«Мы были в шоке — в один день всё отделение закрыли»: переболевшая ковидом медсестра рассказала, что на протяжении полугода не может добиться страховой выплаты из-за «неверного диагноза»

«Мы были в шоке — в один день всё отделение закрыли»: переболевшая ковидом медсестра рассказала, что на протяжении полугода не может добиться страховой выплаты из-за «неверного диагноза»
Дезинфекция в Балашовской районной больнице / © instagram.com/balashovskaya_rb/

В Балашове медсестра районной больницы уже полгода не может добиться «коронавирусной» выплаты в размере 68,8 тысячи рублей. Такая сумма выплачивается медработникам, которые временно потеряли трудоспособность в результате заражения COVID-19 на рабочем месте.

По словам женщины, пожелавшей остаться анонимной, проблема с выплатой произошла из-за того, что в её карточке был указан «неверный диагноз». Вместо коронавирусной инфекции там значится код Z22.8 — «Носительство возбудителя другой инфекционной болезни лабораторно подтвержденное». Медсестра считает, что сотрудники поликлиники, заполнявшие данные о её болезни, попросту могли допустить ошибку.

Исправить ситуацию медик пытается через суд. Она заявила требования к районной больнице — произвести замену диагноза и выплатить компенсацию морального вреда в размере 50 тысяч рублей. Однако с декабря 2020 года эти требования не принимаются к рассмотрению.

Так, 11 января 2021 года Балашовский районный суд в очередной раз вернул женщине заявление с приложенными к нему документами. Служители Фемиды мотивировали это тем, что не были соблюдены все необходимые требования для подачи иска в суд.

По словам заявительницы, она не знает, в чём причина возврата иска. Этими вопросами занимается адвокат. Однако женщина подробно рассказала корреспонденту ИА «Версия-Саратов» предысторию.

«Это произошло в начале лета прошлого года, — отметила медсестра. — Было несколько пациентов, от которых мы все заразились. Это всё официально оформлено, информация об этих больных везде была проведена, как положено.

Мы просто в шоке все были — в один день всё отделение закрыли на карантин. Потому что из всех сотрудников, у кого взяли мазки, только у трёх-четырёх человек пришёл отрицательный результат теста. В итоге тяжело переболели процентов десять из заразившихся.

Нас закрыли с 1 июня. Всего 18 человек. И это только в нашем отделении. А вообще тем летом в нашем корпусе, если я не ошибаюсь, 54 человека заболело в общей сложности. Сначала одна партия на карантине сидела, потом — другая.

Я сидела на изоляции. Есть предписание Роспотребнадзора о том, что у меня коронавирусная инфекция. Но, поскольку на моём участке нет участкового врача, получилось, что меня дистанционно «вели» три врача. При этом они даже ни разу мне не звонили, я не знала — кто они. Связь со мной держала только одна медсестра.

Больничный мне закрыли 18 июня. А о том, что у меня стоит неверный диагноз, я узнала только тогда, когда начали оформлять документы всем переболевшим сотрудникам на выплату 68 тысяч. Мне сообщили, что код не подходит. Что меня просто провели как носителя. При том, что у меня были все симптомы — потеря обоняния, кашель, температура… Но в карточке меня провели, как бессимптомную.

В результате, в нашем отделении страховку выплатили всем, кроме меня. При том, что все мы заболели разом — коллективно. Постоянно созванивались, делились тем, как переносим болезнь. Знаю, что в другом отделении были похожие проблемы с диагнозом у двух-трёх человек. Но там всё, кажется, положительно решилось. Например, девочке одной вот после нового года только выплатили. Сначала тоже отказывали-отказывали, но потом сменили диагноз.

А в моём случае принципиально — менять ничего не будем. Возможно, никто не захотел связываться, потому что эти данные уже ушли в федеральную сеть. Наверно, их тоже за это по голове не погладят, что они неверный диагноз поставили.

Когда я пришла разбираться к заведующей поликлиникой, моя медицинская карточка была абсолютно пустая. Последние записи были от 2018–2019 годов, когда я в последний раз была там на больничном. Они буквально за час сделали всё, как им надо — всё приклеили, вписали и говорят: у нас всё было, просто было это — в компьютере. Мол, вы же понимаете, у вас не было своего лечащего врача — вас вели то один, то другой, то третий…

Заведующая утверждает, что мне постоянно звонил некий врач, и я ему якобы сама говорила, что у меня нет никаких симптомов. Думаю, таким образом они просто пытаются прикрыться. Я, после этих слов, запросила детализацию звонков, чтобы подтвердить, что ни один из трёх врачей мне даже не звонил. Передала эту детализацию своему адвокату. Если всё-таки мой иск будет принят к рассмотрению, то эти данные уже будут изучать в суде», — рассказала собеседница.

По сведениям, которые ежедневно публикуются оперативным штабом по борьбе с коронавирусной инфекцией при правительстве Саратовской области, 1 июня 2020 года действительно была зафиксирована вспышка COVID-19 в Балашове. «Сразу 18 случаев выявлено в Балашовской районной больнице — в отделении, закрытом на карантин», говорилось в отчёте штаба от 2 июня.