Заявление Марины Шуляк на имя руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Саратовской области Николая Никитина

23 мая 2012, 00:02
Заявление Марины Шуляк на имя руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Саратовской области Николая Никитина

Марина Шуляк, подвергшаяся 18 мая многочасовому допросу и после "беседы" с заместителем начальника ГУ МВД РФ по Саратовской области Сергеем Потановым оказавшаяся в лечебном учреждении, обратилась с заявлением к руководителю Следственного управления Следственного комитета РФ по Саратовской области. Предлагаем вашему вниманию текст заявления:

"18 мая 2012 года в 10 часов 15 минут люди, мне не известные и не предъявившие мне никаких документов, потребовали сесть с ними в их автомобиль. Так как я собиралась в клинику "Семейный доктор", то они предложили мне с ними на моем автомобиле проследовать туда. На мое заявление, что я хочу встретиться и позвонить моему адвокату, мне не разрешили этого сделать. В клинике "Семейный доктор"  меня сопровождал также молодой человек, который не показал свои документы. После этого меня принудительно посадили за руль моего автомобиля, так как они сказали, что если я буду сопротивляться, они могут применить физическую силу. Привод был осуществлен по адресу: г. Саратов, ул. Соколовая д.339. На мои вопросы, к кому и по какому вопросу меня доставили помимо моей воли, мне не ответили. Связаться с моим адвокатом мне не давали в течении 2-х часов. С даты последнего допроса, который был осуществлен 17.05.2012 следователем Масленниковой Г.Е. по адресу: Чернышевского д. 88, который был осуществлен с 18:00 до 20 часов 50 минут. После этого допроса следователь ко мне больше вопросов не было. Она меня не вызывала повесткой на другую дату, по телефону также не ставила меня в известность о своем намерении меня допросить. Как оказалось, все это время меня незаконно удерживали Глухов А.В. и другой, которого зовут Вячеслав Александрович. Он в течении этих двух часов пытался навязать мне изменить показания, оклеветать Фейтлихера Л.Н. или лиц, входящих в его ближайшее окружение. У меня нет никаких оснований оговаривать названных лиц, и поэтому я ответила отказом. Он сказал, что если я соглашусь,  то я останусь свидетелем по данному уголовному делу № 604040. Почему-то назвал фамилию Лысенко и Суляна, что я должна думать только о себе и меня им жалко, так как они понимают, что я не причем. На мой отказ он сказал, что сейчас будет другой сценарий, более жесткий. После этого Бирюков подошел ко мне и сказал, предложил пройти мне без адвоката на беседу перед допросом к своему начальнику. Я согласилась и мы спустились на 2 этаж с 4 этажа. В кабинете в приемной двери были закрыты направо и налево. Бирюков зашел в кабинет с правой стороны и из него вышел человек в гражд. одежде и провел меня в кабинет слева. Со мной т.к. зашел Бирюков. Но через 2-3 минуты Бирюков вышел и мы остались одни. Я спросила Ф.И.О., мне сказали, что "Сергей Александрович". Меня посадили посредине комнаты и начался жесткий прессинг с его стороны. Он кричал, говорил "ты будешь ползать у меня в ногах, просить пощады", "посидишь 48 часов – станешь сговорчивее". Говорил, что ему наплевать на меня и Богданова, что мы ему не нужны. Требовал назвать, кто придумал "эту схему – Богданов и акции". Кричал назови кого хочешь или Фейтлихера, Гуся, Хохла. Если нет, то ты получишь самый большой срок, "я уж постараюсь". При этом махал перед носом наручниками. Оскорблял меня как женщину, как человека. Я почувствовала себя очень плохо, у меня начались голов. боли и боли в сердце. Меня он пытался задержать и хватал за руки. У меня стала неметь рука и я с криками пыталась убежать на 4 эт. к адвокату. Просила вызвать мне скорую помощь, так как чувствовала, что у меня начался сердечный приступ. Они тянули с вызовом скорой помощи, так как не дописан протокол допроса, запрещали адвокату звонить в скорую помощь, а после ее вызова запрещали врачам оказать и войти в кабинет.

Настаиваю на том, чтобы Полтанов С.А. и подчиненные лица привлечены были к уголовной ответственности. У меня нет никаких оснований оговаривать кого бы то ни было, в т.ч. Фейтлихера Л.Н., Гусева Д.А. и других.

Если после 22 мая 2012 года дня написания этого заявления в материалах появятся мои показания, отличные от тех, которые я давала ранее, значит, они получены от меня под давлением в результате угроз моей жизни.

Прошу вас уведомить о моем заявлении прокурора Саратовской области.

                                                                                                                                                   22 мая 2012 года

                                                                                                                                                   Шуляк М.А.