Экс-депутат Госдумы Валерий Рашкин остался с лосихой: суд не стал обязывать чиновников принимать животное взамен убитого

Экс-депутат Госдумы Валерий Рашкин остался с лосихой: суд не стал обязывать чиновников принимать животное взамен убитого
Валерий Рашкин / © ИА «Версия-Саратов»

Бывший депутат Государственной думы от КПРФ Валерий Рашкин не смог уличить саратовских чиновников в бездействии и обязать принять у него лосиху. Иск к региональному комитету охотничьего хозяйства и рыболовства коммунист подал, пока ещё был парламентарием. Коллеги лишили Рашкина мандата 25 мая — через два дня после того, как Саратовский областной суд оставил в силе решение Калининского районного суда, который приговорил политика к трем годам лишения свободы условно за незаконную охоту (ч.2 ст. 258 УК РФ). Чтобы получить не условный срок, а штраф и шанс сохранить мандат, Рашкин не только возместил региону 400 тысяч рублей ущерба за убитую лосиху, но и купил новую. Комитет охотничьего хозяйства региона отказался принимать животное, после чего политик подал на чиновников в суд. Сегодня дело начали рассматривать по существу.

Адвокат Рашкина Кирилл Сердюков рассказал, что представители охотничьего комитета в ходе рассмотрения дела о незаконной охоте утверждали, что коммунист нанес невосполнимый ущерб охотничьему хозяйству региона, а теперь сами не дают политику этот ущерб возместить:

«Позиция административного истца зиждется на ответе, который мы получили еще в марте. Там сказано, что возмещение вреда осуществляется в добровольном порядке. Рашкин захотел возместить вред в добровольном порядке и купил самку лося. Ничто не мешает административным ответчикам принять самку лося. Все доводы о том, что не соблюден порядок, не разработана методика, не изучена самка лосихи — безосновательны. Задача комитета — охрана и воспроизведение животного мира. Когда началось уголовное дело, из каждого утюга говорили о том, какой невосполнимый ущерб Рашкин нанес фауне Лысогорсокго района. Почему же комитет не хочет возмещать этот „страшный ущерб“? Может быть потому, что никакого невосполнимого ущерба и не было?»

Сердюков добавил, что Калининский районный суд отказался прекратить уголовное дело в отношении Рашкина, указав на отсутствие со стороны подсудимого попыток возместить утрату. Отметим, приговор первая инстанция вынесла в конце апреля, а Рашкин впервые написал в комитет еще в феврале.

Сам Рашкин выразил уверенность, что в решениях не принимать лосиху комитет руководствуется не законодательством, а политическими задачами:

«Я обратился к руководителю комитета Потапову с просьбой рассказать, какие есть варианты возместить ущерб. Комитет не хотел никакого возмещения. Я был уверен, что комитет должен был быть крайне заинтересован в лосихе. Но из ответов я понял, что комитету никакое возмещение не нужно. Именно таким бездействием я и возмущен. Были прецеденты, когда люди возмещали регионам косуль или кабанов. Почему же теперь саратовский комитет не может принять лосиху? Может быть комитету не нужна лосиха, а он просто стал участником плана по выдворению Рашкина из Госдумы?»

Ответчиком по административному иску числится министр председатель комитета охотничьего хозяйства области Игорь Потапов (он покинул должность в мае — прим. ред.). Интересы комитета в суде представляла начальник отдела правового и информационного обеспечения Светлана Зацепина. Она объяснила, что ведомство не могло принять лося, потому что это запрещено положением комитета:

«Комитет не имеет ни в собственности, ни в оперативном управлении объектов животного мира. Это была бы хозяйственная деятельность, а она запрещена положением о комитете».

В ответ на это Сердюков заметил, что из предыдущих ответов, которые Рашкин получал от министерства, подобный вывод невозможно было сделать:

«Почему Рашкину нужно было идти в суд, чтобы услышать эту фразу — „комитет не ведет хозяйственную детальность“? Неужели нельзя было рассказать этого раньше?»

Зацепина предположила, что подобную информацию до Рашкина могли донести в устной форме.

Кроме того, начальник информационно-правового управления рассказала, что комитет, как прописано в положении о ведомстве, восполняет фауну только в соответствии с планом, который принимается после оценки ущерба от стихийных бедствий. Подобных случаев Зацепина вспомнить не смогла. В документе, которые регламентирует деятельность комитета сказано, что количество животных ведомство восполняет не только после катаклизмов, но и в «иных случаях». К таковым, по версии чиновников, убийство в результате незаконной охоты не относится.

После стороны перешли к прениям.

Валерий Рашкин заявил, что его право на добровольное возмещение было нарушено региональными госслужащими вопреки позиции федеральных чиновников. Кроме того, он упомянул, что около шести лет назад в одном из лесов Лысогорского района произошел пожар, в результате которого областные госучреждения восстанавливали как флору, так и фауну.

Адвокат политика отметил, что признание за чиновниками права не принимать лосиху будет означать, что комитет на самом деле не считает ущерб значительным — это может стать основанием для обращения в Калининский районный суд и пересмотра уголовоного дела.

Зацепина в свою очередь, выразила уверенность, что административный истец злоупотребляет правом:

«Калиниский районный суд признал Рашкина виновным в убийстве лося без разрешения. Теперь он пытается загладить вину, но сделать это хочет за счет бюджета: лося придется содержать государству, так как иных источников финансирования у комитета нет.»

В итоге судья Валерий Дубовицкий нашел позицию госоргана более убедительной и постановил отказать административному истцу в удовлетворении требований.

Напомним, в конце ноября 2021 года в Лысогорском районе Саратовской области Рашкина поймали с разделанной тушей лося в багажнике автомобиля, но без разрешения на отстрел. Депутат сперва отрицал вину, но позже сознался. В ходе судебного разбирательства Рашкин пообещал окончательно завязать с охотой. Кроме мандата Рашкин потерял пост председателя московского горкома КПРФ, который занимал с 2010 года.