Земли правосудия: сын Олега Тополя рассказал о том, как из уголовного дела отца «исчез» земельный участок председателя суда

Земли правосудия: сын Олега Тополя рассказал о том, как из уголовного дела отца «исчез» земельный участок председателя суда
Красным отмечен участок супруги судьи Гаха, примыкающий к застроенному участку председателя Энгельсского районного суда / фото предоставлено собеседником

В апреле 2019 года в Марксовском городском суде был оглашен приговор в отношении бывшего главы районной администрации Олега Тополя. Судья Тимур Алимбеков пришел к выводу, что экс-чиновник брал взятки земельными участками, расположенными в Марксе. Хотя половина преступных эпизодов в итоге была отметена, наказание Тополь получил достаточно суровое — 10 лет колонии строгого режима и штраф в размере 50 миллионов рублей. На связь с редакцией нашего издания вышел сын осужденного — Денис. Он рассказал очень занимательную историю, подкрепленную документами, которая дает повод усомниться в объективности вынесенного приговора. Оказалось, что земельный участок, фигурирующий в уголовном деле, затрагивает интересы теперь уже бывшего председателя Марксовского городского суда Сергея Гаха. И не только его.

 

Непростой участок

— Моего отца — Олега Тополя — уличают в двух страшных взятках, которые он якобы получил земельными участками. Не деньгами или какими-то другими благами, а именно землей.

Конечно, мы будем продолжать настаивать на его невиновности и просить апелляционную инстанцию направить уголовное дело на новое рассмотрение в другом суде, поскольку, на мой взгляд, в Марксе прослеживается явный конфликт интересов. То есть, имеются все основания предполагать, что судья, выносивший решение, мог быть сильно заинтересован именно в обвинительном приговоре, а не доскональном и объективном изучении материалов дела. И я бы хотел объяснить, из чего делаю такие выводы.

Денис Тополь
Денис Тополь

Расскажу как минимум об одном из вмененных отцу участков, общий номер которого изначально был 99. Он очень показателен в плане того, что именно здесь серьезно засвечиваются интересы местных людей в мантиях. Это — довольно большая территория в привлекательном месте в Марксе, «распиленная» под строительство коттеджей. Речь идет о 150 тысячах квадратных метров земли.

Вызывает большие сомнения то, что Марксовский городской суд мог в принципе рассматривать дело, в котором фигурирует этот участок. Ведь владельцем одного из кусков этой земли является супруга председателя суда.

Еще в 2009 году местная компания «Строй Сити» заключила договор аренды этого земельного участка с администрацией Марксовского района. В 2012 году эта фирма переуступила участок физическому лицу. Все это было до того, как руководителем района стал мой отец. В 2014 году арендатор передал землю другому частному лицу. Причем стоимость уступки права аренды, озвученная позже в суде, оказалась смешной — всего 100 рублей за 150 тысяч квадратов.

Когда в 2014 году обозначился конечный арендатор этой земли, он разделил один большой участок на три части. Отмечу, что человек, который стоял за этим всем, как раз позже и стал заявителем и якобы взяткодателем по делу в отношении Олега Тополя.

участок
Черным выделен большой участок, впоследствии разбитый на части, среди которых — «исчезнувшие» 144 и 145 участки

Так вот, в результате «распила» участка номер 99 появились два относительно небольших — по 1 тысяче квадратных метров — участка под номерами 144 и 145. Весь оставшийся огромный участок получил номер 146.

Уже через три дня после регистрации этих участков в Росреестре — 28 июля 2014 года — буквально за один день арендатор земли переуступил право аренды и на 144, и на 145 участки. Первый надел достался Елене Гах — по моей информации, жене председателя Марксовского городского суда Сергея Гаха.

Ну, а оставшийся участок под номером 146 начали «пилить» на более мелкие — под коттеджи — для последующей продажи тем, кто захотел бы строить там дома. Получилось порядка 100 участков, которые могли приобрести все желающие. Из них часть участков купила моя сестра Олеся. Их следствие позже преподнесло в суде как взятку отцу.

 

Пропавшие расписки

— На самом деле все эти участки были реально куплены, а не «подарены» за какие-то там услуги, как сейчас это пытаются представить. Моя сестра — предприниматель, и ее, как и многих других, заинтересовало предложение арендатора о продаже права аренды нарезанных участков.

Там стоимость 1 тысячи квадратных метров была небольшая — всего 50 тысяч рублей. Арендатор намеревался переезжать на постоянное место жительства в Германию и распродавал здесь свои земли.

Были составлены договоры. Все зарегистрировано в Росреестре. То есть, сделки прошли официально, как полагается. Есть свидетели, которые присутствовали в момент передачи денег за участки.

Также были составлены расписки. Но, к сожалению, эти расписки внезапно испарились — сейчас в материалах дела их просто нет. Хотя я убежден, что до задержания отца расписки находились в нашем доме и были изъяты при обыске вместе со всеми документами.

 

Странный приговор

— В решении судьи Тимура Алимбекова говорится о необходимости изъять из пользования арендатора всю кучу земельных участков, которые ранее входили в один большой с номером 99. И отдельно там прописаны два участка с номерами 144 и 145, которые были переданы в аренду другим лицам. Но тут не уточняется, что за одним из них, например, стоит Гах. Хотя в решении, конечно, это должно было быть прописано. То есть, судья максимально скрыл информацию, которая может говорить как минимум о конфликте интересов и невозможности рассматривать это уголовное дело в Марксовском городском суде.

А ведь здесь может просматриваться коррупционная связь. Получается, что председатель суда в 2014 году получил у будущего заявителя по делу Олега Тополя земельный участок по договору замены сторон. Причем я подозреваю, что произойти это могло на безвозмездной основе или же за чисто символическую плату. А теперь эти участки, по мнению следствия и суда, стали предметом преступных действий отца. Все эти материалы дела были у следователя. Он об этом должен был знать.

Когда материалы передали судье Алимбекову, он тоже обо всем был уведомлен. Соответственно, на мой взгляд, судья должен был вместе с председателем суда Гахом поехать к руководителю Саратовского областного суда Федору Телегину. И сказать ему о том, что здесь, в Марксовском городском суде, рассматривать это дело нельзя, поскольку затрагиваются интересы его председателя. Чтобы материалы передали в другой суд.  

Еще один, на мой взгляд, немаловажный момент. По нашим данным, которые мы подтвердили, в том числе, через выписки Росреестра, тот самый 144 участок находится рядом с участком, где расположен дом председателя Энгельсского районного суда Александра Сивашова. При этом наш судья Алимбеков, насколько мне известно, сожительствует с дочерью Сивашова и может проживать в этом доме. То есть, он как никто другой должен был знать, что напротив расположен участок его непосредственного руководителя — председателя Марксовского городского суда.

Однако, как я понимаю, никто не поехал к председателю облсуда и не рассказал ему об этом. И дело рассматривалось в Марксе. Защитники несколько раз подавали ходатайства о вызове в суд супруги председателя суда — Елены Гах, чтобы понять, на каком основании она получила участок земли от человека, названного позже взяткодателем по нашему делу. Ведь изначально весь этот участок отцу вменяли как злоупотребление и взятку. И эти земли, отошедшие жене Гаха и некой женщине по фамилии Лаврентьева, из дела никак не могут быть выведены — они все в одном комплекте.

Если по участкам моей сестры — дочери Тополя — приобретение участков сочли взяткой из-за того, что якобы нет расписок о передаче денег, то о приобретении участков Гах и Лаврентьевой судья умалчивает, хотя здесь — та же самая схема. Но никто у этих людей не спросил: ребята, а у вас-то есть расписки? И когда они были написаны? И сколько стоила переуступка права аренды участков? Все ходатайства адвокатов по этому поводу в суде обрубались. Их не удовлетворяли. Поэтому и возник интерес — почему это так тщательно скрывают? Кто же получатель этой земли? Этот интерес в суде нам удовлетворить не удалось из-за определенной позиции председательствующего, который раз за разом отказывал в удовлетворении ходатайств.

Кстати, та же история была и с ходатайствами по поводу предоставления сведений о выездах заявителя за границу. Поскольку нам стало известно, что этот человек часто посещает Германию, мы по своим каналам установили, что в те дни, когда он, по версии обвинения, встречался с Олегом Тополем, на самом деле этого просто физически сделать не мог. Чтобы подтвердить эти факты, адвокаты 10 раз просили суд сделать официальный запрос сведений о перемещениях заявителя. Но все многочисленные ходатайства были оставлены без удовлетворения. И, как я думаю, все это происходило не случайно, а из-за возможной заинтересованности в результатах рассмотрения дела.

Самая наглядная иллюстрация этому, на мой взгляд, наблюдалась в ходе рассмотрения уголовного дела в Марксовском городском суде. Тогда судья Алимбеков просто начинал кричать на свидетелей обвинения, которые говорили не то, что нужно следствию. Дело в том, что наши адвокаты рассказывали о подозрительных методах, которые применялись в ходе предварительного следствия — как, по их мнению, «ломали через колено» свидетелей, чтобы получить нужные показания. Так вот, многие эти свидетели в суде попытались рассказать, как все было на самом деле. Но получили такой вот отпор — на них повышали голос, а то, что они говорили под протокол, отказывались признавать, ссылаясь на то, что раньше — в кабинете у следователя — они якобы лучше помнили что и как происходило.

Я очень надеюсь на то, что руководство Саратовского областного суда досконально разберется в этом вопросе и примет единственно верное, на мой взгляд, решение — отменить приговор и направить дело на рассмотрение в другой суд. Тот, где так явно не прослеживаются интересы людей, отправляющих правосудие, в исходе дела.