Главный внештатный хирург области рассказал о том, как в регионе внедряются «бесконтактные» операции и можно ли побороть ожирение, отрезав часть желудка

Главный внештатный хирург области рассказал о том, как в регионе внедряются «бесконтактные» операции и можно ли побороть ожирение, отрезав часть желудка
Владислав Мельситов / © ИА «Версия-Саратов»

Казалось бы, что нового может быть в хирургии, если органы и инструменты все те же, что всегда? Главный внештатный хирург министерства здравоохранения Саратовской области, к. м. н., врач-хирург ГУЗ «ОКБ» Владислав Мельситов рассказывает, чем он занимается на своем посту, на каком этапе развития находится современная хирургия и действительно ли можно похудеть, отрезав часть желудка.

— Владислав Александрович, расскажите, как вы пришли в медицину?

— Человеком, который повлиял на мой выбор медицинской профессии, стала бабушка. Она окончила педагогическое училище, была преподавателем русского языка, но в годы войны стала медсестрой в эвакуационном госпитале и так и осталась в медицине. Будучи школьником, я приходил к ней в лабораторный кабинет, бабушка показывала мне, как выглядят форменные элементы крови, лейкоциты, эритроциты, много рассказывала о профессии. К ней с большим уважением относились сотрудники, молодые врачи почитали как наставницу. Вся эта обстановка вдохновила меня, медицинская профессия увиделась благородным делом. В 90-х годах, когда пришло время поступать в институт, на первый план, конечно, вышли новые приоритеты, стало модно быть бизнесменами, но я твердо решил для себя, что буду врачом.

— А почему хирургом?

— Это решение пришло не сразу. Студентом я посещал научные кружки по терапии и дерматовенерологии, изучал клинические проявления ВИЧ-инфекции. Хирургия заинтересовала меня только после того, как посетил первое дежурство. Увидел, как динамично протекает работа дежурной бригады специалистов, и остался. Дальше по нарастающей: клиническая ординатура, аспирантура. Некоторое время преподавал на кафедре хирургии и онкологии факультета повышения квалификации СГМУ. Но, в конце концов, сделал упор на практическую деятельность.

Хирургическая специальность динамично развивается, сейчас видеоассистированные и эндоскопические операции стали рутинными и повседневными. Раньше мы и представить не могли, что такие сложнейшие операции, как, например, панкреатодуоденальная резекция (удаление части поджелудочной железы, части желудка, двенадцатиперстной кишки, желчного пузыря с реконструкцией пищеварительного тракта, — прим. авт.) можно выполнять эндоскопически.

(Эндоскопическая хирургия позволяет проводить операции без больших разрезов и контакта с руками хирурга. Зачастую эндоскопы вводятся в полости через естественные пути, а также путём проколов или операционных доступов, — прим. ред.)

— Разве не проще работать руками, видя перед глазами операционное поле?

— Первое время многие хирурги, которые привыкли работать «вручную», скажем так, со скептицизмом относились к этому направлению. Но когда видишь все преимущества нового подхода, вопросы отпадают сами собой. Во-первых, это небольшой операционный доступ, во-вторых, адекватная визуализация внутренних органов, которая с помощью оптики позволяет четко дифференцировать все структурные элементы. Плюс огромное количество девайсов, которые облегчают работу хирурга: высокоэнергетические системы диссекции тканей, системы лигирования сосудов, механические сшиваюшие аппараты и многое другое. За счет таких тонких подходов снижается травматичность операции и, как следствие, легче  протекает послеоперационный и реабилитационный период. У пациентов, перенесших эндовидеохирургические вмешательства, менее выражен послеоперационный болевой синдром, отмечаются быстрые темпы активизации моторной функции кишечника, снижен риск гнойно-септических осложнений.

— Хирургам тяжело было обучаться новой эндоскопической методике?

— Процесс обучения и формирования грамотного эндоскопческого хирурга не простой. Специалист не только должен знать все этапы операции, алгоритмы действий при различных ситуациях, но и владеть достаточным объемом мануальных навыков. Важная роль в процессе обучения уделяется учителям и помощникам. Вообще в хирургии наиболее опытным и грамотным хирургом считается тот, кто самостоятельно выполняет более 100-150 операций в год, тогда ему проще адаптироваться.

— Чем занимается главный внештатный хирург министерства здравоохранения?

— Основная задача — контроль над качеством оказания хирургической помощи и соблюдением стандартов лечения больных хирургического профиля. Независимо от того, где это происходит: в крупном районном центре или поселке городского типа. С этой целью бригадой специалистов выезжаем в районы Саратовской области и на месте инспектируем состояние хирургической службы, вносим коррективы в работу специалистов, даем рекомендации по внедрению современных методов диагностики и лечения больных, маршрутизации пациентов.

Еще один момент в работе — организационно-методический аспект, то есть разработка нормативно-правовых документов деятельности хирургов. Но приоритетными направлениями своей работы считаю консультативную и хирургическую деятельность. К сожалению, на данный момент в медицине наблюдается дефицит кадров.

— Разве мало студентов-медиков, желающих стать хирургами?

— Одного желания быть хирургом мало, это очень кропотливый труд. Первым делом нужно создать условия, чтобы он мог работать и самореализоваться. Программы, которые предполагают работу в сельской местности («Земской доктор»), хороши не только финансовой поддержкой, но и тем, что молодой специалист будет находиться под началом опытного хирурга. Как правило, в сельской местности работают врачи с колоссальным опытом, это универсальные специалисты. Мы с радостью готовы взять на обучение хирургов из ЦРБ. Но люди разные, порой приедешь в район, а у человека нет блеска в глазах, работа для него — рутина без перспектив. Он жалуется — этого нет, того нет, «больных много, а я один» и бездействует. Другой хирург в таких же условиях наоборот меняет ситуацию в лучшую сторону: ищет, находит, работает с энтузиазмом. Мы стараемся таким людям помочь со своей стороны.

— Какое направление хирургии перспективное на данный момент?

— Благодаря научно-техническому прогрессу хирургическая помощь постоянно совершенствуется. Мне хочется обратить внимание на бариатричесую хирургию, так называемую хирургию ожирения. В наше время, к сожалению, широкое распространение получили продукты быстрого приготовления и фастфуд. Не все люди ведут здоровый образ жизни. Ожирение, в том числе на фоне сахарного диабета 2-го типа, становится существенной проблемой. В итоге один из вариантов комплексного лечения таких пациентов — хирургический этап. Операция выполняется эндоскопически, удаляется часть желудка. Уменьшение его объема приводит к уменьшению количества поступающей пищи, соответственно, быстрее происходит насыщение, активизируются метаболические процессы. Масса тела уменьшается.

— Можно похудеть без спорта и диет?

— Бариатрическая хирургия — не панацея. К этой операции тоже есть свои показания, с пациентом работает мультидисциплинарная бригада: хирурги, эндокринологи, диетологи, реабилитологи. Чтобы добиться хороших результатов, надо в корне менять пищевое поведение, иначе вес опять вернется. Надеюсь, люди начнут более ответственно относиться к своему здоровью и не думать, что теперь все проблемы можно решить с помощью скальпеля.