Дмитрий Быков рассказал в Саратове, что "умеет злить идиотов"

9 марта 2011, 18:24
<b>Дмитрий Быков</b> рассказал в Саратове, что умеет злить идиотов

Известный российский писатель, поэт и журналист Дмитрий Быков за два дня пребывания в нашем городе успел провести три встречи с читателями, представить новую книгу "Остромов, или Ученик чародея", раздать автографы и сняться в телеигре "Семь шляп"

без названияИзвестный российский писатель, поэт и журналист Дмитрий Быков за два дня пребывания в нашем городе успел провести три встречи с читателями, представить новую книгу "Остромов, или Ученик чародея", раздать автографы и сняться в телеигре "Семь шляп". Один из авторских вечеров состоялся в литературно-музыкальном кафе "Арт-налет".

Начав со старых произведений, Быков двигался по пути жизнеописания, щедро делясь своими наблюдениями и открытиями: "У автора бывают разные настроения. Когда-то я написал стихи о том, что жизнь выше литературы. Десять лет спустя я передумал и написал ответ на это стихотворение - "Жизнь не стоит того, чтобы жить".

Зачастую ранние стихи уже не соответствовали теперешним ощущениям, после суицидального: "Нас разводят с тобой, не мы ли предсказали этот облом?.." Быков решил оправдаться: "Автор был молод и придавал значение нестоящим вещам".

Особенностью его поэзии являются неожиданные концовки, превращающие произведение в стихотворный анекдот. К примеру, в календарно-адекватном "Всякий раз, как пойдет поворот к весне" делается вывод о том, что "даже самый дурной поэт в общем и целом подтверждает вечный приоритет души над телом", в "Новой графологии" - мрачный исход: "дьявол под маской бога отнимает надежду там, где надежда есть", а "Венецианское" стихотворение утверждает, что "бесполезно строить на болоте то, что на море стоит". Далее, "когда не встреченная была встречена", любовная лирика становится более жизнерадостной, не утрачивая при этом сарказм и самоиронию, что видно в произведении "Жизнь - это роман с журналисткой".

Зал все более аплодировал и смеялся, поскольку Дмитрий каждый раз выискивал что-нибудь веселенькое. Так, он поведал историю, как будучи в сильном подпитии, в кафе "Шашлычная" созерцал картину Греза "Балованное дитя", на которой ребенок кормит с ложечки собачку, и придумал балладу, ставшую неформальным гимном этого заведения.

Отношение к поэтическому таланту самого автора выражается следующими строками: "У меня насчет моего таланта иллюзий нет. В нашем деле и так избыток зазнаек. Я поэт, но на фоне Блока - я не поэт. Я прозаик, но кто сейчас не прозаик? Загоняв себя, как Макар телят, и колпак шута заработав, я открыл в себе лишь один талант - я умею злить идиотов" и далее: "Я едва ли потребен Господу как поэт, но полезен ему как лакмус", здесь есть и разгадка творческого начала: "Если каждый день на тебя орет идиот - поневоле начнешь писать стихи или прозу".

Озвучив пару относительно новых стихов "Обратный отсчет" и "Русский шансон", Быков дал «свою версию», повествующую о том, что было бы, если бы Октябрьская революция провалилась, и Питер снова был взят белыми.

Саратов поэту очень интересен, с ним связана встреча «из зоны» Эдуарда Лимонова: "Лимонов рассказывал, что когда он в последний раз мылся в бане перед выходом на свободу, то пришли два охранника и говорят: "К вам приехал толстый, кудрявый, в шортах и в майке с Че Геваррой, видимо, иностранец". Лимонов сразу понял о ком идет речь: "Это очень опасный человек. Выпускайте скорей!" Это было очень приятно и сохранилась фотография".

"Так совпало, что следующий в проекте "Поэт и гражданин" текст по Грибоедову, -продолжил Быков. - Вкратце расскажу: Фамусов приходит к Софье и требует, чтобы она подписала письмо о том , что Чацкий — сумасшедший, 54 подписи у его уже есть, а нужно 55. Скалозуб отказался подписать, подписали только Лиза, буфетчик Петруша и Молчалин, остальных сагитировать не удалось".

Из любовной лирики Дмитрий наотрез отказался читать "На самом деле мне нравилась только ты...", заявив, что этот стих не читает только ленивый: "Здесь собран удивительный набор всего того, что женщина любит слышать о себе, вот вам и дудки, я лучше что-то, что-нибудь о любви к Родине прочту".

Далее последовал рассказ, описывающий одно из главных событий прошлого года: поездку ВВП на "Ладе-калине". Тему продолжило стихотворение про Лужкова и тандем ("Россия - истинная школа, где повторенье - там успех"). В конце - характеристика на себя: "Не был бойким шелкопером болтливый автор этих строк, что верен был стране и даме, а дар не тратил на говно. Отчизна все поймет с годами, но не полюбит все равно. Я люблю тебя за верность, страна холодная моя".

"Помните, когда неожиданно на НТВ после 14 лет забвения воскрес Анатолий Кашпировский?" - сменил политическую тему на целительскую Быков. Ему посвящено стихотворение "Рассасывающий", о том, как от взгляда психотерапевта рассосалась страна: "все в стране непрерывно сосали, даже те, кто при этом рулил".

"Я сейчас не хочу писать прозу, - признался литератор, отвечая на вопрос, что будет после "Остромова". - Хочу писать стихи, и пишу их довольно много. Теоретически надо заканчивать биографию ЖЗЛ Маяковского и дописывать трилогию, начатую со "Списанных" - рассказа про "нулевые" годы. Второй том "Убийца" написан Антониной Федоровой. Третий том называется "Камск" - это небольшой роман-катастрофа про город, в котором происходит наводнение, как в Ленске, и президент дает задание к сентябрю отстроить город заново, хотя все знают, что следующим наводнением его опять снесет".

Еще один из замыслов - роман "Едипов комплекс". Его сюжет о том, как русские поехали в страну Едипт во время революционных событий: "Все туристы оттуда уехали, а русские остались, потому что для нас отдых священен, и случайно захватили власть в стране, - рассказывает автор. - Туда поехал один из "Несогласных", который поднял всю страну на марше, один из "сурковцев", который сделал так, чтобы власть провалилась окончательно, одна новая русская. Ей перестали вовремя подавать в отеле косметическую маску, она вызвала мужа - начальника охранного предприятия, и вся армия перешла на его сторону. Там еще есть живчик - секс-турист, который бегает по борделям, думая, что где-то есть самый тайный бордель с самыми утонченными удовольствиями. Он договорился с гидом, что тот его проведет в самое тайное место во всем Каире. И тот приводит его в бункер, где сидит 80-летний араб. Так была захвачена власть и в президентском бункере, и воцаряется "русский рай".

Идей и проектов у литератора хватает, есть только проблема - отсутствие времени, а то и желания на их реализацию: "Сейчас история пошла быстрей, чем пишутся романы, - подытожил Быков. - Как писал Ленин в книге "Государство и революция": "Гораздо полезнее произвести такой опыт, чем его описывать". Это не значит, что я собираюсь его производить - мне интересно посмотреть, что будет. Мы входим в бифуркацию, и если она опять кончится пуфом, то я буду писать прозу, а если нет, то все равно буду писать прозу. Поэзия и проза плохо совмещаются - либо одна часть головы работает, либо другая. Когда идет "лирический период" - романы писать невозможно. Я пишу стихи, непохожие на прежние , но пока показывать не буду, потому что не понимаю, хороши они или плохи. Проза пусть подождет - проза пишется, когда жить не интересно, а мне сейчас интересно, как, наверное, и вам".