Жертвы власти: откуда берутся миллионы рублей на строительство инфекционного центра в Саратове

Жертвы власти: откуда берутся миллионы рублей на строительство инфекционного центра в Саратове
Возведение объекта в Елшанке / снимок с веб-камеры

На окраине Саратова, недалеко от Елшанского кладбища, полным ходом идет строительство нового инфекционного центра. Этот объект возводится частично на средства бюджета, а частично — на пожертвования. Со вторым источником финансирования всё очень не просто. Возникают подозрения в централизованном сборе денег с врачей, учителей и прочих бюджетников под давлением руководства. И, как выяснилось, подозрения эти не безосновательны.

 

Что за центр?

Идея возведения нового инфекционного центра в Саратове, по официальной версии, родилась в недрах саратовской Торгово-промышленной палаты (ТПП). Но глядя на то, как горячо эта инициатива была поддержана региональными и федеральными властями, можно предположить, что масштабная стройка замышлялась вовсе не в союзе местных предпринимателей.

Так, 7 апреля 2020 года президент региональной ТПП Алексей Антонов заявил о создании специального фонда для строительства инфекционного центра. Он призвал представителей бизнеса вложиться в это дело, обосновывая задумку тем, что борьба с коронавирусной инфекцией может затянуться на продолжительный срок. А значит, новые койко-места лишними не будут.

Само по себе обращение казалось неожиданным, поскольку и до него, и после представители ТПП выступали с заявлениями о необходимости государственной поддержки того самого бизнеса, которому теперь предложили скинуться на дорогостоящую стройку. Впрочем, уже на следующий день — 8 апреля, губернатор Саратовской области Валерий Радаев поспешил «сжечь мосты».

«Предложение Торгово-промышленной палаты области по строительству бизнесом нового инфекционного центра — пример неравнодушия и высокой ответственности. Этот объект необходим», — подчеркнул глава региона в официальном выступлении. И даже пообещал «со своей стороны» быстро определить земельный участок под строительство и подвести все коммуникации.

Далее события стали развиваться стремительно. Оказалось, что уже вовсю ведутся предпроектные работы по строительству инфекционной больницы на 400 коек: 250 детских и 150 взрослых.

 

Проект

© instagram.com/volodin.saratov

 

«Площадка уже определена: это выезд из Саратова, Петровский тракт, район Елшанки. Выделение площадки производилось в соответствии с существующими нормами и правилами», — заявил 13 апреля зампред областного правительства Роман Бусаргин.

Он же озвучил некоторые характеристики запланированного объекта: инфекционный центр должен состоять из 8 корпусов от 1 до 3 этажей. Все корпуса будут соединены одним коридором. Площадь больницы составит около 28 тысяч квадратных метров.

А уже 20 апреля на площадке будущего инфекционного центра в Елшанке начались подготовительные работы. Возведением соцобъекта занялись сразу шесть местных строительных компаний. За тем, как они работают на объекте, можно наблюдать онлайн днем и ночью при помощи семи веб-камер. 

 

Веб-камеры

 

Тогда же на объект выехали сотрудники надзорного органа. О результатах проверки 21 мая рассказал в интервью «Коммерсанту» прокурор Саратовской области Сергей Филипенко.

«Выяснилось, что под ним (строящимся объектом, — прим. авт.) даже не сформирован земельный участок, и строительная компания просто вышла в поле, вырыла котлован, начала заливать фундамент, не разработав проект и не получив абсолютно никаких разрешений, — сообщил Филипенко. — А поскольку строительной документации нет в принципе, возникает закономерный вопрос и о будущей безопасности нахождения в таком медцентре пациентов и врачей».

Также прокурор пообещал провести проверку в отношении фонда, собирающего деньги на возведение нового лечебного учреждения в Саратове.

 

Из бюджета и бюджетников

Основной параметр строящейся больницы — цена объекта. Это 1,2 миллиарда рублей. Не считая стоимости «наполнителя» — оборудования, которое должно потянуть еще приблизительно на 1 миллиард. Итого — 2 200 000 000.

Сумма внушительная. Для закредитованного региона с госдолгом более 46 миллиардов рублей, мягко говоря, неподъемная.

Не родился на территории области еще такой бизнес, который готов вкладывать подобные средства в благотворительные проекты. Зато здесь родился нынешний спикер Госдумы Вячеслав Володин, который пообещал «привлечь» половину требуемых денег (как на строительство, так и на оборудование) — 1,1 миллиарда рублей.

При участии Володина, из бюджета Москвы на строительство саратовской больницы направили 462,2 миллиона рублей (до того столица в основном одаривала наш регион подержанным общественным транспортом). Кроме того, спикером нижней палаты парламента были где-то взяты спонсорские средства — 138 миллионов (источники не разглашаются).

Еще 1,1 миллиарда — головная боль региональных властей и лично губернатора Радаева. Конечно, в местном бюджете таких денег нет. Зато они есть в карманах бюджетников. А точнее — в их зарплатах, на которые высокопоставленные чиновники стали коситься почти сразу.

Через 10 дней после того, как президент ТПП призвал бизнес скинуться на новую больницу — 17 апреля — в недрах регионального минздрава родился тематический документ. В нем медработникам предлагалось «не остаться в стороне» от общего дела и перечислить на строительство инфекционки «посильный» взнос.

 

Письмо министра

Снимок документа опубликовал член общественной палаты региона Николай Скворцов на своей странице в Facebook

 

Письмо с таким призывом было адресовано саратовским главврачам. Подписано — министром здравоохранения области. Там же приводился номер счета специально созданного благотворительного фонда.

Советник министра Александр Колоколов тогда заявил, что лично не видел такой документ, но не исключает его существование. «Никто никого не заставляет. Это может быть документ информационного характера, адресованный именно главным врачам, а не рядовым сотрудникам учреждений», — отметил представитель минздрава.

Впрочем, после этого из различных районов Саратовской области стали поступать анонимные сигналы от работников бюджетной сферы (не только здравоохранения) о «добровольно-принудительном» сборе пожертвований на новую больницу. По всей видимости, именно такая извращенная благотворительность сейчас и является основным источником «привлечения» денег на антикоронавирусную стройку. Грубо говоря, Володин искал свою половину в бюджете, а Радаев, похоже, — в бюджетниках.

 

Месячные первых лиц

Сейчас представители власти или делают вид, что ничего не происходит, или списывают тревожные сигналы о поборах на «недопонимание» в отдельно взятых учреждениях. Однако можно предположить, что даже первые лица областного правительства стали заложниками ситуации. Ведь они как минимум месяц должны были прожить без зарплаты. Причем сделали это исключительно добровольно.

На месте строительства
На переднем плане — один из застройщиков Леонид Писной, председатель правительства Александр Стрелюхин и губернатор Валерий Радаев на стройплощадке / © пресс-служба главы региона

Так, 9 апреля председатель регионального правительства Александр Стрелюхин заявил, что вместе с вице-губернатором Игорем Пивоваровым принял решение перечислить на счет фонда строительства больницы всю свою месячную зарплату. Рассказал он об этом, чтобы «все услышали и поддержали эту инициативу».

И действительно, на следующий день все зампреды областного правительства (Вадим Ойкин, Валентина Гречушкина, Алексей Стрельников, Сергей Наумов, Роман Бусаргин и Василий Разделкин), а также губернатор Валерий Радаев последовали примеру и расстались со своим месячным заработком.

Сообщение об этом утонуло в потоках «коронавирусных» новостей. И никто даже не поинтересовался: как же руководящая верхушка проживет весь апрель без своей обычной бюджетной подпитки? А ведь и глава региона, и его заместители, все как один — основные кормильцы в своих семьях. Если вышеперечисленные чиновники не имели в столь сложное время «подушки безопасности», то пришлось им непросто.

Чтобы были понятны масштабы трагедии, мы проанализировали правительственные доходы первых лиц. К сожалению, найти удалось не всех жертвователей, и размеры их заработков известны только по состоянию на 2018 год. Дело в том, что коронавирус сдвинул сроки подачи более свежих деклараций представителями власти куда-то на август 2020 года. Но общая картина видна.

Ниже приводим годовой доход чиновника в рублях (по данным последней декларации). В скобках — приблизительный ежемесячный заработок, отправленный в фонд строительства инфекционного центра. Второй строкой — годовой доход супруги (супруга) первого лица. В скобках — приблизительная сумма, на которую семья должна была выживать в апреле 2020 года.

У кого-то есть и третья строка — наличие несовершеннолетних детей. Если бы чиновники решили распроститься со своей зарплатой в июне этого года, то эта строка сработала бы им в плюс. Ведь тогда они могли бы рассчитывать на прибавку в виде «путинских» выплат на детей (от 5 до 10 тысяч на ребенка). Но дело было в апреле, поэтому наличие детей только усугубило и без того непростое финансовое положение отважных благотворителей.

 

Губернатор Валерий Радаев — 3 290 020 (274 168)

Супруга — 192 218 (16 018)

 

Вице-губернатор Игорь Пивоваров — 3 383 966 (281 997)

Супруга — 164 954 (13 746)

 

Первый зампред правительства Вадим Ойкин — 2 735 035 (227 919)

Супруга — 98 919 (8 243)

+ 3 несовершеннолетних ребенка

 

Зампред правительства Роман Бусаргин — 1 514 477 (126 206)

Супруга — 384 881 (32 073)

+ 2 несовершеннолетних ребенка

 

Зампред правительства Валентина Гречушкина — 2 497 571 (208 130)

Супруг — не имеет

 

Зампред правительства Василий Разделкин — 2 852 513 (237 709) — в том числе пенсия

Нет

+ 1 несовершеннолетний ребенок

 

Зампред правительства Алексей Стрельников — 2 579 922 (214 993)

Супруга — 272 495 (22 707)

+ 1 несовершеннолетний ребенок

 

Итак, гипотетически весь апрель 2020 года семья губернатора Радаева должна была существовать на 16 тысяч рублей, заработанные женой главы региона. При том, что госпоже Радаевой еще нужно было расплатиться за содержание находящегося у нее в собственности большого особняка, в котором прописан ее супруг (по декларации не имеющий собственного угла).

Еще хуже, видимо, пришлось первому зампреду Ойкину. Протянуть целый месяц на 8 тысяч, имея в семье трех несовершеннолетних детей и прописанные в декларации четыре квартиры (плюс нежилое помещение, за которое тоже нужно платить) — не каждому по силам. У его коллеги Василия Разделкина, также оказавшегося в незавидном положении, после опустошающего пожертвования хотя бы пенсия должна была остаться.

Кстати, кое-кто из чиновников не пережил «месяц лишений» в своей должности. Так, зампред Гречушкина, расставшаяся с зарплатой 10 апреля, через 5 дней написала заявление на увольнение по собственному желанию. Она осталась трудиться в правительстве в качестве советника губернатора.

Также в первых числах мая пост зампреда оставил Алексей Стрельников, перешедший на работу в администрацию Энгельсского района.

 

Суточные подчиненных

Высокопоставленным чиновникам с их окладами «восстановиться» после участия в благотворительности должно быть куда проще, чем рядовым служащим. Видимо, люди, принимающие решения, это осознали. В случае с учителями, врачами и прочими бюджетниками «жертвенные» месячные зарплаты были заменены на суточные.

Для примера мы возьмем один район Саратовской области — Балашовский. Сферу образования. Именно оттуда в адрес редакции поступил один из первых сигналов о массовых сборах на строительство инфекционного центра в Саратове. Произошло это 26 мая.

«Начинается добровольно-принудительный сбор денег на новую саратовскую больницу, — сообщил обратившийся в редакцию ИА „Версия-Саратов“ житель Балашова. — Намерены изъять в благотворительный фонд оплату труда за один день. По личному согласию, которое необходимо дать руководителю в письменном виде. Ну, вы же понимаете, как в районах дела обстоят с этим? Мало кто откажется жертвовать свои кровные. Это как против системы идти — потом заклюют же».

Тогда же мы обратились за комментариями к главе Балашовского района Павлу Петракову. Он подтвердил, что сборы на стройку среди бюджетников действительно ведутся.

«У нас в администрации тот, кто готов перечислить однодневный заработок на строительство инфекционной больницы, он перечисляет. Кто не готов, это их право… Поэтому мы вот ответственны за администрацию. Что касается бюджетных учреждений, у нас их огромное количество, они также готовы перечислять на развитие здравоохранения Саратовской области», — заявил глава.

А через два дня — 28 мая — сообщения о «благотворительных разнарядках» дошли до спикера Госдумы Володина. Он раскритиковал такой способ сбора пожертвований.

 

Заявление

© volodin.saratov

 

«Собирать деньги с тех людей, которым самим необходимо помогать, — недопустимо. Это не только несправедливо, но и непорядочно. Такие разнарядки могут давать только бессовестные люди, у которых нет головы на плечах», — заявил председатель ГД РФ на странице volodin.saratov в Instagram.

Между тем, жители Балашова продолжали раскрывать подробности бюджетной благотворительности. Человек, близкий к районной администрации, на условиях анонимности поделился информацией о том, как построена эта «работа».

По данным собеседника, ответственной за сбор пожертвований среди педагогов стала начальница управления образования Балашовского района Вера Шатковская. Таким образом она якобы «решила выслужиться перед руководством».

«Просто взяли и приняли решение — снять зарплату с сотрудников за один рабочий день. Со всех, кроме тех, что получают минималку. Работу по обзвонке коллективов, по моим данным, поручили выполнять сотруднице управления Кобзевой. Но не исключено, что в реальности сбор денег начался еще до того, как эти коллективы озвучили своё решение и дали согласие. Мне, например, известно, что директор гимназии № 1 Изгорев оперативно рапортовал о сборе 35 тысяч рублей со своих сотрудников», — рассказал наш информатор.

По его словам, многие руководители школ были, мягко говоря, не в восторге от необходимости уменьшать зарплату своих сотрудников ради саратовской больницы. Особенно в такое непростое время. И тогда якобы родилась идея просто назначить конкретные суммы общих пожертвований, которые необходимо перевести в фонд с каждого учреждения — не важно, каким способом.

«Деньги собирают директоры. При этом не факт, что сотрудники ставятся в известность о происходящем. В зависимости от размера коллектива, общая сумма пожертвований может составлять от 20 до 35 тысяч рублей», — подчеркнул собеседник, добавив, что с работниками местных учреждений культуры якобы происходит то же самое.

 

«Я вас не вижу. Может быть вы — прокурор»

Представители администрации Балашовского района подтверждают факт сбора средств с бюджетников, однако отрицают его добровольно-принудительный характер. Так, упомянутая выше начальник управления образования Вера Шатковская в беседе с корреспондентом неоднократно упомянула: централизованного сбора денег не ведется.

 

Шатковская Вера Владимировна

Вера Шатковская / © baladmin.ru

 

На вопрос: «Действительно ли учителя Балашовского района финансово поддерживают строительство инфекционной больницы?» собеседница ответила: «А что, запрещено поддерживать эту акцию?».

— Никто никаких обязательств у нас на работников образования не накладывал. Никто никаких заявлений по поводу однодневных заработков не писал. Никто никакие суммы не обозначал. Если кто-то захотел принять участие в этом, то они приняли. Они приняли такое решение самостоятельно. Централизованного сбора денег никто в районе не ведет. По крайней мере, я об этом не знаю. В самой идее сбора средств я абсолютно ничего негативного не вижу. Мы видим, в какие ситуации попали люди. Весь мир попал в это. И в каких условиях больные наши находятся сейчас. И я только за то, чтобы построить такой центр у нас в области. Уйдет коронавирус — останутся другие инфекционные заболевания. У нас их достаточно много, — отметила Шатковская.

В свою очередь сотрудница управления, которая по данным нашего источника отвечала за «разъяснительную работу» с директорами школ — Светлана Кобзева — почему-то с опаской отнеслась к вопросам корреспондента.

— Вы представились, но я вас не вижу. Может быть вы — прокурор. Или из другой организации. Как я по телефону могу дать такие сведения? Я же должностное лицо. И вы на меня будете ссылаться. Вы говорите, что проверяете информацию. Значит у вас журналистское расследование, раз вы такой глагол употребляете. Проверяет кто? Прокуратура, правоохранительные органы… Меня эти органы проверяют. Я имею ввиду вообще — по работе. Следующий вопрос: а каким образом вы вышли на меня? Я являюсь руководителем методического центра, как я могу за начальника давать комментарии? — сказала Кобзева.

Чем так опасен прокурор или любой другой человек, который задает по телефону простые вопросы, собеседница объяснить не смогла. Она лишь подтвердила, что «да, идет сбор благотворительный» и попрощалась.

Еще одно должностное лицо упомянутое информатором — директор гимназии № 1 Балашова Сергей Изгорев — опроверг информацию о сборе однодневного заработка с сотрудников.

— Этого не было однозначно. У нас не было централизованного сбора. Что касается благотворительности по желанию… Ну, мы слышали — о чем-то говорили люди кругом. Мы просто слышали, о чем говорят. Мы не в вакууме живем, — сказал собеседник и поспешил прекратить разговор.

 

«А зачем вам это надо знать?»

Также корреспондент ИА «Версия-Саратов» постарался дозвониться до руководителей других образовательных учреждений Балашова. Те, кто оказались на рабочем месте, подтвердили, что «суточный сбор» зарплаты с сотрудников — это не выдумки.

Так, замдиректора балашовской школы № 9 отметил, что учреждение собрало на строительство больницы 20 тысяч рублей. И добавил, что сотрудники скидывались добровольно.

Заместитель директора школы № 12 Балашова по воспитательной работе — Елена Ермолова — затруднилась указать точную сумму, которую удалось перевести в благотворительный фонд.

— Нашей школой поддержка оказывалась. Что-то около 23 тысяч. Какой-то сбор шел. Точно сумму не могу указать. Безусловно — на добровольной основе. Все с пониманием отнеслись к этому. Все понимают, что это надо. Что в Саратовской области должен быть такой инфекционный центр. Потому что, собственно говоря, зачем ездить в Москву, если здесь у нас есть специалисты, и просто нужно место и оборудование? Центр должен быть такой, чтобы была возможность приехать в Саратов и полечиться. Поскольку мы на дистанционке, я точно не могу сказать — возможно, какие-то отдельные личности и отказались однодневные заработки вносить. Но в целом коллектив очень и очень воспринял это с пониманием, — заверила Ермолова.

Директор школы № 3 Людмила Зенкевич была лаконична. Она уточнила: «А зачем вам это надо знать?», после чего отправила корреспондента искать ответ на вопрос о сборах в соцсетях школы. Как оказалось, там 20 мая был выложен документ, подтверждающий перевод 20 тысяч рублей от имени балашовского учебного заведения в адрес фонда строительства инфекционной больницы в Саратове.

 

Платеж

© аккаунт школы № 3 Балашова в Instagram 

 

Фото документа сопровождается следующей подписью: «Сотрудники МОУ СОШ № 3 г. Балашова не остались безучастными и внесли свой вклад в реализацию проекта по строительству современного инфекционного центра в регионе. Сотрудниками школы в адрес Фонда содействия в проектировании и строительстве инфекционной больницы в Саратове были перечислены денежные средства в размере 20000 рублей».

 

«Противники должны были писать заявление об отказе»

А что думают по этому поводу сами балашовские бюджетники? Мы провели небольшое исследование, выбрав для него 20 учителей, проживающих в Балашове. Всем им было направлено сообщение в соцсетях с предложением рассказать о том, как проходили (и проходили ли вообще) сборы средств на строительство больницы. С припиской о том, что, в случае каких-то опасений за свою работу, они могут высказаться анонимно.

Большинство адресатов просмотрели сообщение, но никак на него не отреагировали. Одна сотрудница школы прочла вопросы утром, а поздним вечером ответила: «Да, я принимала участие в благотворительности. Это действительно проходило добровольно от организации».

Однако были и те, кто, на условиях анонимности, поделились своими мыслями о произошедшем. Один из учителей рассказал, что их руководство оповестило сотрудников о сборе однодневной зарплаты через соцсети. 

«Противники должны были писать заявление об отказе. Но мы согласились и промолчали, посчитав это разовой акцией. Затем, в расчётных листах обнаружили новую строчку: „Одн. зар“, и полагающуюся цифру…», — сообщил мужчина.

О каких именно суммах идет речь, он не уточнил: «Делите зарплату на 21 день и получите требуемую цифру. Зарплата у педагогов разная. Можете брать диапазон от 6 тысяч и вперёд. Всё зависит от их рабочих часов. Чтобы выжить, они набирают 2-3 ставки».

 

плакат

© пресс-служба губернатора Саратовской области

 

Еще одна сотрудница местной школы отметила, что учителей оповещали о сборе денег через общий чат в мессенджере.

«Нам предложили добровольно поучаствовать, никто не заставлял. Я обычно принимаю участие в благотворительности, но именно в этот раз отказалась. Так как дело тёмное, и с фондом, и с больницей. Новости я читаю в интернете, — рассказала собеседница. — Странно ещё и то, что при благотворительной акции нет разнарядки по сумме, а тут учителям — по 500 рублей, администрации — по 1000 рублей. Кто эти суммы определял?».

По мнению сотрудницы учреждения, учителя могут даже не заметить, если из их зарплаты «изымут» по 500 рублей. Поскольку сейчас, в период карантина, оплата работы изменилась с учетом вынужденного отдыха. Также она поделилась своими подозрениями по поводу назначения благотворительных взносов.

«Володин выделил сразу 50 процентов на больницу. Приезжал и разбирался, насколько я знаю, почему строительство до сих пор не начато. И тут стали спешно строить, даже без проекта и сметы. Создаётся спешно фонд, который начинает собирать средства благотворительным способом. Вывод напрашивается сам собой: а целые ли средства, которые Володин выделил? И не пытаются ли этим сбором закрыть брешь? Я не против благотворительности, и даже за! Но не такой — с кучей вопросов.

Если нет сметы, то стоимость проекта не рассчитана. А суммы в 500, 1000 рублей — это конкретный расчёт: энная сумма, помноженная на количество предположительных участников. Иначе бы эту акцию транслировали официально, на канале, просили бы поучаствовать. А не в формулировке, как сейчас: «Такие-то и такие приняли участие, а вы — бессовестные — ещё нет». Где обязательно сработает чувство человека: «А я что — хуже?» И обязательно поучаствует. Что я и хотела сделать — уже взяла телефон для перечисления средств, но потом решила проверить реквизиты фонда через интернет. И, читая, открыла для себя много нового и непонятного. И остановилась с перечислением», — подчеркнула сотрудница.

 

Куда уходят деньги

Сейчас в Саратовской области действуют два фонда, которые собирают с населения пожертвования на строительство инфекционного центра в Елшанке. Один из них был создан официальными инициаторами возведения новой больницы — руководством Торгово-промышленной палаты региона. Он образован 13 апреля 2020 года. Директором значится Полина Московская. Учредитель — ТПП. Туда в основном перечисляются пожертвования бизнесменов.

Еще одна организация — «Фонд содействия в проектировании и строительстве инфекционной больницы в г. Саратове» (ФСПСИБ) — появилась немного раньше. По данным портала kartoteka.ru, фонд образован 9 апреля — через два дня после того, как президент ТПП заявил о желании бизнеса вложиться в новое лечебное учреждение.

Изначально единственным учредителем и руководителем ФСПСИБ был Александр Болдырев — главный инженер саратовского историко-патриотического комплекса «Музей боевой и трудовой славы». Это госучреждение располагается в Саратове на Соколовой горе (территория парка Победы). Возглавляет его председатель общественной палаты Саратовской области Борис Шинчук.

 

Шинчук

Борис Шинчук

 

Уже 15 апреля должность директора фонда получил другой сотрудник музея — заместитель Шинчука по общим вопросам Валерий Сердобинцев. А учредителями организации стали четыре члена общественной палаты Саратовской области — Александр Низовцев, Елена Резепова, Татьяна Топилина и сам председатель региональной ОП Борис Шинчук.

Именно в этот фонд должны были пойти пожертвования как первых лиц региона, так и рядовых бюджетников.

Визуализация
Визуализация связей ФСПСИБ / © «Коммерсантъ КАРТОТЕКА» 

В беседе с корреспондентом ИА «Версия-Саратов» Александр Болдырев подтвердил, что «пару дней» возглавлял ФСПСИБ. Однако позже фонд ушел в ведение четырех членов общественной палаты. А музей, по словам собеседника, сейчас лишь предоставляет благотворительной организации помещения.

По словам нынешнего директора фонда Валерия Сердобинцева, делать отдельный сайт организации никто не планирует. За ходом строительства инфекционного центра он предложил наблюдать через веб-камеры. А официальную информацию, вроде договора оферты, искать на сайте общественной палаты.

Выставлять на общее обозрение отчеты о собранных средствах (с разбивкой по суммам поступлений) в фонде не собираются. Что же касается принудительных взносов, то об этом Сердобинцев «ничего не слышал».

— Я никого не принуждаю. То, что у нас падает на счет, мы делаем каждый день распечатки: кто жертвует. Это, конечно, конфиденциальная информация и мы ее никуда не выкладываем. Сейчас у нас уже более 800 контрагентов — людей и организаций. По всякому — и по 50 рублей шлют, и даже есть по 50 копеек. Лично я не видел, чтобы прямо школа перечисляла средства. Какие-то муниципальные организации — тоже не видел. Чтобы были массовые перечисления по 500 рублей — я вам такую информацию дать не могу. По-всякому может быть. И по 10 тысяч, и по 25 тысяч, — рассказал директор фонда.

По словам собеседника, в настоящее время на счете фонда собрано уже около 196 миллионов рублей. На вопрос: «Есть ли какая-то точная сумма, которую необходимо собрать для завершения благотворительной акции?» Сердобинцев ответил: «Сколько сдадут, а там уже будем думать».

Мы продолжим следить за развитием событий.