Адвокат арбитражного управляющего Дмитрия Миненкова обжаловала решение суда об изменении ему меры пресечения: «Это уголовное дело не имеет ничего общего с законом»

Адвокат арбитражного управляющего Дмитрия Миненкова обжаловала решение суда об изменении ему меры пресечения: «Это уголовное дело не имеет ничего общего с законом»
Елена Сергун / © ИА «Версия-Саратов»

Адвокат Елена Сергун подала апелляционную жалобу на решение судьи Волжского районного суда Натальи Спициной об изменении арбитражному управляющему Дмитрию Миненкову меры пресечения. Подписка о невыезде была заменена на заключение под стражу.

Напомним, Миненков вместе со вторым фигурантом дела директором ООО «Стройресурс» Сергеем Мазановым был взят под стражу в зале суда до вступления приговора в силу. Судья зачитывала его в течение шести часов. Согласно приговору за покушение на мошенничество в отношении московской коммерческой структуры «МКБ –Лизинг» (дочерней компании Московского кредитного банка) Миненкову и Мазанову назначено наказание в виде 5 лет реального лишения свободы и штраф в сумме 300 тысяч рублей. 

Защитник Миненкова Елена Сергун во время прений неоднократно акцентировала внимание суда на том, что в данном уголовном деле, на ее взгляд, имеются все признаки коррупционной составляющей и заинтересованности должностных лиц правоохранительных органов.

Елена Сергун прокомментировала ИА «Версия-Саратов» вынесенный приговор. Приводим ее слова полностью:

«Я окончательно укрепилась в своем убеждении, что данное уголовное дело не имеет ничего общего с законом. Шесть часов в переполненном зале я слушала «компиляцию» из обвинительного заключения и аккуратно запротоколированных показаний «потерпевших» — дочерней структуры Московского кредитного банка, ради интересов и доходов которой судом общей юрисдикции были поставлены под сомнение вступившие в законную силу решения всех инстанций арбитражных судов, и нарушен принцип преюдиции. Вопрос преюдиции — принципиальный в данной ситуации. То, что изложено в приговоре как «мотивы несогласия суда с доводами защиты» не имеет никакого отношения к доводам, детально изложенным мною в тексте выступления. Суд и адвокат говорят о совершенно разных вещах, и этот вопрос будет перенесен в апелляционную инстанцию, а если понадобится, то и в иные судебные инстанции.

При оглашении приговора многие, кто были в зале, безуспешно пытались понять, в чем же обвиняется конкурсный управляющий Миненков, обжаловавший в арбитражном суде абсолютно мошенническую «схему» по выводу имущества ООО «Стройресурс» в пользу ООО «МКБ-Лизинг» с помощью не предусмотренной законом схемы «возвратного» или «обратного» лизинга.

По странному стечению обстоятельств вчера в федеральных СМИ прошла информация о задержании и помещении под домашний арест экс-президента Московского кредитного банка Александра Николашина по подозрению в вымогательстве. Это не к вопросу о злорадстве, это к вопросу о том, какие методы в ходу у «потерпевших» структур.

Вчера в своем открытом письме член Общественной палаты Саратовской области юрист Николай Скворцов еще раз озвучил то, на что неоднократно я указывала в прениях:

«оснований для оспаривания Миненковым сделки было три: сделка по выводу активов заключена в преддверии банкротства и является подозрительной; цена сделки неадекватна; сама экономическая конструкция сделки недобросовестна.

Суды всех инстанций, анализируя заключенную махинацию, указали на то, что ООО «Стройресурс» (цитирую дословно судебные акты), продав по оспариваемой сделке объекты недвижимости стоимостью свыше 130 млн. руб. за 100 153 000 руб., фактически получил денежные средства в размере около 60 млн. руб. при возникновении обязательств по договору лизинга на сумму 176 261 671 руб. 30 коп., то есть на потенциальную возможность повторного приобретения должником этого же имущества со значительной переплатой (около 80 000 000 руб.) по договору лизинга».

Стоимость объектов недвижимости была установлена судебными экспертизами двух инстанций арбитражного суда. Ещё раз, персонально для Волжского суда, трактующего преюдицию а-ля «Московский кредитный банк»: согласно ст. 90 УПК РФ «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки». Оценка стоимости объектов дана арбитражным судом и его решением, многократно проверенным всеми вышестоящими инстанциями и вступившим в законную силу. Какое право имеет судья общей юрисдикции, спасая следователей и недобросовестных экспертов от ответственности за нарушение УПК РФ, соглашаться с «переоценкой» этого имущества на предварительном следствии и подтверждать эту «переоценку» в своём приговоре? Причем новая «оценка» абсолютно «неадекватна» реальной стоимости — около 30 миллионов вместо 130 миллионов. Следователь Сергей Миронов в качестве «автора» подобных «манипуляций» фигурирует уже не по одному уголовному делу.

Текст приговора не изготовлен в окончательном виде и не вручен осужденным и адвокатам до сих пор. Дата вручения перенесена с четверга на пятницу. Я не боюсь правок и «шлифовок». В переполненном зале только единицы не вели аудиозапись, поэтому разница между оглашенным и написанным, если таковая будет, будет очевидной и легко доказуемой.

И еще один момент. Оглашая обвинительное заключение в виде приговора, суд в нарушение принципа презумпции невиновности построил обвинительный приговор на том, что «в неустановленное следствием время, в неустановленном следствием месте» Миненков «вступил в предварительный сговор с другими лицами с дальнейшим распределением преступных ролей».

Миненкову отводилась «преступная роль» конкурсного управляющего с совершением им всех действий в рамках ФЗ «О несостоятельности и банкротстве». Никаких доказательств «сговора» в приговоре не приведено. Зато два с половиной часа присутствовавшие в зале слушали детальное изложение выводов почерковедческих экспертиз о том, что подписи от имени Миненкова в документах арбитражного дела выполнены самим конкурсным управляющим Миненковым.

Суд предпочел не упоминать в приговоре, что в деле имеются реальные кредиторы на сумму 76 миллионов рублей, признанные таковыми арбитражным судом, в том числе, «Самарская строительная компания», которая «легким росчерком пера» то ли «потерпевшего», то ли «прокурора» была указана в приговоре, в качестве «фиктивного кредитора». Взяв под стражу в зале суда Дмитрия Миненкова, суд, тем не менее, снял арест с имущества ООО «Стройресурс», наложенного следователем. Теперь объекты недвижимости должны из незаконного владения МКБ-Лизинг вернуться в конкурсную массу на основании тех же самых решений арбитражного суда, преюдицию которых суд в приговоре отказался признавать. А знаете почему? Думаю, опять в интересах московского «потерпевшего». Дело в том, что Арбитражному суду нет дела до «задач», решаемых нашими «правоохранителями» в Волжском суде. И новый конкурсный управляющий, пришедший на смену Миненкову по тому же делу о банкротстве, заявил о взыскании с ООО «МКБ-Лизинг» 130 миллионов, то есть стоимости того имущества, которое все время следствия незаконно использовалось москвичами в нарушение решений арбитражного суда, и которое все это время находилось под арестом. Эта «проблема» была «заботливо» снята приговором суда.

Поэтому прокурору и не нужно было готовиться к прениям, знать фабулу дела и эпизоды, которые были предъявлены подсудимым. Достаточно только присутствия и повторного прочтения обвинительного заключения.

Я погорячилась, когда рассуждала на тему «может ли самолет „правосудия“ быть сбит своей же „ракетой“. Для этого достаточно и „медного таза“, которым „накрыть“ закон, справедливость и человеческую судьбу. Главное, чтобы „потерпевшие“ были довольны».