Упадок и его предел
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Дедовщина
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
НАРУЖНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ   25.02.2015 | 14:15
Упадок и его предел
Просмотров: 452
Версия для печати

В начале ноября прошлого года Валерий Радаев заявил, что на встрече с гендиректором корпорации "Ростех" Сергеем Чемезовым обсуждалась возможность строительства на территории Саратовской области нового предприятия, где будут производить легкие транспортные самолеты. Окончательное решение руководство "Ростеха" пока не приняло, да и площадка для завода ещё не выбрана. В качестве вариантов упоминались и завод имени Орджоникидзе, и даже территория превращенного в руины за последнюю пятилетку бывшего Саратовского авиазавода в Заводском районе, состоящая из промплощадки и аэродрома "Южный".

Правда, на территории бывших цехов почившего в бозе САЗа уже вовсю начато строительство торговых комплексов, а также запланировано возведение автотрассы. Что же касается аэродрома "Южный", то и здесь, кажется, всё уже предрешено: эту гигантскую равнину планируется превратить в жилой массив, а ещё тот же Валерий Радаев высказался за организацию здесь нового сельхозрынка. Тем не менее, пока площадки САЗа не переоборудованы полностью, возможность возродить авиапроизводство на прежнем месте сохраняется, считают эксперты. Ведь за последние годы в нашем регионе худо-бедно наработан опыт строительства новых предприятий в чистом поле... А тут какая-никакая материально-техническая база ещё сохранилась. Точнее, не уничтожена до основания.

Провалы коллективной памяти

Пока сильные мира решают, быть новому заводу в нашем регионе или не быть, мы решили прогуляться по территориям, прилегающим к бывшему САЗу и своими глазами увидеть, как разрушительные ветра новых политико-экономических трендов повлияли на сопутствующую промышленному предприятию инфраструктуру. Недавно мы уже рассказывали о 1-м Жилучастке – возведённом в начале 1930-х рабочем посёлке Саратовского завода комбайнов, предшественнике САЗа (см. статью "Руины истории" // "Газета Наша Версия", №30(280) 15 августа 2014). Помимо этого, богатого на городские легенды массива, за свою более чем 70-летнюю историю авиазавод успел "обрасти" не менее запоминающимися и впечатляющими окрестностями. Например, чего только стоит местность в районе улицы Томской или сам аэродром "Южный"! А реликтовая барачная застройка улицы Кленовой и Озёрного тупика! Это же просто мечта... для любителей постиндустриального декаданса и всяческого распада. 

Упадок и его предел

Теперь эти топонимы часто фигурируют в криминальной хронике, да тревожных текстуальных коллажах экстренных служб, а как рассказывает доцент кафедры физической географии и ландшафтной экологии СГУ Александр Башкатов, с которым мы отправились исследовать депрессивные предместья САЗа, ещё каких-то полвека назад лет здесь всё было по-иному. Кварталы, где жили рабочие авиазавода и других предприятий, которые некогда положили начало Заводскому району, являли собой уникальный мир, где бал правила не шпана и антисоциальный элемент, но трудовая интеллигенция – своего рода элита индустриальной Атлантиды СССР. Микрорайоны эти были благоустроенными и обеспеченными, для местных жителей тут гостеприимно открывали двери клубы и кружки, дворцы культуры и дома быта. Теперь от всего этого "советского рая" остались лишь жалкие крохи, словно воспоминания страдающего провалами в памяти старика. 

Упадок и его предел

...Сразу за поворотом с проспекта Энтузиастов на улицу Кавказскую за заборами прячутся покрытые черепицей деревянные лачуги – полудома-полудачи, гордость бывших работников авиазавода, а ныне подлежащие сносу развалюхи с удобствами на морозе. Если углубляться по Кавказской дальше, то очень быстро улица перерастает в кондовый позднесоветский двор с грибочками песочниц, металлическими каруселями, инфернальными песочницами и вкопанными в землю разноцветными покрышками вместо бордюров. 

Упадок и его предел

Стремительное изменение пространства обусловлено тем, что Кавказская улица ближе к пересечению с Томской начинает проходить над убранным в коллектор ручьём, текущим с гор в Волгу. Задавленных жилыми кварталами водных маркеров тут довольно много, свидетельством чему можно считать утопающую в разрухе и одновременно непересыхающем болоте барачного вида общагу на 1-м Кавказском тупике. Но это лишь начало. Совсем рядом с этим обвешенным бельём, а значит обитаемым двухэтажным общежитием находится и вовсе превращённое в руины некогда величественное здание клуба "Заря". Раньше тут были всевозможные кружки и секции по интересам, а теперь серое небо, просвечивающее сквозь балки, да шорох обвалившегося шифера вперемежку с бытовым мусором под ногами. (8) Вместо пионеров-авиамоделистов, завсегдатаями этого чуда урбанистики стали бомжи да кошки, использующие деревянный остов "Зари" как своего рода джунгли.

Осталось одно "добро"

...В народе улица Томская до сих пор зовётся бетонкой за счёт своей широкой мостовой не из асфальта, а из бетонных плит. Дело в том, что улица эта соединяла цеха авиазавода с аэродромом, и по ней раньше чаще возили Яки, чем ездили автомобили, а в месте пересечения бетонки в железной дорогой на последней (рядом с остановочным пунктом электричек "Радужная") были предусмотрены и до сих пор сохранились специальные приспособления, поднимающие контактную сеть на несколько метров вверх, когда под ней провозили самолёты.

Теперь вместе с тюнингованными "девятками" по просторной Томской street гоняют ветра, наполняющие местность непередаваемыми ароматами расположенной поблизости городской станции аэрации. Это при царизме "добро" из выгребных ям возила до Волги "Золотая рота" – суровые извозчики на старых клячах, возившие вместо пассажиров бочки с продуктами человеческой жизнедеятельности. А в новую эпоху (ту самую, когда стали появляться заводы и новые городские районы) на смену "золотарям" пришёл промышленный способ очистки, переработки и утилизации стоков, чем, собственно, и занимаются по сей день на станции. 

Упадок и его предел

При входе на аэродром "Южный" сохранился ржавый шлагбаум с оставшейся со времён социалистического реализма надписью "Проход через ворота строго запрещён". Нетрудно догадаться, что вывеска эта стала чем-то вроде пересмешнического арт-объекта советских концептуалистов или рассказа Дмитрия Пригова. На аэродроме теперь кипит совсем другая жизнь: от гигантских алюминиевых коней гражданского воздушного флота, некогда совершавших здесь первые шаги в поднебесье, остались лишь валяющиеся по обочинам и не сданные по недоработке собирателей в цветмет фрагменты обшивки да резиновые покрышки от шасси. А необъятные индустриально-степные пространства осваиваются в соответствии с потребностями постиндустриального общества: в опустошённых, но охраняемых собаками ангарах молодёжь играет в пейнтбол и лазертаг, а на не разобранных до конца взлётно-посадочных полосах проводятся учебные курсы по автовождению. По разные стороны горизонта виднеются силуэты Саратова, самые близкие – гигантские краны речного порта в Юрише, бетонный скелет так и недостроенного центра управления полётами, да призывные контуры Крекинга с зороастрийским факелом.

На деревню к дедушке

Более-менее привычная для города жизнь теплится на другом краю Томской улицы, ближе к основной промплощадке бывшего САЗа и улице Пензенской. Пяти- и девятиэтажки тут украшены различными иллюстрациями на тему авиастроения и освоения космических высот. А во дворах некоторых современных домов можно наткнуться на реликтовые сельские массивы низкорослых саманных хижин из позапрошлого века. Это фрагменты деревни Юнгеровка, вошедшей в границы Саратова только в 1930-е годы вместе с другими сельскими поселениями, которых в Заводском районе около десятка (Юриш, Рокотоква, Углевка, Князевка, Увек, Есиповка, Заплатиновка, Рейник и т.д.). Югнеровка располагается в долине Залетаевского оврага, по которому некогда протекал живописный ручей, а теперь сохранился лишь зажатый гаражами и болотами, но от этого не потерявший своей живописности пруд. Сегодня мало бы кто вспомнил про существование такой деревни, если бы не топонимика – 2-й и 3-й проезды Юнгеровки, застроенные помимо частных домов ещё и двумя бараками, появившимися здесь в середине прошлого века, а ныне признанными аварийными и подлежащими расселению. 

Упадок и его предел

Очевидно, скоро юнгеровский микромир совсем сотрётся с лица Саратова и больше никто не вспомнит про деревеньку, окружённую городом. Такова, собственно, закономерность – новая цивилизация приходит на смену прежней, растворяя в себе её дух, как сахар в чае. Вот только является ли закономерностью уничтожение авиационного завода, дававшего хлеб и жизнь всем этим окрестностям? Скорее сей процесс "деиндустриализации" называется несколько иначе и должен проходить по совсем другому, не урбанистическому, ведомству.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
5 марта 2015, 00:16
Очень интересный материал. Надеюсь, автор продолжит рассказывать про другие уголки Саратова.
ответить
на главную