Волшебство с вешалки
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Юлия Клименко
Для особо одаренных
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
КУЛЬТУРА   01.03.2015 | 14:45
Волшебство с вешалки
Просмотров: 371
Версия для печати

Разговор о театре обычно начинают с вешалки, с занавеса или с упоминания волшебства в том или ином контексте. То это волшебство сцены, которое переносит зрителя в другой мир, то волшебство закулисья, то еще какая-нибудь магия. А уж если речь о театре кукольном, то тут вообще сплошное сверхъестественное: оживающее дерево, папье-маше и кусочки ткани. Но журналисты — народ циничный, их никакими магическими штучками не проймешь, да и в театр они ходят по большей части не для удовольствия, а работы ради и гонорара для. Некоторые, правда, совмещают приятное с полезным. Так что когда в театре кукол "Теремок" собралась небольшая команда из заинтересованно настроенных тружеников пера, стало понятно, что одной демонстрацией кукол, как для школьников, театр не отделается.

Художника-бутафора Ольгу Тарасову отпустили с миром и практически без вопросов, артиста театра Романа Сопко тоже долго не мучили, хотя очаровательного Кощея Бессмертного, попытавшегося с разбегу жениться на одной из журналисток, встречали с большим энтузиазмом, чем милого Чебурашку. А вот в директора театра Александра Удалова, который неосмотрительно согласился попить с журналистами чаю, вцепились мертвой хваткой. Попытались поговорить о новых технологиях, выяснилось, что кукольный театр в отличие от обычного весьма консервативен и даже механика кукол десятилетиями не меняется. Что новомодное 3D кукольному театру не слишком нужно — куклы и так сами по себе трехмерные, а что касается световых фигур, то, как метко выразился директор, "зачем нам елка из света, когда у нас есть живая?". И правда, зачем? Но интересная мысль пришла, откуда не ждали.

Кто-то из присутствующих задал традиционный вопрос, стало ли меньше в театре зрителей, и циничные журналисты приготовились к привычному ответу: мол, да, меньше, люди забыли о том, что значит настоящая культура — в общем, к стандартному монологу деятеля искусства. "Нет", — сказал директор "Теремка". И расшифровал: зрителей меньше не стало, просто они одни и те же. А потом добавил, что просто не все родители сейчас могут позволить себе такой труд, как посещение театра. Циничные журналисты приготовились привычно слушать, что, мол, душевный труд по приобщению к высокому сейчас не каждому доступен. Но Александр Александрович уточнил, что речь идет о труде самом банальном: надо запланировать поход в театр, выделить на него время, подогнав расписание, заранее купить билет, в нужный день встать пораньше, собраться, одеться покрасивее, приехать на спектакль. Ну и потом уже, понятно, потрудиться духовно — посмотреть действо и его обсудить. По словам Удалова, это не поход в кино, который можно совершить в любой момент, просто решив зайти в кинотеатр, заинтересовавшись афишей.

И правда, почему? Чем так принципиально отличается театральный спектакль от кинофильма? За исключением того, что театральный спектакль идет реже и в чуть менее удобное время. А в остальном и там и там — история, которая должна заставить о чем-то подумать или попросту развлечь. И там и там после пары часов в темном зале хочется обсудить увиденное. Конечно, можно опять воззвать к сфере потустороннего и заговорить об удивительной магии живого действа. Нет, действо действом, настоящих актеров на сцене с подкрашенной компьютерными спецэффектами картинкой сравнивать бессмысленно, но дело все-таки в другом.

Когда тебе с раннего детства беспрестанно повторяют, что театр — это храм искусства и над этим можно хихикать, шутить, бравировать неприятием этого факта, но так или иначе в мозгах это застревает. В храм как-то с попкорном не зайдешь, да и не продают там попкорн. А антракт? А очередь в буфет? А очередь в гардероб перед спектаклем и еще более длинная очередь после спектакля? В кинотеатрах народа едва ли не больше, а очереди почему-то в разы меньше, загадка. Храмовая атмосфера неспешности сказывается, видимо. А пожилые билетерши, внешность и манера поведения которых не меняются, когда бы ты ни пришел в театр — учеником школы, студентом университета или взрослым через десять лет после его окончания? И шикают они на всех одинаково, с профессиональной отточенностью жестов и выражения благородного возмущения на лицах. В общем, да, чтобы пойти в театр, надо собраться с духом.

Можно вспомнить поход с классом на какую-нибудь скучную программную постановку, где тебе "оживляли книгу", успевшую осточертеть еще на уроке литературы, и показывали вживую то, что в теме школьного сочинения потом именовалось "трогательной идиллией в повестях Гоголя" или "образом разочарованного человека в "Евгении Онегине" Пушкина". Но как раз школьные походы, если верить директору "Теремка", практически ушли в прошлое, и это нехорошо. Раньше пусть хоть и из-под палки, пусть волоком, но до пресловутого храма дотаскивали в обязательном порядке. А сейчас все на усмотрение учителя. И немудрено, что погребенный под заполнением бумаг педагог не находит в себе сил, чтобы согнать вверенные ему юные души для организованного приобщения к прекрасному. И выходит, что не приученные к театру дети вырастают в не приученных к театру взрослых, которых пресловутый храм пугает, и как вести себя в нем, им решительно непонятно.

Взрослые могут начать с малого, например, с кукольного "Теремка". Как бы непривычно это ни звучало, там есть и совсем взрослый спектакль "Дон Жуан". Если взрослые, конечно, найдут в себе силы потрудиться, выбрать время, купить билет — и далее по тексту. Правда, идет он всего раз в месяц и, как обычно для наших театров, во время, в которое взрослые обычно еще работают. Но уж тут можно попробовать как-нибудь выкрутиться. Хоть бы и каким-нибудь волшебством.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную