Полицейские перестановки

Полицейские перестановки
Михаил Макаров
По словам Михаила Александровича, с водителем "пятнадцатой" они общались только раз — на месте происшествия. Затем Полубабкин пытался найти телефон Макарова через следователя, но получил отказ

Оказывается, свидетельские показания не всегда могут повлиять на исход рассмотрения дела. В некоторых случаях сотрудники полиции не считают нужным их учитывать. Даже несмотря на то, что именно слова очевидцев происшествия являются ключевыми и только они способны расставить все точки над i, а вчерашний пострадавший может превратиться в фигуранта уголовного дела.

Недавно на сайте motosaratov.ru появилось обращение Михаила Макарова, адресованное начальнику ГУ МВД РФ по Саратовской области Сергею Аренину. Как пишет мужчина, уже год он пытается восстановить справедливость, после того как его сын погиб в аварии. Трагедия произошла 7 ноября на 317-м километре трассы Сызрань — Волгоград. По словам отца, Александр Макаров ехал домой на скутере с работы из Красного Октября. Подъехав к перекрестку, он пропустил колонну автомобилей и повернул направо, двигаясь за "пятнадцатой", которой управлял некий Полубабкин Н.П. Водитель легковушки решил резко развернуться, и водителю скутера ничего не оставалось, кроме как нажать на тормоза. В итоге семнадцать метров тормозного пути и падение на левую сторону.

"По инерции мой сын ударился в левое заднее стекло автомобиля, а скутер, упав, ударился рулем о бампер и вскользь пролетел под задней частью автомобиля, оторвав рулем часть выхлопной трубы", — пишет в своем обращении Михаил Макаров. От удара его сын перелетел через автомобиль и упал поперек дороги на встречной полосе. Скутер остался на своей стороне дороги. ВАЗ-2115 остановился поперек встречной полосы.

                                                                               Видео Дмитрия Черненкова

Подробности случившегося отцу погибшего рассказал проезжавший мимо в момент аварии Альберт Азизов, который и вызвал скорую и полицию. Однако уже в схеме ДТП, составленной инспекторами, все выглядит совершенно по-другому. Так, вопреки словам Азизова, после удара скутер лежал уже на левой полосе, а ВАЗ-2115 стоял на обочине встречной полосы. Кроме того, в деле ни о каком свидетеле не было ни слова.

Полицейские перестановки

                                                                                       На фото: Место ДТП

Как рассказал Михаил Александрович "Газете Наша Версия", Азизов откликнулся, увидев в соцсетях сообщения, что разыскиваются очевидцы ДТП. По словам парня, он был несколько удивлен поведению инспекторов ДПС, приехавших на место аварии: вместо того чтобы записать его данные, они попросили его уехать. Именно после того, как Альберт уехал, как предполагает Макаров, "что-то и произошло". То, что в корне могло поменять картину ДТП.

"По всем следам, по всем фотографиям можно сделать вывод, что машина стояла поперек, — рассказывает Михаил Макаров. — А когда я уже приехал — спустя, наверное, час — "пятнадцатая" Полубабкина стояла уже на обочине".

А затем началось разбирательство. Проведены две экспертизы, подтвердившие расположение транспортных средств, которое было указано в схеме ДТП. Следователь РОВД Саратовского района Зубарева решила, что свидетеля опрашивать не нужно, отказав в ходатайстве адвокату, и приостановила дело.

С такой позицией родители погибшего байкера не согласились и обратились в суд с требованием об отмене постановления о прекращении дела. Суд это требование удовлетворил, дело было направлено на новое расследование, а спустя полтора месяца передано другому следователю. На этом этапе Михаилу Макарову удалось убедить нового следователя все-таки допросить свидетеля. Собственно, только это сотрудник полиции и успел сделать, так как вскоре он перешел на другую работу. В последнем разговоре с отцом погибшего он сказал, что теперь дело будет передано уже третьему следователю, только вот кому — он не знает.

"Через две недели я снова приехал в отделение. Звоню начальнику. Он мне говорит: "А мы назначили следователя, звони ей". Звоню. Выходит девчонка молодая, наверное, только после института. Говорит: "Вы знаете, мне дело только что передали, пять минут назад, давайте завтра созвонимся, я ознакомлюсь и отдам на экспертизу". Некоторое время спустя Михаил вновь пришел в отделение к следователю, которая призналась ему, что до бюро экспертизы дело так и не доехало, потому что "водитель забыл про него и оно так и лежит в багажнике".

Терпению Михаила Александровича наступил предел. Поняв, что в полиции он ничего не добьется, мужчина поехал к прокурору Саратовского района, где встретил заместителя начальника следствия РОВД.

"Прокурор его вызвал, я смотрю, они сидят, мило беседуют. Я понял, что простому человеку здесь делать нечего, — рассказывает Макаров. — Прокурор мне говорит, приводи завтра ко мне свидетелей. А я ведь второго еще нашел очевидца — Альберт вспомнил, что мимо проезжала его знакомая, которая остановилась, увидев там его. Она тоже готова подтвердить, что машина и мотоцикл стояли по-другому, не как на схеме. Но в назначенный день они не смогли приехать в прокуратуру, а я понял, что мне там искать нечего..."

Следующим ведомством, куда обратился отец погибшего в поисках справедливости, стало Управление собственной безопасности при ГУ МВД по Саратовской области. Здесь, впрочем, ситуация повторилась. Следователь опросил свидетелей и... вновь сдал дело другому сотруднику, который провел служебное расследование и решил следственные действия завершить, сославшись на отсутствие состава преступления. По словам Макарова, полицейский "посоветовался с водителем машины скорой помощи, который также выезжал на место ДТП". Также в УСБ мужчине сказали, что один из инспекторов прошел полиграф, подтвердивший, что его слова — правда. На вопрос Михаила, почему только один, ему ответили, что второй ожидает очереди. Почему они не были записаны по порядку, осталось неясным. Дело вновь закрыли.

А Михаил Макаров отправился на прием к заместителю начальника ГУ МВД. Сейчас дело возобновили, назначили очередного следователя. Михаил Александрович ожидает очередной технической экспертизы, которая, для того чтобы у суда не возникло никаких вопросов, должна проводиться не частниками, а государственной организацией.

"На данном этапе все упирается именно в экспертизу. И если она подтвердит слова очевидцев — будет возбуждено уже уголовное дело", — отмечает Макаров, подразумевая, что в таком случае вина его сына не подтвердится.

Сейчас транспортные средства, участвовавшие в аварии, стоят на штрафстоянке — пока в деле не будет поставлена точка, они будут находиться там. По словам Михаила Александровича, с водителем "пятнадцатой" они общались только раз — на месте происшествия. Затем Полубабкин пытался найти телефон Макарова через следователя, но получил отказ.

"Зачем мне с ним общаться? Мне это не нужно. А он, если захочет меня найти, найдет, — замечает Михаил Александрович. — Я потерял все, и теперь доказать невиновность сына — дело моей оставшейся жизни. За светлую память Александра я пойду до конца, чего бы мне это ни стоило".

Полицейские перестановки

                                      На фото: Погибший в аварии Александр Макаров

Мы будем следить за развитием событий.