Финансовый директор Регоператора Юлия Медведева: «В Саратовской области созданы исчерпывающие условия для обеления отрасли обращения с отходами»

Финансовый директор Регоператора Юлия Медведева: «В Саратовской области созданы исчерпывающие условия для обеления отрасли обращения с отходами»
Юлия Медведева / © АО «Управление отходами»

В Торгово-промышленной палате Саратовской области состоялось резонансное совещание чиновников, коммунальщиков и предпринимателей с громким названием — о переходе малого и среднего бизнеса на легальное обращение с твердыми коммунальными отходами. Да и само заседание проходило громко. Регоператор по ТКО требовал денег, чиновники призывали соблюдать закон, предприниматели недвусмысленно намекали: нет услуги — нет оплаты, и в тени комфортнее.

По окончании мероприятия мы задали несколько вопросов финансовому директору Регионального оператора филиала АО «Управление отходами» Юлии Медведевой. В откровенном блиц-интервью она рассказала свое видение, почему тема «мусорной» реформы стала почвой для популизма и что грозит игнорирующим закон предпринимателям.

— Насколько массовая проблема уклонения саратовских предпринимателей от заключения договора с региональным оператором по обращению с ТКО?

— Проблема не является массовой, так как порядка 80% мусорообразователей — юрлиц договор заключили, вышли из тени и исполняют требования законодательства. Практически все бюджетные учреждения, весь крупный бизнес. Но часть малых предпринимателей категорически не желают заключать договоры и исполнять свои обязательства в рамках реформы обращения с ТКО. Порядка 5000 предпринимателей в Саратове и еще около 10 000 на территории Саратовской области. Это бизнес в сфере торговли или бытовых услуг в помещении площадью менее 150 квадратных метров с ежемесячно начисляемым платежам в 4,5 — 6 тысяч рублей. До старта реформы данная категория потребителей коммунальной услуги либо совсем не производила оплату услуг по обращению с ТКО, либо пользовалась услугами вывоза мусора на экологически неблагополучные полигоны и свалки.

— Вы пытаетесь заставить заплатить тех, кто за вывоз мусора не платил и продолжает нарушать закон. Но разве это ваша функция, а не правоохранительных органов?

— У нас налажен конструктивный диалог с прокуратурой. Мы понимаем, что есть некоторые коллизии в законодательстве, вместе с тем исполнение закона обязательно для всех участников. В части работы с малым бизнесом мы совместно ищем и находим решения в рамках правового поля. Совместно с прокуратурой было выработано адресное решение для малого бизнеса по оплате услуги не только по нормативам, но и по объему контейнеров. В терминологии предпринимателей — по фактическому мусорообразованию. Мы не просто заключаем договор для получения оплаты. Одной из задач Регоператора является легитимизация всей отрасли обращения с ТКО и продвижение реформы на территории Саратовской области.

— Тогда почему от бизнеса так много жалоб на негибкость Регоператора и на вашу недоговороспособность?

— Договороспособность и гибкость в вывозе ТКО привела к несанкционированным свалкам и горящим мусорным полигонам. Да, имеются факты, когда в отношении одних организаций нормативы завышены, а для других занижены. Мы говорим о том, что нормативы необходимо пересматривать в процессе деятельности и готовы это делать совместно с органами власти, которые их устанавливают. Но мы обязаны работать строго в рамках законодательства, под контролем надзорных органов, и находить компромиссные решения в соответствии с действующим законодательством. Мы не принимаем законы и нормативы, мы их исполняем.

— Тогда понятно, почему от бизнеса так много жалоб…

— Давайте поймем, от какого именно бизнеса и почему. Те, кто хотел обелить потоки ТКО, это сделали. Остались в основном убежденные уклонисты, которые ищут любые способы не заключить договоры. В общем объеме мусорообразования их доля примерно 6%. Они прекрасно информированы о порядке заключения договоров, я регулярно вижу таких предпринимателей на различных переговорных площадках, где они рассказывают о плохом Регоператоре. К сожалению, навряд ли они придут в наш офис заключать договор.

— Почему вы так считаете?

— Эти предприниматели частые участники всех публичных переговорных площадок, где их частное мнение выдается за голос всего предпринимательского сообщества, которое, подчеркну, в массе своей добропорядочное. Могу понять владельцев торговых точек, они не привыкли платить за вывоз ТКО, им жалко денег. К сожалению, они находят поддержку у тех, кто должен работать на обеление этой криминализированной отрасли вместе с нами. В ряде случаев их популистскую позицию поддерживают даже муниципальные власти, саботируя реализацию федеральной реформы. Например, в Балаково открыт дополнительный офис Регоператора, работала выездная группа договорного отдела. Столько персонального внимания не уделяется ни одному району. Результата нет, его не будет и завтра. Вы видели прямое включение из Балаково, одни и те же участники в пятый раз задают одни и те же вопросы. В частности, про контейнерные площадки, которых якобы нет. В присутствии главы муниципального образования города Балаково господина Ирисова, в полномочиях которого вопрос обустройства контейнерных площадок. Он же представляет интересы предпринимательского сообщества как руководитель балаковского отделения ТПП. По моему мнению, господин Ирисов в состоянии ответить своим активистам на все задаваемые вопросы и участвовать в поддержке реформы в своем городе. Вынуждены констатировать, что не можем заявить о такой поддержке. Вызывает недоумение позиция балаковского отделения ТПП, при которой предприниматели активисты не желают слышать конструктивные предложения, избегают заключения договоров и призывают других поступать так же. Другие предприниматели считают это позицией местной власти и естественно не спешат заключать с нами договор. Пока у власти города Балаково не появится четкого вектора на обеспечение соблюдения закона, предприниматели будут продолжать его нарушать.

— Насколько бизнес-сообщество, ТПП, бизнес-омбудсмен помогают в вопросах легализации обращения с ТКО предпринимателями?

— Мы вынуждены констатировать, что Регоператор остался один на один с проблемой работы с уклонистами. Нам оказывают помощь органы исполнительной власти Саратовской области, есть диалог с прокуратурой, которая нацелена на реализацию реформы. В прошлом году у нас был опыт конструктивного диалога на площадке ТПП, когда речь шла о крупном бизнесе. Результат был. И мы отмечали помощь Торгово-промышленной палаты и Алексея Васильевича (президента ТПП Алексея Антонова — прим ред.) лично. По малому бизнесу в нынешнем подходе ТПП преобладает скорее самоустранение и популизм. Вернее, это подход конкретных представителей бизнес-общественников. Видим демонстрацию бурной деятельности бизнес защитников, не направленную на реальную и конструктивную защиту прав предпринимателей. Еще раз скажу — среди тех 15 тысяч предпринимателей, не заключивших договоры с Регоператором, есть те, у которых реальное мусорообразование не соответствует нормативному. Они резонно не согласны и с оплатой услуги в соответствии с нормативом. Решение проблемы таких предпринимателей найдено в конструктивном диалоге прокуратуры, наших регуляторов и Регоператора как источника сведений. Общественные популисты от бизнеса в это время оказывали консультационные услуги предпринимателям, не проработав вопроса в соответствии с действующей нормативной базой.

— Вы хотите сказать, помогали им уйти от заключения договоров?

— Да, совершенно верно. В том числе путем предоставления некорректных сведений. Пишут рекомендации и алгоритм действий, как не заключать договор и не оплачивать услугу. Своими действиями они якобы защищают права предпринимателей. Хотя защита прав нарушением закона — сомнительная практика.

— Что ожидает предпринимателей, которые на этот популизм повелись?

— Договоры в силу норм законодательства уже являются заключенными. Если иные сведения не были поданы, то расчет платы будет идти в строгом соответствии с законом, по нормативам. Мусор образовывался, мусор выбрасывался, мусор вывозился на обработку и захоронение, услуга была оказана. Из Саратова Регоператор вывез 150 тысяч тонн ТКО, порядка 8 тысяч тонн это мусор юрлиц, не заключивших с нами договоры. У нас есть все основания для принудительного взыскания задолженности в полном объеме. Будем взыскивать проценты за пользование чужими средствами, уплату госпошлины, неустойку за просрочку обязательства по оплате услуг.

— А что должны делать те, кто желает воспользоваться новым алгоритмом?

— Хотя бы заявку на заключение договора подать, где обозначить свое желание производить оплату любым выбранным способом. Если нам за период до фактического подписания договора предприниматели предоставят данные, включая акты оказания услуги по вывозу ТКО мусоровывозящими компаниями на легальные полигоны, то мы готовы снять начисления. Но подчеркну, что фактически услуга им предоставлялась незаконно и противоречила законодательству. Есть те потребители, которые не имели договоров и выбрасывали мусор в чужие контейнеры, тем самым переложив финансовую нагрузку на добросовестных потребителей коммунальной услуги. Готовы учесть и такие случаи и не применять принудительного взыскания.

— А когда начнете взыскивать принудительно?

— В апреле. Мы работаем более 7 месяцев, и не взыскивали никаких задолженностей. У нас были в начале нашей деятельности накладки с вывозом и мы снимали начисления с тех, кому не была оказана услуга. Мы широком диалоге на площадке областной Думы уточняли правоприменение нормативной базы, и было бы несправедливо применять принудительное взыскание, пока существовали разночтения нормативки. В марте разрешена последняя существенная коллизия, найдено актуальное решение для малого бизнеса. Созданы исчерпывающие условия для обеления отрасли обращения ТКО и правоотношений с мусорообразователями в нашей области. Наш подход — кто хотел сделать, тот сделал. Кто не захотел — уговаривать исполнить требования закона больше не будем. В этом отношении показателен пример города Балаково, где мы активно уговаривали и разъясняли. Позицию городской власти и бизнес активистов мы увидели. Лучшей формой диалога с участниками дискуссии будет переход в формат юридически значимых действий.