Болотные жители

Болотные жители
Зеленкино
Следов разумной деятельности, помимо отпечатков шин, мы здесь не нашли

Мы уже дважды писали о многострадальной деревне Зеленкино Татищевского района. И не потому, что название смешное, а оттого, что там нет дороги. Населенный пункт во время дождей тонет в окружающей степи, как в болоте, а между тем, до областного центра рукой подать - всего каких-то 16 километров. На днях к нам в редакцию вновь обратились возмущенные жители этой деревни.

Места вокруг Зеленкино болотистые, здешняя глина благодарно разбухает от малейшего дождя. Как результат - по грунтовке возможно передвигаться лишь на «Ниве» или «уазике».

И так в течение очень многих лет. Люди привыкли к невозможности вызвать «скорую» в период дождей. Привыкли к тому, что, когда небо хмурится, нужно забыть о всяких вылазках из дома. Но смириться с тем, что их дети вынуждены ходить в школу вдоль железнодорожного полотна, в обход топи, так и не смогли.

Болотные жители

8 сентября они пытались объявить бойкот выборам в советы депутатов района. Но не получилось, поскольку часть односельчан посчитала, что «это не наш метод». Глава Сторожовского МО Виктор Дорбилкин в своем комментарии нашему изданию посетовал, что проект дороги есть, а финансирование - региональное: «Требовать с меня дорогу бессмысленно. А то, что детишки ходят по железнодорожным путям в школу, я считаю, что это в первую очередь недоработка родителей».

Примечательно, что вокруг деревни размещаются богатейшие предприятия - металлобаза, объект «Газпрома», крупный железнодорожный узел - станция Курдюм. А Зеленкино продолжает тонуть, как муха в сладости. Здесь нет газа, на всю деревню четыре фонаря и один колодец.

Болотные жители

Поводом для обращения к нам в редакцию стала статья, вычитанная местными жителями в татищевской газете «Сельская жизнь». Заметка была незатейливой, всего каких-то десять строк. Но возмущению зеленкинцев не было предела. «В деревне Зеленкино, - заверяла «Сельская жизнь», - выполнена отсыпка смесью из щебня, песка и асбестовой крошки 700 метров дороги. Ремонтные работы, как сообщает сайт администрации района, проводились при поддержке организаций, ведущих свою деятельность на территории Сторожевского муниципального образования».

...Благодаря легкому морозцу местные грязи стали твердыми, поэтому пресловутые 3,5 километра от трассы до села мы преодолели на удивление легко. В Зеленкино встретили специалистов «Саратовэнерго», которые внимательно осматривали окрестные столбы и провода. Изредка они замечали незаконные подключения к сети и шли разбираться с хозяином. За человеческой суетой наблюдал огромный рыжий кот, для которого вся эта движуха была чем-то вроде аквариума с рыбками.

Нашим экскурсоводом вызвалась поработать пенсионерка Галина Сорокина. На единственном перекрестке в деревне она махнула вниз рукой:

- Зеленкино здесь кончается. И где тут отсыпали 700 метров?

До железнодорожного моста через реку Ильиновка грунтовка шла под уклон. Наша попутчица прокомментировала:

- Здесь не самый сложный участок. Вся вода вниз стекает.

Следов разумной деятельности, помимо отпечатков шин, мы здесь не нашли. У моста моя однофамилица показала на тропку, которая круто вздымалась на насыпь:

- Вот здесь ходим и мы, и детишки. А вариантов нет.

На дороге от моста и впрямь можно было разглядеть следы отсыпки. Правда, грунтовка так же бугрилась огромными волнами, как и в наш прошлый визит, а мелкие камешки уже были выдавлены колесами грузовиков на обочину. Трудно сказать, что будет здесь весной. По мнению местных жителей, при первом же паводке от такой отсыпки не останется и следа. Впрочем, и сейчас, когда грязь смерзлась, мы передвигались с большим трудом, цепляя картером бугры и гребни.

Болотные жители

Когда доехали до Курдюма, одометр нашего авто показал, что длина участка, где можно различить следы отсыпки, составляет около 400 метров.

- Но это уже давно не Зеленкино! - усмехнулась Галина Ивановна. - Зачем же писать, что починили 700 метров в нашей деревне?

Пока мы едем обратно, пенсионерка делится с нами ценами на местные энергоносители: машина дров стоит 4,5 тысячи рублей, а уголь - 9 тысяч. Доехав до невозмутимого рыжего кота, прощаемся:

- Надеюсь, наша публикация хоть чем-то поможет...

Когда деревня скрывается за грязным бугром, мне на ум почему-то приходит олимпийский факел, который в последнее время суют попеременно то в космос, то в Байкал. Уверен, что жители Зеленкино, глядя по телевизору на затейливые приключения факела, вполне могут дать конкретный совет, куда его деть. Слово-адресат состоит из четырех букв, и это не Урал.