«Я специально ходила с рулеткой вокруг машины, чтобы доказать. А следователи эксперимент провести поленились?»: как жена осужденного саратовского полицейского борется за свободу мужа

«Я специально ходила с рулеткой вокруг машины, чтобы доказать. А следователи эксперимент провести поленились?»: как жена осужденного саратовского полицейского борется за свободу мужа
Скриншоты с видео «следственного эксперимента», проведённого Юлией Куцевой / © instagram.com/doctor_yulya64/

Юлия Куцева уверена в невиновности супруга и несправедливости приговора — 8 лет колонии строго режима и штраф почти в миллион рублей. «Наверное, такое возможно только в Саратове. Суд выносит жесткий приговор, основываясь на показаниях свидетеля, который сам был осуждён за 8 или 9 эпизодов мошенничества. При этом суд закрывает глаза на все заслуги моего мужа в органах, на хорошую характеристику, на множественные благодарности и грамоты и верит свидетелю-мошеннику», — пишет девушка на своей странице в соцсети. Мы встретились с Юлией и адвокатом её мужа Абилем Рзаевым, чтобы узнать подробности этой истории.

«О том, что мой муж, Павел Куцев, якобы был пойман с поличным при получении взятки в 300 тысяч рублей, написали все саратовские СМИ в августе прошлого года. Ваше издание тоже об этом писало, — говорит Юлия. — Но на самом деле все было совсем не так. Да, бывший сослуживец, с которым Павел встречался в день задержания, 21 июля 2020 года, провоцировал его и предлагал ему деньги. Он даже снимал все скрытой камерой, это видео у меня есть, и я опубликовала его у себя в Инстаграм. Но муж деньги не взял. На видео нет факта передачи денег. Но там видно и слышно, как он отказывается принимать какое-либо участие в этих вопросах, в том числе и от денег. Ему швыряют их в ноги и в тот же момент подходят сотрудники ФСБ».

Есть две версии событий, приведших к аресту Павла Куцева в июле 2020 года и последующему суду с суровым приговором.

Так, по версии обвинения, Павел Куцев, будучи оперуполномоченным управления по борьбе с экономическими преступлениями и противодействия коррупции (УЭБ и ПК) областного ГУВД, якобы потребовал от своего бывшего сослуживца Павла Кузьмина и его коллеги по юридической фирме Алексея Панфилова 300 тысяч рублей в качестве вознаграждения за оказание содействия в решении их проблем с полицией. По 150 тысяч с каждого.

По версии защиты, Павла Куцева подставил бывший сослуживец Павел Кузьмин, подозреваемый в вымогательстве и находящийся под следствием. Кузьмин, дескать, пытаясь уйти от обвинений в свой адрес, переложил ответственность за вымогательство на Куцева. Слова Кузьмина поддержал его подчиненный по юридической фирме Алексей Панфилов, ранее осужденный за мошенничество и получивший наказание в виде условного срока лишения свободы.

 

Версия следствия

В приговоре по уголовному делу в отношении Павла Куцева (имеется в распоряжении редакции) указаны следующие обстоятельства. В начале июня 2020 года в ОЭБиПК по городу Саратову из энгельсского управления полиции поступило на проверку заявление от некой гражданки Завершинской. Та жаловалась, что Панфилов и Кузьмин, будучи представителями юридической фирмы (ООО «Региональный центр правовой защиты») якобы незаконно завладели ее деньгами. В рамках проведения проверки по заявлению оперуполномоченный ОЭБиПК по городу Саратову Калинин вызвал Кузьмина и Панфилова для опроса.

Кузьмин, знакомый с Павлом Куцевым по прежней работе в качестве участкового, зная о его новом должностном положении, обратился к нему за помощью. Как выяснило следствие, Куцева попросили узнать, чем именно вызван интерес полиции к персонам Кузьмина и Панфилова. Он согласился.

Однако, после этого, как считает обвинение, у Куцева якобы возник «корыстный интерес и преступный умысел на получение взятки в размере 300 тысяч рублей» за содействие в получении отказа в возбуждении уголовного дела по заявлению Завершинской. При том, что оказать такую помощь на самом деле он не мог в силу отсутствия соответствующих полномочий. По официальной версии, для обсуждения своего участия в деле и вознаграждения Куцев встречался с Кузьминым и Панфиловым в их офисе 15 июня 2020 года.

 

***

В свою очередь Кузьмин и Панфилов пояснили суду, что никто из них не хотел быть привлеченным к уголовной ответственности за мошенничество, в котором их якобы обвиняла гражданка Завершинская. При этом они оба говорят о своей твердой уверенности в том, что деньги с клиентки Завершинской получили законным путем за оказанные юридические услуги. И все-таки они по какой-то причине обращаются к оперуполномоченному областного УЭБиПК Павлу Куцеву за помощью. Тот якобы убедил их, что может добиться отказа в возбуждении уголовного дела, поэтому они и согласились заплатить Куцеву за хлопоты.

Как заявили суду Кузьмин и Панфилов, по взаимной договоренности Кузьмин оформил в кредит нужную сумму в банке, а Панфилов пообещал рассчитаться с ним позже.

Передача денег, по их словам, состоялась 7 июля, в день, когда Кузьмин оформил в кредит 500 тысяч рублей. Встреча Кузьмина и Куцева проходила в машине последнего, припаркованной на пересечении улиц Мичурина и Чапаева.

По версии Кузьмина и соответственно обвинения, он, сидя на переднем пассажирском сидении, вынул из кошелька 5-тысячные купюры в сумме 300 тысяч рублей и «положил их в выемку между сидениями возле коробки переключения передач». После этого, якобы получив заверения Куцева, что теперь «все будет нормально», Кузьмин вышел из машины «и больше с Куцевым не встречался».

Слова Кузьмина частично подтвердил Алексей Панфилов. Он якобы был неподалеку. Вышел на обед и увидел припаркованный автомобиль Volkswagen Polo, в котором были Куцев и Кузьмин. Более того, как рассказал Панфилов, он разглядел, что между сидениями около коробки передач лежали купюры по 5000 рублей.

Иные свидетельства того, что взятка была передана и получена, суду не предъявлялись. В тексте решения (приговора) не отражено наличие вещественных доказательств события: аудио- или видеозаписи, отпечатков пальцев, непосредственно денег.

Павел Куцев не признал вины. Утверждал, что 7 июля ни с кем из них не встречался и деньги от Кузьмина и Панфилова не брал. Однако суд счел вину доказанной.

 

***

Интересно, что в приговоре цитируются показания Куцева, данные им в ходе предварительного расследования. Их оглашали «по причине наличия существенных противоречий» с тем, что экс-полицейский заявил в ходе слушаний по уголовному делу.

В тех показаниях Куцев рассказывал о том, что Кузьмин якобы брал у него деньги в долг и не отдал. Поэтому он «решил наказать» Кузьмина, а заодно и Панфилова — «за долг» и за то, что они «обманывают людей».

«По мнению Куцева П.В., долг Кузьмина П.А. перед ним с учетом прошедшего времени оценивается в 150 000 руб., а также он планировал передать деньги потерпевшей Завершинской с учетом ее моральных страданий в размере 150 000 руб., в связи с чем и озвучил сумму 300 000 руб. При этом Куцев П.В. не собирался ничего делать, а просто хотел данные деньги частично присвоить себе и частично передать Завершинской. Куцев П.В. составил текст объяснения от имени Панфилова А.А., поскольку последний, имея судимости, боялся давать объяснения лично лицу, проводящему проверку.

Для большей убедительности Куцев П.В. сообщил Кузьмину П.А., что ОЭБ и ПК УМВД России по г. Саратову просто так материалы проверок не отписывают, а если и отписывают, то материал проверки либо возбуждается, либо передается по территориальности, и никаких отказных материалов ОЭБ и ПК не пишет.

Впоследствии материал проверки в отношении Кузьмина П.А. и Панфилова А.А, был передан в ОП № 3 в составе УМВД России по г. Саратову. Куцев П.В. убеждал их, что решит вопрос по данному материалу в ОП № 3, имея в этом подразделении своих знакомых, и обещал, что по нему будет принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Впоследствии Куцев П.В. отказался от намерения брать с Кузьмина П.А. и Панфилова А.А. 300 000 руб», — говорится в судебном акте.

 

1614061104_845068593_720-480

Кадр из видео, обнародованного региональным УФСБ

 

Ранее мы рассказывали, что в процессе расследования по этому делу Павел Куцев пытался восстановиться на работе в органах и взыскать с МВД компенсацию (безрезультатно). Тогда в судебном акте также цитировались материалы служебной проверки в отношении полицейского.

«Куцев проехал в офис к бывшему коллеге, и сообщил ему и Алексею, что им грозит привлечение к уголовной ответственности. И добавил, что этого можно избежать за 300 тысяч рублей. В ходе опроса бывший борец с коррупцией заявил, что каких-либо действий с оказанием влияния на принятие решения по материалу проверки принимать не собирался, а просто „решил посмотреть на реакцию“ руководителя фирмы», — говорилось в публикации на основе судебного определения. 

 

Из  любопытного, абсурдного и парадоксального

В приговоре, где перечисляются все установленные обстоятельства дела, сказано, что Алексей Панфилов 13 июля 2020 года, то есть через неделю после так называемой дачи взятки Куцеву, обратился в УФСБ по Саратовской области с заявлением о вымогательстве со стороны Павла Кузьмина. Как указал в своем заявлении Панфилов, Кузьмин требовал от него сумму в размере 300 тысяч рублей якобы для решения проблем с полицией через знакомого в ОБЭП.

По словам Панфилова в суде, в УФСБ он обратился потому, что «почувствовал себя обманутым», так как никакого подтверждения решения своего вопроса с полицией не получил. А также «чтобы не отдавать деньги Кузьмину».   

Днем 21 июля 2020 года, в рамках сотрудничества с УФСБ, Панфилов передал Кузьмину требуемую им сумму — 300 тысяч рублей (2 купюры по 2000 рублей и 148 муляжей банкнот). И в тот же момент подозреваемый в вымогательстве был задержан сотрудниками управления Федеральной службы безопасности по Саратовской области.

Кузьмин пояснил сотрудникам спецслужб, что деньги взял не для себя, а по требованию Павла Куцева. Вечером того же дня, 21 июля 2020 года, Кузьмин под контролем УФСБ, назначил встречу Куцеву, на которой попытался передать ему деньги. Встреча проходила недалеко от здания ГУ МВД по Саратовской области — места работы Павла Куцева. Однако Куцев «денежные средства брать отказался», и это отражено в его приговоре.

Во время «эксперимента» и задержания велась видеосъемка. Месяцем позже запись была распространена по СМИ. Она представлялась как доказательство поимки полицейского на взятке с поличным. Однако теперь выясняется, что никакой поимки с поличным по факту не было.

А теперь самое интригующее.

24 мая 2021 года, в день вынесения обвинительного приговора Павлу Куцеву, в отношении Павла Кузьмина возбудили уголовное дело за провокацию взятки (ст.304 УК РФ). Такое постановление вынес городской отдел СУ СК РФ по Саратовской области, проведя проверку обстоятельств задержания от 21 июля 2020 года. Днем позже вышло второе постановления СУ СК о признании Павла Куцева потерпевшим от действий Павла Кузьмина.

 

Версия защиты

По версии супруги Павла Куцева, Юлии, и его адвоката Абиля Рзаева, вся история  началась с того момента, когда Павел Кузьмин решил открыть собственное дело — юридическую фирму ООО «Региональный центр правовой защиты».

«Кузьмину для этого нужны были деньги, и он занял их у некоего гражданина Висаитова, с которым в свое время его свел Алексей Панфилов, коллега по юрфирме, в которой оба работали, — объясняет Абиль Рзаев. — Так вот, Кузьмин получил 300 тысяч рублей. В суде это было подтверждено. Причем, по словам Висаитова, он дал деньги на развитие бизнеса, рассчитывая на долю в бизнесе и регулярный доход. Можно предположить, что Кузьмин регулярно платил своему инвестору что-то вроде дивидендов. Но, возможно, в какой-то момент решил вернуть долг полностью и больше не делиться доходами. То есть, Кузьмину нужно было где-то добыть 300 тысяч рублей, чтобы рассчитаться и разойтись с инвестором. Мы предполагаем, что Кузьмин пытался воспользоваться случаем и получить эти деньги полностью или частично с Алексея Панфилова, которого он взял на работу в свою компанию.

Дело в том, что Панфилов попал в щекотливое положение. В 2018 году он был осужден за мошенничество по нескольким эпизодам. Суд учел смягчающие обстоятельства — впервые привлекался по уголовной статье, имел на иждивении малолетнего ребенка, проблемы со здоровьем и т. п. — и назначил наказание в виде 3 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года. То есть, в течение этого времени любой проступок, любое нарушение закона грозило обратить условный срок в реальный. И так случилось, что одна из клиенток Кузьмина и Панфилова — гражданка Завершинская написала на них заявление, еще в конце 2019 года. Написала одновременно во все инстанции — от районного отдела полиции до главка, прокуратуры и СК.

По закону, каждое ведомство обязано заявление отработать, провести проверку, опросить свидетелей и т. п. Проверка по одному из этих заявлений закончилась отказом в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления и отправкой в архив. Теоретически, такой же исход ждал и остальные аналогичные заявления Завершинской. Но у Панфилова, вероятно, сдали нервы, когда его в июне 2020-го снова вызвали в полицию для опроса. И высока вероятность, что Кузьмин его паническое настроение подогревал в своих интересах.

Так мы знаем, что Кузьмин сообщил Панфилову о своем знакомом в областном УЭБиПК — Павле, который, дескать, может помочь решить вопрос с отказом в возбуждении уголовного дела. Для этого Кузьмин просит Куцева о встрече, и они встречаются 15 июня втроем с Панфиловым. Там Куцев объяснил, что полицейская проверка ведется по одному из заявлений и что следует дать те же пояснения, что и в предыдущий раз.

В дальнейшем окажется, что этот разговор Панфилов тайком записывал на диктофон, видимо, в силу повышенной тревожности и осторожности. Но на этой записи нет ничего криминального. Если говорить конкретней, там нет ни слова о том, что Куцев требует какое-то вознаграждение за помощь. Однако, по словам Панфилова, после того как он вышел из помещения, Куцев и Кузьмин продолжили разговор. И вот тогда-то, со слов Кузьмина, Куцев потребовал 300 тысяч. То есть, еще раз: сам Панфилов этого не слышал, на его диктофонной записи этого нет, и знает он о якобы возникшем перед Куцевым долге только от Кузьмина. Названную сумму Кузьмин предложил поделить пополам — по 150 тысяч с каждого».

По словам адвоката, следующая встреча Куцева с Кузьминым состоялась 14 июля 2020 года, после конфликта Кузьмина с Висаитовым. Якобы Висаитов накануне был в офисе, и они спорили о деньгах. На следующий день, по просьбе Кузьмина, Куцев проводил его в соответствующий отдел полиции для подачи заявления о вымогательстве со стороны Висаитова. Развития это заявление не получило, признаков вымогательства полицейские не нашли.

«Как потом выяснится, примерно в то же время Панфилов пишет такое же заявление на самого Кузьмина, так как тот требует с него деньги. Но уже не 150 тысяч как они договорились сначала, а все 300 тысяч, — рассказывает Абиль Рзаев. — Под контролем сотрудников УФСБ 21 июля Панфилов передает Кузьмину эти деньги и того задерживают по подозрению в вымогательстве.

Кузьмин начинает оправдываться и заявляет, что деньги взял не для себя, а для Куцева. И ему говорят, мол, ладно: должен был передать их Куцеву — неси, передавай. В тот же день Кузьмин назначает срочную встречу Куцеву, которую и записывает на скрытую камеру. На ней видно, что как ни старается Кузьмин спровоцировать Куцева и вынудить взять деньги, Куцев не поддается. И деньги не берет. Напротив, по его репликам понятна позиция в отношении некоего гражданина, за которого просит Кузьмин. В частности Куцев говорит: «Чем я ему помогу? Я же в другом отделе работаю. Если он обманывает людей, пусть посидит».

Тем не менее, произошло то, что произошло: Куцева задержали и привезли в следственный отдел. Это уже потом, по итогам проверки всех показаний, когда будет вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении моего клиента, мы узнаем, что взятка оказывается — это не то, за что задержали 21 июля. Так как там следствию просто не за что зацепиться. Взятка якобы состоялась аж 7 июля и у этого события целых два свидетеля — Кузьмин и Панфилов».

Юлия Куцева, жена осужденного оперативника ОБЭП, сейчас всеми силами старается привлечь внимание общественности к процессу, проведенному над ее мужем:

«Я просто в шоке от того, как у нас проходят суды. Основные свидетели мало того, что постоянно путаются в показаниях, так еще сами весьма сомнительные ребята. Как можно верить им на слово, — возмущается девушка. — Один говорит, машина была припаркована в кармане, другой в это же время якобы видел ее припаркованной вдоль дороги, причем на выделенной для общественного транспорта полосе. Никто не проверяет их показания, которые изначально звучат как нелепица. Особенно поразило заявление Панфилова, что он видел деньги между сиденьями, находясь в метре от машины. У Панфилова зрение — минус 4. Это, во-первых. А во-вторых, даже с идеальной зоркостью, с такого расстояния невозможно ничего увидеть в тонированной машине. Я специально ходила с рулеткой вокруг нее, чтобы это доказать, и все записала на видео — оно есть у меня в соцсети. А следователи такой эксперимент провести, видимо, поленились. Я больше скажу, в Volkswagen Polo выемка между сиденьями, рядом с ручкой переключения скоростей — это абсолютно слепая зона. С улицы и без тонировки ничего невозможно там разглядеть. И то, что Панфилов якобы увидел купюры веером разложенные, просто нереально».

Защита в настоящее время готовится обжаловать вынесенный Павлу Куцеву приговор. Апелляционная жалоба, по словам адвоката Рзаева, подана в срок. Параллельно им подаются жалобы на процессуальные нарушения.

Павел Куцев будет ожидать окончательного вердикта в СИЗО.