи знают. Как-то я проходил флюорографию, и мне сказали, мол, ой, у вас левый желудочек увеличен. Я говорю: «Ну, здравствуйте! Он у спортсменов всегда увеличен. Он же на проталкивание работает».

Недавно мне звонили из поликлиники, звали пройти флюорографию, а потом направили на кардиограмму. Я прошел. Врач начала читать результаты и удивилась. Сердце увеличено. Я говорю, что это для спортсменов норма. Она не поверила, побежала к кардиологу. Та сказала, что раз он спортсмен, то пойдет.

— Вы никогда не простужаетесь?

— В общем, да. В этом году подхватил какой-то вирус. А до этого — не помню, когда болел.

— Бег как-то еще помогает в жизни? Может, улучшает характер или дает энергию?

— Успокаивает. Встанешь, вспомнишь неприятности, давление повышается… А пробежишься часок с лишним — давление снижается. Четыре года назад умерла жена, с которой мы прожили 46 лет. В этом году у нас мог бы быть 50-летний юбилей со дня свадьбы… После смерти жены сын за меня переживал. Его друзья спрашивали: как отец это переносит, не начал ли пить. Он отвечает: «Нет, бегает, как конь».

— Сейчас многие люди страдают от уныния, плохого настроения… Может, надо спасаться бегом?

— Да-да, я слышал передачу про это. Я думаю, надо бегать, а еще каких-то солнечных продуктов есть. Овощей, апельсинов. Еще омега-3 очень повышает настроение. Надо следить за собой. Иногда после тренировки я чувствую слабость. Сразу иду на рынок, жарю говяжью отбивную, намазываю майонезом и горчицей… Поем и сразу чувствую: гемоглобин на месте. А вообще, среди бегунов унылых нет. У нас все веселые: эндорфины у нас на высоте.

— Жители Саратова часто говорят, что хотят уехать отсюда. Вы, наоборот, переехали в Саратов из Волгоградской области. Вам тут нравится, не жалеете о своем решении?

— Не жалею. Я такой человек… Позитивный. Сюда я приехал, получается, на историческую родину. Мои предки по материнской линии были родом из Саратова. Дед был бухгалтером, экономистом, специализировался на рыбном промысле. По работе его перевели из Саратова в Урюпинск. Он был главным бухгалтером моторной рыболовецкой станции.

Мама меня приучила видеть везде только хорошее. Она была учительницей. Теперь, если выхожу на улицу — обращаю внимание, что вокруг зелень, небо голубое, кошечка сидит и умывается. А можно выйти и сказать — вот, кошка нагадила, кругом пыль, с деревьев ветки падают. Я своим ученикам в клубе всегда говорю: смотрите на хорошее, а плохое вас само найдет, не сомневайтесь.

 

IMG_9057

 

Биографическая справка

Михаил Родимин родился в 1941 году в совхозе «Искра» Урюпинского района Волгоградской области. Окончил автомеханический факультет СГТУ, 35 лет проработал в Институте стекла инженером-конструктором. Сейчас является членом саратовского клуба бега «Сокол», а также работает в клубе инструктором группы быстрых и дальних ходоков. По воскресеньям группа занимается минимум 2,5 часа, участники проходят расстояние в 12 — 18 км.