Минспорта отказывалось отдавать «Протону-БАЭС» более 5,5 миллиона рублей, обосновывая это арестом квартиры и престижных иномарок, принадлежащих клубу. Суд решил иначе

Минспорта отказывалось отдавать «Протону-БАЭС» более 5,5 миллиона рублей, обосновывая это арестом квартиры и престижных иномарок, принадлежащих клубу. Суд решил иначе
© ИА «Версия-Саратов»

В Арбитражном суде Саратовской области рассмотрели иск женского волейбольного клуба «Протон-БАЭС» к министерству молодежной политики и спорта региона. Истец требовал взыскать с ведомства более 5,5 млн рублей — такую сумму команда недополучила в виде гранта.

Конкурс по распределению грантов прошел в январе 2018 года. По его итогам «Протон-БАЭС» выиграл 30 млн рублей. В течение года минспорта выделило часть положенных команде денег, но осталось должно еще более 5,5 млн рублей.

В ноябре чиновники проверили, как используются средства гранта. В ходе ревизии выяснилось, что у клуба есть долги по налогам и по зарплате. В качестве обеспечительных мер было было принято решение об аресте имущества Саратовской региональной общественной физкультурно-спортивной организации «Волейбольный клуб «ПРОТОН», а именно: квартира в доме № 13 по проспекту Героев в Балаково и две машины: Audi Q7 и Volkswagen Touareg. В министерстве заявили, что это свидетельствует о нарушении соглашения, по которому клубу выплачивается грант. В ведомстве потребовали расторгнуть указанное соглашение.

Изучив позиции сторон, суд пришел к выводу, что долг по зарплате возник именно из-за того, что команде не были вовремя выплачены остатки гранта в 5,5 млн рублей. Поэтому доводы минспорта были признаны несостоятельными.

В материалах дела также было указано, на что тратились деньги гранта. Так, по данным на 1 октября 2018 года на зарплату тренеров и спортсменов направили 14,691 млн рублей, на налоги по оплате труда — 9,059 млн рублей. Кроме того, в суде указывают, что клубу была предоставлена спонсорская помощь от АО «Апатит» в сумме 50 млн рублей. Еще 1,8 млн рублей «Протон-БАЭС» получил за переход игроков в другие команды.

В результате суд постановил полностью удовлетворить иск клуба и отказать в требованиях министерству спорта и молодежной политики.

Подробнее о взаимодействии чиновников и «Протон-БАЭС» можно прочесть в публикации «Тайны большого спорта».

Обновлено в 17.47

Через несколько часов после публикации новости с редакцией ИА «Версия-Саратов» связался председатель правления волейбольного клуба «Протон» (ранее назывался «Протон-БАЭС») Роман Кукушкин. Он опроверг информацию о том, что автомобиль Volkswagen Touareg, о котором идет речь в новости, принадлежит клубу.

«Touareg — это моя личная машина. Она не имела отношения к клубу. Когда выносилось решение об аресте машины, мы доказали, что клубу она никогда не принадлежала. Судья, не задумываясь, выписала арест. Потом, когда мы дальше начали разбираться, этот арест она, судья, признала необоснованным и написала везде отказы. У меня есть такие решения», — заверил он. В одном из постановлений Арбитражного суда мы нашли информацию, что указанная иномарка не принадлежит клубу с 2010 года.

Кукушкин также заявил, что квартира в доме № 13 на проспекте Героев, об аресте которой сообщалось в новости, также не принадлежит клубу. «Квартира ранее принадлежала клубу, но она была продана летом, а вырученные деньги направили на выплату зарплаты. Мы понесли убытки в связи с тем, что министерство спорта нам вовремя не заплатило деньги», — объяснил собеседник агентства.

По его словам, автомобиль Audi Q7 действительно принадлежит клубу и используется «для рабочих нужд».