Дело о пропавших самоварах: отец пытается отправить за решетку своих сыновей

10 января 2017, 17:35
Дело о пропавших самоварах: отец пытается отправить за решетку своих сыновей
подсудимые на процессе

Сегодня, 10 января, в Октябрьском районном суде Саратова состоялось заседание по уголовному делу в отношении Александра Титенева (его защитник — адвокат Зоя Полякова), а также двух братьев - Дмитрия и Максима Чербаевых (их защищают адвокаты Елена Сергун и Евгений Заварзин). Молодых людей обвиняют в том, что они якобы похитили около сотни антикварных самоваров у Александра Чербаева — отца двух из подсудимых — воспользовавшись тем, что тот находился в местах лишения свободы. Кроме того, якобы имели место некие махинации с недвижимостью, принадлежащей сожительнице сидельца.

В начале заседания судья Сергей Сотсков приступил к установлению личностей подсудимых. Оказалось, что Дмитрий Чербаев является кандидатом экономических наук, а его знакомый — Александр Титенев — имеет два высших образования. После этого председательствующий обратился к обвиняемым, которые находятся под стражей: "Потерпевшим, то есть подсудимым, разъясняются их права".

В качестве потерпевших в зале присутствовало два человека: Александр Чербаев, а также молодая женщина, представленная его сожительницей - Александра Ермолаева. Однако в самом начале заседания Чербаев попросил отпустить его с процесса, сославшись на необходимость присматривать за тремя малолетними детьми. "Это наши совместные дети, - указал он на Ермолаеву. - Поскольку мы оба здесь, присматривать за ними некому. В следующий раз обещаю решить эту проблему".

Против ухода одного из потерпевших возразил Дмитрий Чербаев, который отметил, что его отец и Ермолаева совместно не проживают и вместе детей не воспитывают. Адвокат Елена Сергун также подчеркнула, что она против заявленного ходатайства, поскольку в этом заседании должен состояться допрос потерпевших, а их разделение может дать возможность согласовать показания.

"Где хоть одно доказательство того, что детей не с кем оставить? С кем-то же они сейчас находятся, эти трое детей, которые пока не сидят еще", - с иронией отметила Елена Сергун. Тем не менее, судья Сергей Сотсков пришел к выводу, что уход одного из потерпевших не нарушает чьих-либо прав, и Александр Чербаев ретировался.

После этого Елена Сергун выступила с ходатайством о проведении судом аудиозаписи процесса, с последующим предоставлением сторонам права ознакомления с ней. Адвокат объяснила такую просьбу тем, что руководство Саратовского областного суда ранее заявляло о внедрении практики аудиозаписи в процессах судов общей юрисдикции с января этого года. Однако, как выяснилось, зал заседаний, в котором проходил процесс, не оборудован соответствующими техническими средствами. "Нет таких средств", - констатировал председательствующий.

Далее слово предоставили государственному обвинителю - старшему помощнику прокурора города Андрею Склемину. Он зачитал обвинительное заключение, из которого следовало, что подсудимые, по мнению следствия, пытались совершить мошеннические действия с собственностью потерпевшего Александра Чербаева на общую сумму более 6 миллионов рублей. Также якобы ими были украдены самовары на сумму 3,5 миллиона рублей и другие вещи — куртки, диктофоны и прочее еще на сумму в 1 миллион рублей.

На это братья Чербаевы заявили, что вины не признают, а считают дело сфабрикованным из-за неприязненных отношений со стороны отца. Александр Титенев тоже отметил, что дело, по его мнению, было сфабриковано. "Наша позиция остается неизменной: мы считаем, что дело сфабриковано по заказу биологического отца моего подзащитного, - заявила Елена Сергун. - Что это за мнимые самовары, которые эксперт оценил в огромную сумму, при том, что никогда их не видел? Мы заявляли о необходимости вызова в суд экспертов, которые давали оценку вещам, предъявленную обвинением. Чтобы задать им вопрос, чем они в своей работе оперировали. Фотографиями, предоставленными следствием? Но ни один эксперт в суд вызван не был! Их нет в списке на вызов".

"Вот нам сейчас зачитали: статуэтки медведей, кожаные куртки, диктофоны, - взял слово адвокат Евгений Заварзин. - Так Шпак в фильме "Иван Васильевич меняет профессию" говорил: все украли. Где доказательства того, что эти вещи вообще были? И каким образом они оценивались?"