Деньги на девушек: почему между чиновниками и руководством волейбольного клуба «Протон» развивается конфликт, который может закончиться уголовными делами

Деньги на девушек: почему между чиновниками и руководством волейбольного клуба «Протон» развивается конфликт, который может закончиться уголовными делами
Роман Кукушкин / © ИА «Версия-Саратов»

В апреле мы опубликовали заметку о судебном разбирательстве между министерством молодежной политики и спорта региона и женским волейбольным клубом «Протон-БАЭС» (сейчас переименован в «Протон»). Команда требовала от чиновников 5,5 млн рублей, которые недополучила в качестве части гранта, разыгранного еще в начале 2018 года. После этого с редакцией связался председатель правления «Протона» Роман Кукушкин. Он заявил, что намерен добиться уголовных дел для высокопоставленных чиновников областного правительства, и заверил, что располагает всеми необходимыми доказательствами, чтобы представить их в суде.

Через несколько дней нам удалось пообщаться с Романом Кукушкиным. Он рассказал, что подозревает в нарушении закона зампреда правительства Валентину Гречушкину, которая отвечает за всю социальную сферу Саратовской области, и министра спорта Александра Абросимова. Руководители клуба намерены дойти до федерального Следственного комитета. Спортивный менеджер утверждает, что у него есть доказательства того, что оба чиновника превысили должностные полномочия, из-за чего серьезно пострадала команда.

Конфликт между «Протоном» и областными чиновниками зародился около года назад. Мы подробно писали о нем в материале «Тайны большого спорта». Обе стороны предъявляли друг другу претензии: руководство команды считало, что министр и областная федерация волейбола готовят «рейдерский захват» клуба. Чиновники же полагали, что «Протоном» неэффективно управляют, а также заявляли, что бухгалтерия клуба слишком непрозрачна, а руководители не спешат отчитываться перед министерством о тратах.

Претензии также звучали и со стороны самих волейболисток. Спортсменки жаловались на проблемы с зарплатой, с персоналом, с отношением в клубе. Часть из них перешли в другие команды.

 

протон-баэс2

«Протон-БАЭС»

 

В конце концов конфликт вышел на федеральный уровень. Его итогом стало то, что «Протон-БАЭС» не допустили до участия в чемпионате России. Вместо него честь области теперь представляет команда «Протон-Саратов», созданная осенью 2018 года.

 

Обещанные миллионы

В январе 2018 года министерство разыграло гранты между спортивными командами. «Протон» (тогда еще «Протон-БАЭС»), как один из победителей, выиграл 30 млн рублей. Однако, по словам председателя правления команды, вместо того, чтобы выдать деньги, чиновники предложили заключить дополнительное соглашение, по которому будут выплачены первые 18 млн рублей, а оставшуюся часть клуб получит позднее. Причиной такого решения стало якобы то, что министерству не были выделены необходимые лимиты — на счет не поступили средства из бюджета.

«Уже потом я узнал, что лимиты даются перед конкурсом грантов. То есть деньги уже были на счету министерства», — объяснил Кукушкин. По его словам, такая информация была предоставлена в ответ на официальный запрос депутата облдумы Александра Анидалова (КПРФ), который неоднократно публично поднимал проблему «Протона». 

«До какого-то момента нас водили за нос и отдали всего 7 млн рублей. 23 мая мы подали заявку на 23 млн рублей. Но ни ответа, ни привета. Потом в минспорта стали утверждать, что конкурс был на 18 млн рублей. Но конкурс был на 30 млн рублей! Это подтверждается приказом министерства», — повторился Кукушкин. По его словам, 18 миллионов клубу было явно недостаточно. «Когда мы подаем заявку на грант, мы расписываем смету — на что должны пойти деньги. Указанные 30 млн рублей шли на зарплату с января по июнь игрокам и работникам клуба. А раз они нам так и не поступили, то и зарплата не выплачивалась», — сделал вывод собеседник агентства.

Эту же ситуацию прокомментировал и министр спорта Александр Абросимов. Судя по его заявлениям, Кукушкин неправильно понимает ситуацию с выделением денег получателям гранта. «Была разыграна сумма в размере 30 млн рублей на развитие вида спорта „волейбол“ на тот клуб, который участвует в Суперлиге Чемпионата России. „Протон-БАЭС“ как бы выиграл грант на 30 млн рублей», — признал чиновник. Он напомнил, что необходимо разделять физические деньги, которые поступают на счет клуба, и бюджетные обязательства. Вторые — это не совсем купюры. Это, скорее, обещания, что когда-то казна выделит определенную сумму. И министерство финансов решает, может ли сейчас бюджет выдать обещанные деньги, или нет. Если может, организатору конкурса грантов, в нашем случае министерству спорта, открывают так называемые лимиты — чиновникам говорят, сколько денег можно зачерпнуть из бюджета. И только после этого победители подают заявки и получают положенные им деньги.

 

Абросимов

Александр Абросимов

 

«Мы обычно объявляем грант без лимитов, просто под бюджетные обязательства. Нам достаточного того, что финансирование заложено в программе и в законе о бюджете», — разъясняет министр. Фактически получается, что разыгрывают не деньги, а обещания, которые министерство обязуется сдержать в течение года. Правда, чтобы получить выигранное, клубу еще придется строго соблюдать все требования, которые выдвигаются к получателям субсидий.

Поскольку в «Протон-БАЭС» игрокам не платили зарплату, правоохранительные органы возбудили уголовное дело, которое до сих пор расследуется. По словам Кукушкина, специалисты областного контрольно-аналитического комитета тщательно изучили документацию клуба и пришли к выводу, что та часть гранта, которую получила команда, выплачивалась исключительно на зарплаты и на погашение налоговой задолженности — как это требовало соглашение.

«При этом в министерстве утверждали, что деньги мы получили, но тратили их нецелевым способом: на покупку дорогостоящего инвентаря — чуть ли не яхт и машин. На самом деле нам даже пришлось продать квартиру в Балаково и автобус, чтобы погасить часть долга перед спортсменками. На эти же цели пошли деньги, которые клуб получал за переход игроков в другие команды», — рассказал спортивный менеджер. По его мнению, из-за министерства, которое вовремя не перечислило средства гранта, «Протон» потерпел убытки в десятки миллионов рублей.

«Теперь мы будем взыскивать эти суммы с правительства — там суммы очень большие, миллионов 20 там будет точно. На погашение долгов также были потрачены спонсорские деньги, а они должны были пойти на иные расходы. И в итоге у нас получился винегрет», — констатировал Кукушкин.

Если подтвердится тот факт, что у министерства не было лимитов, и оно физически не могло выдать деньги, то слова руководителя «Протона» окажутся лишь громкими пустышками. Правда, в этом случае остается непонятным, как руководство клуба не знало о системе получения бюджетных денег, если ранее клуб уже выигрывал гранты и таких конфликтов не возникало.

 

Обещания губернатора

К сентябрю 2018 года клубу перевели большую часть гранта — 24,5 млн рублей. Кроме того, по соглашению с компанией «Апатит», «Протон-БАЭС» должен был получить в 2018 году 55 млн рублей спонсорской помощи. Из них на счета клуба было перечислено 50 млн рублей. То есть «долг» перед командой осенью 2018 года составлял: 5,5 млн рублей — со стороны бюджета, 5 млн рублей — со стороны спонсоров. Губернатор Саратовской области Радаев в ответе на запрос коммуниста Анидалова 8 октября 2018 года заверял: «Данные обязательства будут исполнены в полном объеме». Но денег клуб пока так и не увидел.

 

протон-баэс4

 

Как заявил Александр Абросимов, команда вовремя не подала заявку на выдачу субсидий. «Заявку установленного образца», — особенно подчеркнул министр. По его словам, в октябре–ноябре «правильная» заявка от «Протон-БАЭС» все-таки поступила, но на тот момент чиновники уже не могли ее удовлетворить, поскольку были нарушены условия соглашения по получению денег гранта.

«Насколько я знаю, был наложен арест на имущество клуба», — сообщил глава минспорта. Оправдывая свои действия, он напомнил, что в ходе оперативных разбирательств следователи проводили в министерстве выемку документов и в итоге позиция чиновников была полностью подтверждена. «Мы не можем никак лукавить, здесь никакая подмена невозможна», — считает Абросимов.

 

А спонсоры кто?

Отдельного внимания требует система спонсорства клуба. Кукушкин и Абросимов разошлись во мнениях о механизме ее работы. По словам руководителя клуба, договор на выделение средств заключается между компанией-спонсором, правительством региона и конкретной командой. Кукушкин утверждает, что ранее схема была другой: клуб подавал заявку на выделение денег напрямую спонсору. Но с приходом министра Абросимова система изменилась. С этого момента заявку на выделение денег клубу пишет именно глава спортивного ведомства, заверяет Кукушкин.

Свои слова председатель правления «Протона» подтверждает объяснением, которое в Следственном комитете давал начальник правового управления Балаковского филиала АО «Апатит» Александр Козуб. В качестве доказательства редакции был предоставлен этот документ. В нем начальник управления сообщает: «…все суммы денежных средств в качестве благотворительных пожертвований наше предприятие перечисляло, исходя из сведений, содержащихся в письмах, подписанных министром спорта Абросимовым, и исходя из финансовых возможностей нашего предприятия». В то же время он подчеркивает: «В приложениях к соглашению не указано конкретно ВК „Протон-БАЭС“, а указано просто ВК „Протон“, что также относится и к ВК „Протон-Саратов“. У нашего предприятия не было конкретного желания оказать благотворительную помощь в сумме 55 млн рублей именно ВК „Протон-БАЭС“. Для нас имела значение информация из министерства молодежной политики и спорта».

Александр Абросимов в свою очередь заверил, что он не знает о документах, согласно которым спонсор выделял бы деньги клубу на основании письма от министерства. «Возможно, у компании есть такой внутренний документ, мне об этом неизвестно. А вообще, общая практика работы со спонсорами такая — конечно, должно быть письмо от органа исполнительной власти с просьбой оказать содействие. А помогать или нет — решает спонсор».

«Что касается спонсорской поддержки „Протон-БАЭС“, по-моему, в первом полугодии клуб получил порядка 50 млн рублей, притом своевременно, в ходе сезона. И плюс 24,5 млн рублей за счет средств областного бюджета. То есть общая сумма — 74,5 млн рублей. Это при том, что потребность клуба — порядка 120 млн рублей в год. То есть за полугодие получили даже больше, чем необходимо. Кроме того, у нас имеется заявка от Станислава Кукушкина (брата Романа Кукушкина — прим. ред.), который на тот момент был руководителем „Протон-БАЭС“. В ней говорится, что клубу необходимо порядка 60 млн рублей до завершения сезона. Я считаю, что они получили довольно-таки достаточно, чтобы закончить сезон», — сделал вывод министр.

 

Возбудить нельзя помиловать

В сентябре 2018 года в области была создана новая волейбольная команда «Протон-Саратов», которая вместо «Протон-БАЭС» начала выступать на чемпионате России и получать деньги из бюджета и от спонсоров. По мнению Кукушкина, министр нарушил закон, когда ввел Всероссийскую федерацию волейбола в заблуждение: якобы чиновник заявил, что новый клуб является преемником «старого». Логика такова, что на этом основании 5 млн рублей от «Апатита», которые должны были достаться «Протон-БАЭС», передали на поддержку вновь созданного клуба.

 

протон-саратов4

 

Стремясь оспорить вопрос преемничества, спортивные менеджеры отправили жалобу в УФАС. Антимонопольщики встали на сторону руководства «Протона» (старого) и вынесли вердикт — оштрафовать новую команду на 100 тысяч рублей. Но решение пока не вступило в законную силу, его еще можно обжаловать.

Поскольку команда «Протон-Саратов» не является преемником «Протон-БАЭС», значит она была основана не в 1988-м, а в 2018 году, сделал вывод Кукушкин. По его словам, из этого следует, что, по положению и регламенту чемпионата России по волейболу, новый клуб должен начинать карьеру не с элитного дивизиона, а хотя бы с Первой лиги. Таким образом, весь прошлый сезон «Протон-Саратов» незаконно представлял область на турнире, уверен собеседник агентства. Напомним, результат команды очень далек от хорошего — почти все встречи саратовцы проиграли.

Абросимов, впрочем, тоже не считает «Протон-Саратов» преемником «Протон-БАЭС». По крайней мере, так он заявил в беседе с корреспондентом ИА «Версия-Саратов». «С юридической точки зрения это просто невозможно. Это две разных организации», — логично заметил министр. В то же время чиновник пояснил, что как команда, которая представляла область в чемпионате, новый «Протон» в какой-то степени действительно стал преемником старого. Но, поскольку закон нарушен не был, то и уголовного дела не последует, считает глава минспорта.

 

Спорные письма

Кукушкин считает, что сам допуск новой команды к участию в чемпионате — это нарушение. По мнению собеседника агентства, был нарушен п. 1.9 Положения об открытом чемпионате России 2019 года по волейболу среди женских команд. Он гласит: «К чемпионату России 2019 года допускаются команды в соответствии с утвержденным Президиумом делением на лиги, подавшие в Директорат необходимые документы, оплатившие заявочные взносы и штрафы за предыдущие сезоны (в случае если они имеются». Вместе с тем, спортивный менеджер предоставил письмо от 17 сентября 2018 года, которое зампред правительства Валентина Гречушкина направила в адрес «Протона» (старого). В послании она ссылается на решение Президиума ВФВ и заявляет, что команду не допустят к участию в чемпионате: вместо нее была одобрена заявка «Протон-Саратов».

Кукушкин заверил, что информация о заседании Президиума обязательно должна быть опубликована на сайте федерации, но там он таких данных не нашел. Зато нашел выписку из протокола № 16 заседания исполкома Всероссийской федерации волейбола, которое состоялось 21 сентября. В ней говорится, что «Протону-БАЭС» отказали в продлении сроков подачи заявки для допуска до матчей чемпионата России. А новый «Протон-Саратов», наоборот, следует допустить до турнира. Возникает вопрос: если решение было принято 21 сентября, то как зампред правительства знала о нем уже 17 сентября?..

Кукушкин считает такое решение исполкома незаконным, а вот глава министерства спорта предпочел не спорить с федерацией. «Абросимов может написать все, что угодно. Но решение принимается Всероссийской федерацией волейбола. Притом это решение не одного Шевченко (глава федерации — прим. ред.). Это решение коллегиальное», — напомнил чиновник.

 

Спорт как бизнес

Продолжая перечислять все прегрешения минспорта, председатель правления клуба заявил еще об одной коллизии, возникшей из-за утверждения о преемничестве в саратовском женском волейболе. В 2018 году «Протон-БАЭС» по спортивному принципу достигла уровня, согласно которому клуб получил возможность участвовать в еврокубках. Такая привилегия дается командам, которые успели показать себя с хорошей стороны. Но вместо старого в играх принимал участие новый «Протон», что является, как утверждает Кукушкин, нарушением правил.

«На каком основании они играли — непонятно. Вот это и получается махинация. Они (министерство спорта, — прим. ред.) в документах указывали, что команда „Протон-БАЭС“ — это команда правительства Саратовской области. Якобы они дают деньги. Но это не их команда, то есть министерство спорта ввело Всероссийскую федерацию волейбола в заблуждение. „Протон-БАЭС“ — это отдельное юридическое лицо, это элементарный бизнес. Мы заключали договоры со спонсорами, с правительством. Они осуществляли помощь для популяризации волейбола в Саратовской области. Но это не их команда. И спонсором является не правительство, а налогоплательщики. И никакая не Гречушкина. Она глубоко ошибается, считая, что это так. Это похоже на рейдерский захват. Правительство создало новую команду, заявив, что они — это мы», — возмутился председатель правления «Протона».

 

Забрать потраченное

В 2018 году министерство молодежной политики и спорта в свою очередь тоже подало в суд на «Протон-БАЭС». Чиновники требуют от клуба вернуть 33 млн рублей, которые команда получила в качестве гранта в декабре 2017 года и успела потратить.

По словам Кукушкина, суть претензий заключалась в том, что не были выполнены условия предоставления гранта. «В декабре 2017 года, когда объявлялся конкурс, мы должны были предоставить справку об отсутствии арестов имущества и счетов. Мы справку предоставили от 1 декабря. Но мы не знали, что в конце ноября было внесено изменение в постановление, по которому мы должны были предоставить справку не от 1 декабря, а от 1 ноября. А на 1 ноября у нас были аресты. Таким образом, цели и задачи гранта были выполнены, а условия были нарушены. Но нарушили их не мы, а министр, за что ему была выписана административка», — утверждает спортивный менеджер.

Он подчеркнул, что организаторы конкурса выдали участникам старое положение, в котором еще не были прописаны новые требования. Кроме того, все документы, которые сдают участники конкурса, изучает специальная комиссия. Она же и выдает заключения, имеет ли команда право на гранты.

 

протон-саратов3

«Протон-Саратов»

 

«Все документы были признаны нормальными, нас объявили победителями гранта. А в январе они сами у себя находят „косяк“ — они не могли с нами разыгрывать грант», — заявил Кукушкин. Теперь министерство хочет вернуть деньги. Но, по словам собеседника агентства, аналогичным образом были выданы гранты и другим командам — «Соколу», «Кристаллу» и другим клубам, которые предоставили «неправильную» справку. Но от них чиновники почему-то денег не требуют, утверждает спортивный менеджер.

Однако министр Абросимов изложил другую позицию. Он признал, что нарушения действительно были найдены не только у «Протона», но также у «Сокола-Саратов» и «Кристалла». Но первая команда вернула в бюджет всю сумму гранта, а вторая — еще не полностью. «Поэтому мы с ними не работаем», — объяснил чиновник.

 

«Нужно быть полным идиотом…»

Подводя итог своим рассуждениям, Роман Кукушкин предположил, что зампред Гречушкина и министр Абросимов своими действиями вмешались в деятельность клуба — отдельного юридического лица. По этому факту были поданы жалобы в Следственный комитет и в прокуратуру.

«Но в Следственном комитете дали только отписки о том, что они не видят в действиях Абросимова и Гречушкиной злоупотребления полномочиями. Следователи сочли, что их письма в ВФВ о замене „Протон-БАЭС“ на „Протон-Саратов“ — не утверждения, а только информация. Мы подадим жалобу на действия следователей. Если и после этого здесь не начнут шевелиться, то мы выйдем на федеральный Следственный комитет. Сейчас там все факты так расписаны, что нужно быть полным идиотом, чтобы отказать в возбуждении уголовного дела», — уверен Роман Кукушкин. Хотя на просьбу предоставить какие-либо документы, подтверждающие такое предположение, спортивный менеджер лишь загадочно отнекивался — мол, рано пока.

Александр Абросимов же пришел к другому выводу. Он философски заметил, что раз все заинтересованные стороны стремятся к развитию волейбола в Саратовской области, то необходимо «объединяться, а не делать раздрай и не показывать амбиции». «Этот раздрай отразился на результатах команды „Протон-Саратов“. По моей информации, когда ВФВ приняла решение об участии „Протон-Саратов“ в Суперлиге, областная федерация попыталась наладить отношения с клубом „Протон-БАЭС“: в части предоставления террафлекса, раций, другой техники — на договорных отношениях. О переходе игроков. Со стороны „Протон-БАЭС“ это никак не было воспринято. Игрокам не дали переходов. В результате первые игры в „Протоне-Саратов“ просто некому было играть. У клуба не было предсезонной подготовки, команда доукомплектовывалась в процессе сезона. Но хотя бы последние игры команда нас радует. Болельщики продолжают ходить на матчи. Думаю, что клуб от региона будет достойно предоставлять Саратовскую область в чемпионате России», — подытожил министр.

Редакция ИА «Версия-Саратов» будет следить за развитием конфликта.