"Дело попало к генералу": почему детектор лжи, одумавшийся потерпевший и здравый смысл не помогли саратовцу выйти на свободу

Дело попало к генералу: почему детектор лжи, одумавшийся потерпевший и здравый смысл не помогли саратовцу выйти на свободу
Бар на Алексеевской, где якобы произошло преступление / © ИА "Версия-Саратов"

Этот бар находится в Саратове на улице Алексеевской (район 1-й Дачной). Сейчас он закрыт. Возможно, навсегда. Хозяин питейного заведения – Дмитрий Маркин – на протяжении полутора лет пытался доказать, что один из его постоянных клиентов – Дмитрий Борисов - не нападал на него здесь с ножом и не должен сидеть за это в тюрьме. Но Маркину не поверили. Борисов был осужден на основании "относимых, допустимых и достаточных" доказательств. То есть, на основании первоначальных показаний того же Маркина, которые он якобы давал в нетрезвом виде и под давлением. Что?!

В марте 2018 года мы уже подробно рассказывали об этом случае. Ссора двух Дмитриев – Маркина и Борисова - в баре. Якобы совершенный после этого пьяный оговор: мол, на владельца заведения напал клиент и утащил деньги из кассы. Ночное задержание пятью нарядами полиции (!) предполагаемого похитителя пяти тысяч рублей – вооруженные люди "скрутили" мужчину на глазах у малолетнего ребенка. И последовавшая за этим безрезультатная борьба обвиняемого и потерпевшего против системы

Вся абсурдность произошедшего очень хорошо читается в тексте приговора Кировского районного суда от 26 июня 2017 года (позже был "засилен" апелляционной инстанцией). Дмитрия Борисова признали виновным по части 1 статьи 162 УК РФ – разбойное нападение с целью хищения чужого имущества.

В мотивировочной части приговора неоднократно говорится о том, что у подсудимого в момент совершения преступления якобы в руке находился предмет, похожий на нож (иногда – просто нож). Однако более тяжкое преступление - разбой с применением оружия - ему почему-то не вменили.

Может быть из-за того, что ни ножа, ни украденных из барной кассы средств (по приговору - ровно 5 тысяч рублей различными купюрами) следствие не нашло. А единственным вещественным доказательством, подтверждающим, что Борисов забрал деньги из "пластмассового ящика для хранения", является фотография пустых отсеков этого ящика, сделанная в ходе осмотра места происшествия. На этом снимке "отсутствуют бумажные банкноты, а имеется лишь мелочь" - констатировали служители Фемиды.

Вот, видимо, и все, что нужно для того, чтобы отправить человека на три года в исправительную колонию. К заявлениям Дмитрия Маркина о том, что он оговорил своего клиента на почве возникших неприязненных отношений, суд отнесся критически. Также как и к словам потерпевшего о том, что заявление на Борисова он писал в состоянии сильного алкогольного опьянения, а впоследствии якобы давал показания под давлением.

Служители Фемиды дали свою оценку произошедшему основываясь на "относимых, допустимых и достаточных" доказательствах. Из текста приговора можно понять, что таковыми являются первоначальные показания потерпевшего Маркина, от которых тот практически сразу после возбуждения уголовного дела отказался. Иных доказательств просто не имеется. Физически.

Таким образом, основным вопросом в этом деле должен был стать следующий: какие из показаний Маркина правдивые, а какие – ложные? И этому действительно уделили большое внимание в ходе предварительного следствия. Потерпевшего даже направили проходить экспертизу при помощи полиграфа – так называемого детектора лжи.

- Считалось, что это очень важная экспертиза. Следствие долго ждало ее результаты, около 7 месяцев, и на нее, на мой взгляд, возлагало большие надежды, - рассказала корреспонденту ИА "Версия-Саратов" супруга осужденного Светлана Борисова. – Когда результаты экспертизы пришли, мы были уверены, что они не в нашу пользу. Так сказали наши адвокаты, которые в то время представляли интересы моего мужа в суде. Да и прокуратура в суде заявила эту экспертизу в качестве доказательства стороны обвинения. Лишь потом, когда Диму отправили в тюрьму и мы взяли другого адвоката, оказалось, что детектор лжи был на нашей стороне!

Действительно, изначально Борисовым не очень повезло с адвокатами. Один из них – Владимир Стоянов – сам вскоре оказался за решеткой. Было установлено, что он проворачивал мошеннические схемы, обещая клиентам решить вопросы с силовиками за круглые суммы. В итоге, "решалу" задержали сотрудники ФСБ.

Второй же адвокат, как отмечают родственники Дмитрия Борисова, особо не вникал в происходящее. Как они позже узнали, об этом человеке у его коллег-юристов весьма неоднозначные отзывы.

Конечно, этим можно объяснить появление сомнительного приговора. Защита на стадии предварительного следствия, а позже - в суде, не заявляла о том, что экспертиза, проведенная при помощи полиграфа, полностью доказывает невиновность Дмитрия Борисова.

Похоже, никто даже не посещал место, где якобы произошло преступление – тот самый бар на Алексеевской. А ведь там на дверях до сих пор имеются информационные сообщения о том, какая охранная фирма осуществляла контроль за безопасностью на объекте.

И, по рассказам очевидцев, в питейное заведение часто приезжала машина группы быстрого реагирования, чтобы уладить конфликты с подпившими клиентами Маркина. Только вот в тот вечер, когда якобы произошло разбойное нападение, никто на тревожную кнопку не нажимал, ГБР не вызывал. Что уже само по себе странно и вполне согласуется с версией о пьяном оговоре.

Эти и многие другие факты говорят о довольно странной позиции адвокатов, которые, если верить супруге Борисова, изначально выбрали линию защиты, построенную на неких "договоренностях" с другими сторонами по делу. Но как объяснить то, что ни детектором лжи, ни прочими вескими доказательствами не заинтересовались ни следователи, ни сотрудники прокуратуры? Как такое дело могло дойти до суда и там устоять?

По мнению потерпевшего Дмитрия Маркина, материалы расследования оказались на столе у высокопоставленного человека в погонах. Поэтому якобы и произошло то, что произошло.

- Дело попало к генералу, - отметил собеседник ИА "Версия-Саратов". – Вот и все. Дальше все, что бы я ни говорил, просто не воспринималось. Вы, конечно, можете об этом случае написать, только едва ли это поможет. Я и в суде говорил, и потом жалобы на приговор писал – все без толку.

Сейчас интересы осужденного Борисова представляет адвокат Елена Сергун. Она рассказала, что намерена добиться рассмотрения кассационной инстанцией всех фактов, которым, по мнению защитника, не была дана адекватная оценка служителями Фемиды.

Соответствующая жалоба уже направлена в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РФ. Дело в том, что на региональном уровне кассационная инстанция даже не стала рассматривать доводы защиты, отказавшись принимать аналогичную жалобу. Поэтому надежда у защиты теперь остается на то, что внимание произошедшему уделят в Москве.

- Считаю, что невиновного человека осудили за преступление, которого он не совершал, - подчеркнула Елена Леандровна. – Об этом говорит сам потерпевший. Об этом говорят и результаты судебной экспертизы, назначенной постановлением следователя. Категоричные выводы эксперта о том, что самого факта нападения Борисова на Маркина не было, почему-то, были восприняты первой инстанцией как предположительные.

Пока очередная жалоба находится на рассмотрении, супруга осужденного постигает особенности работы исправительной системы в России. Свидания, передачки, звонки - внезапно навалившееся воплощение народной поговорки про суму и тюрьму, от которых не стоит зарекаться.

- Мы в "Человек и закон" об этом всем напишем, будем биться до конца, - говорит Светлана Борисова. – Надежда, конечно, умирает последней, но если суд опять отвернется, то пусть хотя бы о происходящем узнают как можно больше людей.

Мы продолжим следить за развитием событий.