Заведомо ложно донёс

Заведомо ложно донёс
Потерпевший Богданов (в центре) со своими адвокатами
Если верить документам, на которых присутствуют печати государственного учреждения, а также подписи сотрудников Росреестра, Богданов не только знал о продаже акций, но и получил в собственность нежилое помещение, которым сейчас владеет, именно в обмен на свою долю в ЗАО "Аркада-С"

Потерпевший по делу Марины Шуляк Игорь Богданов, видимо, вошел во вкус — он продолжает находить все новые и новые документы, в которых его подпись якобы подделана неизвестными лицами. На сей раз под удар этого человека может попасть федеральная государственная организация, сотрудников которой Богданов и его представители фактически обвиняют в совершении уголовно наказуемого преступления. Речь идет об управлении Росреестра по Саратовской области, возглавляемом бывшим Главным федеральным инспектором региона Павлом Гришиным.

В Октябрьском районном суде Саратова продолжается рассмотрение резонансного дела в отношении Марины Шуляк. Напомним: о его сомнительном характере уже неоднократно заявлялось как на региональном, так и на федеральном уровнях, а среди возможных заказчиков преследования женщины назывались высокопоставленные руководители из ГУ МВД по Саратовской области, по непонятным причинам слепо и охотно выполняющие все прихоти "потерпевшего" и закрывающие глаза на несуразности его заявлений.

Не исключено, что за всеми нелепостями и нарушениями, которыми кишит это дело с момента возбуждения, стоит группа лиц, состоящая из оборотней в погонах и ушлых предпринимателей. Похоже, таким мерзким способом эти деятели пытались осуществить рейдерский захват активов саратовской Группы компаний "РИМ".

Постельный Богданов

Судебные заседания посещают обвиняемая Марина Шуляк и ее защитники — Елена Сергун и Александр Селезнев, а также представитель гособвинения в лице помощника прокурора Октябрьского района Ольги Красниковой и два адвоката потерпевшего Леонид Харитонов и Руслан Ткебучава. Игнорирует процесс лишь сам Игорь Богданов, по чьему заявлению (согласно официальной версии) и было возбуждено скандальное уголовное дело, повествующее о якобы произошедших событиях теперь уже девятилетней давности.

Этот человек появился лишь на первом заседании, после чего отбыл отдыхать в теплые края, а вернувшись в Саратов и едва сойдя с самолета, ухитрился так ушибить колено, что уже полмесяца вроде как не выходит из дома. Во всяком случае, о строгом постельном режиме своего доверителя постоянно говорят его представители в суде.

Что же именно пришлось претерпеть Богданову от рук обвиняемой? Согласно официальной версии, он пришел в полицию в феврале 2012 года (а может быть и раньше!?) и заявил, что в 2005 году его обманным путем вывели из состава акционеров ЗАО "Аркада-С", директором которого тогда как раз работала Марина Шуляк. Мол, лишили его драгоценных акций фирмы, к которой он семь лет не проявлял совершенно никакого интереса. Следователь ГСУ Александр Фомин неожиданно рьяно отреагировал на сомнительное заявление неоднозначной персоны, и вот уже ныне ушибленный Богданов — потерпевший, а женщина с больным прооперированным сердцем — обвиняемая.

Помощнику прокурора, выполняющему в суде функции гособвинителя, приходится зачитывать вслух какие-то бредовые фразы, оглашать противоречивые сведения, цитировать пустые показания и исследовать документы, которые по факту опровергают само обвинение. Такую "свинью" прокурорским работникам подложили доблестные следователи ГСУ ГУ МВД по Саратовской области, которые, по мнению стороны защиты, усиленно фабриковали материалы дела, особенно не утруждая себя поисками истины и объективным расследованием.

Потому-то и получилось обвинительное заключение таким, мягко говоря, размытым: не установленные следствием лица, неизвестно когда и непонятно где завладели почему-то шестью акциями Богданова. Якобы подделали его подписи на документах, отражающих его желание продать акции, потом перечислили плату за них в банк, а после этого снова подделали подписи уже в банке (!) и от имени потерпевшего забрали оттуда все переведенные ему средства.

Сторона защиты документально подтверждает с помощью представляемых гособвинением документов, что сделка по продаже акций изначально была оговорена с самим Богдановым. Более того, травмированный потерпевший сам в 2005 году выступил инициатором этой продажи. Кроме того, на момент выхода Богданова из состава акционеров у него на руках имелось не шесть, а 30 акций, 24 из которых тот непосредственно перед сделкой приобрел у других участников ЗАО для того, чтобы обменять на нежилое помещение, расположенное на улице Набережной и принадлежавшее тогда "Аркаде-С". Это помещение было получено потерпевшим в обмен на акции.

Стоит отметить, что к исследованию доказательств защиты суд еще не приступал, однако даже доказательства обвинения практически в полном объеме подтверждают позицию Марины Шуляк! А есть и те, которые вовсе не имеют никакого отношения к делу, но обильно представляются гособвинением в процессе. И это еще при том, что Богданову пока удается прятаться от допроса в постели. Но вечно прикрываться травмой он не сможет...

"Я хотела бы обратить внимание суда на то, что Богданов, конечно, может вольно относиться к тому, посещать ему заседания или нет, — отметила в своем выступлении в суде 23 мая адвокат Елена Сергун. — Но стоит учитывать, что мы уже не первое заседание не имеем возможности допросить потерпевшего, а этот допрос значился первым в порядке исследования доказательств. В таком случае для Богданова явка в суд является не правом, а обязанностью".

Электрический стул

Версию представителей обвинения о том, что кто-то мог снять деньги со счета Богданова без его ведома, опровергают их же многочисленные свидетели, допрошенные в ходе судебных разбирательств. Сотрудники банков и эксперты отмечали, что такое в принципе невозможно сейчас и не было возможно в 2005 году.

Ту же позицию заняли два свидетеля обвинения, которые были допрошены 23 мая, — бывшие и нынешний сотрудники банка "Экспресс-Волга". Именно в этой финансово-кредитной организации у потерпевшего был открыт счет. Помощника прокурора Ольгу Красникову интересовало, почему свидетели ответили отказом на предложение следователя пройти тест на детекторе лжи. Свидетель Ф. отметила, что, как ей показалось, следователем на нее оказывалось давление. "Он грозил мне этим полиграфом, как электрическим стулом! Разговаривал на повышенных тонах, и я просто испугалась".

Второй свидетель — Ю. — подчеркнула, что отказалась от прохождения исследования на детекторе лжи, потому что усомнилась в объективности этой процедуры. "Я не хотела бы никого обижать, но методы, которыми пользовались следователи в своей работе, мягко говоря, настораживали. Например, следователь сообщил, что будет проводиться экспертиза подписей по ксерокопии документа, чего, насколько я знаю, делать нельзя. Если уж они такое делали, то я усомнилась и в результатах исследования на полиграфе с их стороны".

На вопрос адвоката Елены Сергун о том, обращался ли кто-нибудь к Ю. по факту получения неизвестными лицами денежных средств со счета Богданова с 2005 по 2012 годы, свидетель ответила отрицательно. "Нет, все эти годы никто ни о чем не заявлял. Я очень удивилась, когда в 2012 году узнала от следователей, что в 2005 году якобы что-то произошло", — отметила Ю.

Кстати, в ходе недавнего заседания 28 мая были оглашены показания еще трех свидетелей обвинения, не явившихся на процесс. Судя по протоколам допросов, которые зачитала Ольга Красникова, следователей больше интересовали не акции, которые якобы были похищены у потерпевшего Богданова, а фирмы, входящие в ГК "РИМ".

Например, одному из свидетелей — Б. — следователь Виталий Горюнов сходу задал вопрос: "Какое отношение вы имели к Группе компаний "РИМ"? "Никакого", — ответил тот. Потом у Б. спросили, знаком ли он с Мариной Шуляк, на что тот ответил утвердительно. "Вам знаком Игорь Богданов?" — продолжал допрос следователь. "Да, я с ним познакомился в казино, где он был учредителем", — ответил свидетель. Все остальные вопросы Горюнова также начинались словами "знаком ли...", а дальше следовала фамилия того или иного работника ГК "РИМ". На этом протокол допроса заканчивался.

"Прошу обратить внимание, это типичный свидетель обвинения, — подчеркнула Елена Сергун. — У человека просто собирали информацию на Группу компаний "РИМ". Эти показания не имеют совершенно никакого отношения к делу".

Поразительно, что и исследованные обвинением на сегодняшний день письменные доказательства, и свидетели обвинения в сущности полностью опровергают "сказку Фомина", которой этот бравый следователь так гордился до направления дела в суд.

Наезд на Росреестр

Помимо свидетельских показаний, 28 мая исследовались письменные и вещественные доказательства по делу. Помощником прокурора Октябрьского района была вскрыта запечатанная коробка, в которой содержалось несколько томов документов на нежилые помещения, которые в 2005 году принадлежали ЗАО "Аркада-С". Эти бумаги были изъяты следователями в управлении Росреестра по Саратовской области. Присутствующие в зале судебного заседания увидели подлинные тома правоустанавливающих дел на конкретные объекты недвижимости, заботливо прошитые и пронумерованные федеральными чиновниками Росреестра еще в 2005 году. И представитель гособвинения принялась методично зачитывать эти документы, как будто забивая гвозди в крышку гроба обвинительного заключения...

 Заведомо ложно донёс

Речь шла о высокорентабельном помещении, расположенном по адресу Набережная, 22, которое Богданов получал в обмен на свой пакет акций при выходе из ЗАО "Аркада-С". Тогда, в далеком 2005 году, Богданову все нравилось, и он был, очевидно, очень доволен, что получал в обмен на свои низкодоходные акции, отчуждаемые им по номиналу, помещение по цене в несколько раз ниже его реальной рыночной стоимости. "Обида", очевидно, подогретая жаждой халявы и нежной дружбой с правоохранителями, родилась спустя 7 лет, только в 2012 году. Однако, к несчастью потерпевшего и его опекунов, его натренированная спортом память дала очень серьезный сбой.

Он забыл, что в документах Росреестра окажется сданный в 2005 году его представителем, действующим по подписанной им доверенности, пакет совершенно убийственных для обвинения документов. Во-первых, протокол того самого внеочередного общего собрания акционеров ЗАО "Аркада-С" от 22 августа 2005 года, в котором черным по белому написано: "Слушали Игоря Богданова, который сообщил о своем желании выйти из состава акционеров путем продажи акций и переуступки нежилого помещения".

Во-вторых, две расписки с собственным автографом господина Богданова, из которых следовало, что этот документ, как и многие другие, наряду со свидетельством о праве собственности на вожделенный объект недвижимости на улице Набережной потерпевший получил от сотрудника Росреестра, как это и положено по закону, лично, что и зафиксировано двумя подписями: должностного лица Росреестра и потерпевшего Богданова.

Представьте себе, Богданов и на предварительном следствии, и на первом судебном заседании заявлял, что до 2012 года он ничего не знал о продаже им акций. А теперь сами прокурорские работники при помощи собранных следователем доказательств опровергают эти заявления! А это уже говорит не только о признаках заведомо ложного доноса в действиях так называемого потерпевшего, но и о какой-то странной неразборчивости следователей, расследовавших уголовное дело.

Если верить документам, на которых присутствуют печати государственного учреждения, а также подписи сотрудников Росреестра, Богданов не только знал о продаже акций, но и получил в собственность нежилое помещение, которым сейчас владеет, именно в обмен на свою долю в ЗАО "Аркада-С". Еще раз — все это подтверждается подписями самого Богданова, который, видимо, и сам уже забыл о том, какие следы своей жизнедеятельности оставил в госучреждении!

На это адвокат Леонид Харитонов парировал, мол подпись потерпевшего в документах управления Росреестра была кем-то подделана. "Из расписки о получении документов видно, что это подпись не Богданова, — высказался другой представитель потерпевшего — Руслан Ткебучава. — Вероятно, это говорит о том, что некто получил документы за Богданова. Ему самому, вероятно, не хотелось ехать в Росреестр. Он уже заявлял, что подпись в этих документах не его. Как это часто бывает, кто-то за кого-то получил".

"Обращаю внимание суда на то, что "часто бывает" подобное, видимо, у представителей господина Богданова или самого потерпевшего, — отметила Елена Сергун. — Моя подзащитная никогда не допускала даже возможности подделки подписей. Сам Богданов начиная с 2005 года не оспаривал то, что это именно его подпись проставлена на документах государственного учреждения. И до сих пор он официально не заявлял ни о какой подделке. Это свидетельствует о том, что документы он на руки получил и не мог не знать о собственном желании продать акции путем перепродажи помещения, а теперь пытается ввести участников процесса в заблуждение. Ну а заявлять при этом, что некто в управлении Росреестра занимается подделкой подписей, на мой взгляд, это уже за гранью добра и зла".

Действительно, если следовать логике Богданова и его представителей, то правоохранительные органы теперь должны заводить еще одно уголовное дело, на сей раз в отношении сотрудников Росреестра. Хотя панические заявления о том, что все документы, в том числе и полученные из Росреестра, которые не выгодны стороне обвинения, содержат подделанные теперь уже новыми неустановленными лицами подписи Богданова, скорее похожи на последнюю попытку потерпевшего уйти от уголовной ответственности, которая может наступить за заведомо ложный донос. Надо признать, странный метод... Особенно если учесть, что вместо одного обвинения за заведомо ложный донос ему может грозить уже два...

Мы продолжим следить за развитием событий.