Адвокат после изучения приговора арбитражному управляющему Дмитрию Миненкову: «Суд потерял ориентацию во времени на 10 лет и попал в „прошлое“»

Адвокат после изучения приговора арбитражному управляющему Дмитрию Миненкову: «Суд потерял ориентацию во времени на 10 лет и попал в „прошлое“»
Елена Сергун / © ИА «Версия-Саратов»

Адвокат Елена Сергун, представляющая интересы саратовского арбитражного управляющего Дмитрия Миненкова заявила, что суд потерял ориентацию во времени и вынес обвинительный приговор на основании устаревшей законодательной нормы.

Напомним, арбитражному управляющему вменяли участие в преступной схеме по манипуляциям с имуществом ООО «МКБ-лизинг», которые производило ООО «Стройресурс». Миненков был конкурсным управляющим этой фирмы. По мнению самого подсудимого и его адвоката Елены Сергун, он действовал четко в рамках закона «О банкротстве», а сами сделки, о которых идет речь в обвинении, были совершены до начала его работы в качестве управляющего «Стройресурса». Суд признал его виновным в мошенничестве и приговорил к пяти годам лишения свободы и штрафу в размере 300 тысяч рублей. Миненкова взяли под стражу в зале суда.

Ранее защитник заявляла, что решение суда ничего общего не имеет с законом. Сергун во время прений неоднократно акцентировала внимание суда на том, что в данном уголовном деле, на ее взгляд, имеются все признаки коррупционной составляющей и заинтересованности должностных лиц правоохранительных органов.

Вчера адвокат Елена Сергун подала апелляционную жалобу на приговор, которую намерена дополнить после изучения протокола судебного заседания новыми аргументами. Приводим ее комментарий полностью:

«Пока хочу обратить внимание апелляционной инстанции на совершенно беспрецедентное использование судьёй в обвинительном приговоре не действующей редакции статьи 90 УПК РФ.

Вы помните, что конкурсному управляющему Миненкову вменялось в вину и рассматривалось как самостоятельный этап его преступной деятельности оспаривание двух совокупных подозрительных сделок, совершённых между ООО «МКБ-лизинг» и должником ООО «Стройресурс» за три месяца до инициирования должником процедуры банкротства. По одной сделке должник продал ООО «МКБ-лизинг» единственное имущество за 100 млн рублей, фактически получив по сделке 59 млн рублей и занизив его стоимость минимум на 30 млн рублей. В тот же день должник заключил с ООО «МКБ-лизинг» договор лизинга, по которому должен был выкупить это имущество уже за 176 млн рублей. Арбитражный суд Саратовской области признал обе сделки недействительными. При этом судом назначалась судебная экспертиза, согласно которой имущество оценено в 133 млн рублей. ООО «МКБ-лизинг» обратилось в Двенадцатый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в удовлетворении которой ему было отказано. При этом апелляционная инстанция также назначила и провела повторную судебную экспертизу уже в другом экспертном учреждении. Стоимость имущества осталась прежней. Поволжский окружной арбитражный суд, в который ООО «МКБ-лизинг» обратился с кассационной жалобой, оставил в силе решения нижестоящих инстанций.

В соответствии со статьей 90 УПК РФ не только в редакции 29.06.2015 года, но в редакции 29.12.2009 года, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

Защита в прениях со ссылкой на положения статьи 90 УПК, определение Конституционного суда РФ от 06.11.2014 года № 2528-О настаивала и сейчас настаивает на преюдициальном значении судебной оценки данных сделок и оценки стоимости имущества.

Экспертизу стоимости имущества, проведённую по постановлению следователя Миронова экспертом Коновальчиком, имевшим стаж менее 1 года, и оценившим имущество, которое стоило 133 млн, в пределах 30 млн, я просила признать не только недостоверным, но и не допустимым доказательством.

Суд в приговоре, сославшись на недействующую редакцию статью 90 УПК РФ и утратившее в связи с изменениями в редакции закона актуальность определение Конституционного суда РФ от 15 января 2008 года № 193-О-П, пришёл к поразительному с точки зрения не соответствия закону выводу, что «данная статья рассматривает вопрос о преюдициальном значении только одного судебного акта — приговора по уголовному делу и не касается возможности признания в уголовном процессе имеющих юридическое значение фактов, установленных судом в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства».

Мне очень трудно представить, как при вынесении приговора можно было потерять ориентацию во времени на 10 лет и попасть «в прошлое» аж в 2008 год? Но, полагаю, «прокатиться на машине времени» суду понадобилось лишь для того, чтобы положить во всех отношениях незаконное и недостоверное заключение эксперта Коновальчика в основу обвинительного приговора.

Это не единственное и не главное основание для оспаривания обвинительного приговора, но пожалуй, самое уникальное».